Значение палеоазиатских этносов для этносоциологии


Если в процессе лаогенеза русских палеоазиатские этносы, а также архаические этносы алтайской языковой семьи не играли никакой роли, то для этносоциологии и культурной антропологии эти этносы представляют огромный интерес. То, что они сохранили архаичные формы соц. уклада, помогает нам составить адекватное и достоверное представление о самом явлении этноса, который в большинстве случаев скрыт под более сложными напластованиями и производными.

Если мы хотим понять и изучить, что такое этнос, мы должны обратиться …
к исследованию именно таких архаических обществ, которые и есть этносы в чистом виде. Они сохранили все признаки койнемы – этноцентрум, архаическую мифологию, психо-ментальный комплекс шаманизма, глубокую связь с окружающим миром, структуры этнического мышления. В них мы можем проследить и основы этноса как статической структуры и формы этнической работы, составляющей сущность этнодинамики.

Кеты, нивхи, коряки сохранили и обряды инициации, и маски, и обрядовые танцы, и древние мифы, позволяющие понять структуру мышления самых базовых и глубинных «этажей» этноса. Культура палеоазиатских этносов представляет собой прозрачное и эксплицитное изложение соц. «подсознания», с которым в более дифференцированных, сложных обществах мы сталкиваемся лишь косвенно, иносказательно, опосредованно.

При всей своей малочисленности и периферийности российские палеоазиаты составляют бесценное сокровище всего общества, так как несут в себе связи не просто с прошлым, давно прошедшим, но с тем, что существует во всех производных этноса и по сей день. Знакомясь с культурой палеоазиатов, мы открываем базовые уровни самих себя, от которых у нас не осталось следов даже в самых древнейших формах сказок и фольклорных мифологических мотивов.

Вместе с тем, необходимо учитывать особенную хрупкость таких культур, которые без подготовки, принудительно, оказываются в среде намного более дифференцированных обществ, к которым у них нет ни малейшего иммунитета. В такой ситуации они становятся крайне уязвимыми для самых разнообразных процессов: прикосновение к современной технологической культуре, русскоязычию, социальным и правовым нормам, политическим институтам может оказаться губительным для этих койнем, столько тысячелетий упорно работающих над сохранением своей уникальной идентичности.



В этом смысле палеоазиатские этносы России должны быть объявлены высшей ценностью и поставлены в особые, чрезвычайные условия существования, которые способствовали бы их сохранению и свободному развитию – не по тому пути, который нам представляется единственным возможным, но по тому, который они сами себе выберут.