Жрец и его функции


В центре религии в чистом виде изначально стоит пророк. Эта фигура, которая воплощает в себе дистанцию между «тем» и «этим». В отличие от шамана, который есть воплощение сакральности всего и главная фигура, поддерживающая эту сакральность, пророк прочерч. и хранит границы, свидетельствует о несовпадении мира и Бога, человеческого и Божественного. Именно пророк как выражение героя в религии несет на себе двоякую миссию – указать на наличие дистанции и найти путь, как ее преодолеть.


Дуальность пророка и шамана воплощают в себе принципиальное различие между религией и религиозностью и, соответственно, между народом и этносом.Так как в народе присутствуют одновременно и народное и этническое измерения, то сфера религии и религиозности часто смешиваются между собой. Так возникает особая синтетическая фигура – фигура жреца. Религия переходит в ведение жрецов, которые призваны поддерживать дистанцию между «трансцендентным» и «имманентным», выступать как блюстители именно религии и ее теологических установок. Но это не всегда выполняется. Сплошь и рядом жреческие функции принимают характер шаманизма. Акцент начинает падать не на дистанцию и способы ее преодоления, но на всеобщую сакральность мира, на поддержание «нуминозности». Так происходит постепенная и незаметная трансформация религии в религиозность, жречество функционально сдвигается к роли шаманства. Поэтому, сталкиваясь с явлением жречества в разных обществах, этносоциолог должен очень внимательно анализировать каждый конкретный случай, поскольку сам институт жречества может быть выражением пророческой цепи, а может быть завуалированным шаманизмом. В большинстве случаев он представляет и то и другое одновременно, и различия типов следует искать в более конкретных ситуациях и контекстах.