Устранение морфолого-стилистических ошибок при употреблении имен числительных

Употребление в речи имен числительных вызывает немалые трудности. Встречаются ошибки в их склонении:Этим лицам разрешено совместительство, лишь бы общая сумма не превышала триста рублей (надо: трехсот).Самодеятельных духовых оркестров в нашей республике более полуторасот (следует: полутораста). Начетырехсот шестидесяти избирательных участках все подготовлено ко встрече с избирателями (правильно: на четырехстах шестидесяти); смешение основ мужского и женского рода числительного «оба-обе»: Палки о двух концах, его били обеими (вместо: обоими, имеется в виду концами). При выводе уравнения мы приняли, что в обоих системах отсчета размер световых часов одинаков (следует: в обеих).

Иногда по ошибке собирательные числительные соединяются с существительными женского рода: Четверыммолодым работницам присвоен очередной профессиональный разряд (четырем работницам).

Не единичны ошибки в падежной форме существительного в словосочетаниях, обозначающих даты, …
в которых числительное всегда должно управлять родительным падежом второго слова: Администрация обещает ликвидировать задолженность по зарплате к 15 декабрю (вместо: декабря); К первому маю будут произведены единовременные выплаты ветеранам (вместо: мая); письмо датировано двадцать третьим декабрем 1943 годом(следовало 23 декабря 1943 года).

В систему числительных вовлекаются счетные существительные, однако употребление их в речи не всегда стилистически мотивировано, так как нередко они вносят нежелательную просторечную окраску в текст: В настоящее время в пролете нагревательных устройств работает пара клещевых кранов (два… крана). Грамоту вручили Анне Федоровне Голубевой, которой скоро исполнится восемь десятков (которая скоро отметит свой 80-летний юбилей).

При литературном редактировании рукописи редактор должен внимательно проверять правильность цифровых обозначений и в нужных случаях обосновывать предпочтение им словесного наименования числа, контролировать употребление автором десятичных и простых дробей, не допуская при этом разнобоя.

При обозначении смешанных чисел (целого числа и дроби) существительным управляет не целое число, а дробь. Это правило нарушено в таких, например, предложениях: Число безработных в ФРГ достигло 2131828 человек, а это означает, что уровень безработицы возрос за месяц с 8,4 до 8,6 процентов (следует:процента); Руководитель Департамента продовольственных ресурсов Москвы… пояснил, что было ввезено лишь 19,2 тысяч тонн сухого молока (следует: тысячи).

Нередки ошибки в выборе падежной формы числительного в словосочетании с одушевленным существительным, которые требуют стилистической правки:

1. На вертолетах в госпиталь доставили двадцать двух раненых. 1. …доставили двадцать два раненых.
2. Комбат не мог рассказывать об этом спокойно: скольких товарищей он потерял в бою! 2. …сколько товарищей он потерял в бою!
3. За весь день мы поймали лишь два рака и три линя. 3. …поймали двух раков и трех линей.

Категория одушевленности проявляется только при употреблении числительных два, три, четыре при указании на живые существа.

Приведем еще примеры стилистической правки речевых ошибок, вызванных неверным образованием собирательных числительных (от двузначных и трехзначных чисел), а также нарушением норм согласования в количественно-именном сочетании:

1. Трудились без отдыха 23 суток. 1. Трудились без отдыха в течение 23 суток (23 дня).
2. Для уроков труда нужно купить 34 ножниц. 2. Для уроков труда нужно купить 34 штуки ножниц.
3. В пакете 24 рукавиц. 3. В пакете 24 пары (две дюжины) рукавиц.
4. Длинной вереницей вытянулись медленно ехавшие 22 саней. 4. Медленно двигалась длинная вереница из 22 саней.
5. 274 суток провели папанинцы на дрейфующей льдине. 5. 9 месяцев провели папанинцы на дрейфующей льдине.
6. Гараж построили в полутораста метров от дома. 6. …в полутораста метрах от дома.
7. Пришлось ждать до полутораста часа. 7. …до полутора часов.

Поскольку в письменной речи числительные часто передаются цифрами, следует особенно внимательно «озвучивать» тексты такого рода. Об этом надо помнить дикторам радио и телевидения, а также редакторам, готовящим материалы с числительными для передачи в эфире.

36.Стилистическое использование различных типов простого предложения

Изучение стилистического использования различных типов предложений выдвигает на первый план функционально-стилевой аспект. Для стилистической оценки того или иного типа предложения важно определить его употребительность в разных стилях речи. Функциональные стили характеризуются избирательностью употребления простых и сложных, односоставных и двусоставных предложений. Например, для научного стиля показательно преобладание двусоставных личных предложений (их частотность — 88,3% от числа всех простых предложений), среди односоставных преобладают обобщенно- и неопределенно-личные (5,7%), безличные употребляются реже (4,8%) и как исключение встречаются инфинитивные и номинативные, вместе они составляют 1%. В такой избирательности употребления различных предложений отражается специфика научного стиля: его точность, подчеркнутая логичность, отвлеченно-обобщенный характер.

При стилистическом анализе разных типов предложений важно также показать их экспрессивные возможности, от которых зависит обращение к то или иной конструкции в определенной речевой ситуации. Русский синтаксис предоставляет множество вариантов для выражения одной и той же мысли. Например, при соответствующей интонации стилистический прием тавтологического сочетания придает высказываниюУчитель должен учить известную выразительность. Однако ее можно усилить, избрав более эмоциональные синтаксические конструкции:

1. Обязанность учителя — учить…

2. Учитель должен быть у-чи-те-лем.

3. Учителю надо учить.

4. Ты учитель — и будь учителем.

5. Ты учитель — ты и учи!

6. Что же учителю и делать, как не учить!

7. Кому и учить, как не учителю?!

Все они выражают субъективно-модальные значения, т.е. все те значения, в которых заключено отношение говорящего к тому, о чем он сообщает. Степень их интенсивности от первого предложения к последующим нарастает, что влияет на их использование в речи. Примеры 1 — 3 могут быть использованы в книжных стилях (1-е тяготеет к официально-деловому), во 2-м и 3-м-книжная окраска последовательно убывает. В 4 — 7-м предложениях выделяется яркая экспрессия, придающая им подчеркнуто разговорный и просторечный характер. Так субъективно-модальные значения дополняют функционально-стилевой аспект в стилистической оценке типов предложений. Исходя из этого перейдем к анализу конкретных синтаксических единиц.

Для русского языка характерна синонимия односоставных и двусоставных предложений. Покажем это на экспериментальных примерах двусоставных предложениях, соотносительных с односоставными.

(Ес.) 7. Вот эта синяя тетрадь с моими детскими стихами (Ахм.). 7. Вот передо мной лежит эта синяя тетрадь с моими детскими стихами.

Односоставные предложения Двусоставные предложения
1. Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог, сядем в копны свежие 1. Я знаю, ты выйдешь…
2. Что новенького в газетах пишут? (Шол.) 2. Что новенького пишут газеты?
3. Жила я радостно, по-детски — проснешься утром и запоешь (Ч.). 3. …Я, бывало, просыпалась утром и пела…
4. Мне вздумалось сорвать этот репей (Л. Т.) 4. Я вздумал сорвать этот репей.
5. Все мне видится Павловск холмистый (Ахм.) 5. Все я вижу Павловск холмистый.
6. Мне не жить без России (Пр.). 6. Я не смогу жить без России.
   
8. Не спится, няня… (П.). 8. Я не могу уснуть.

Нередко синонимизируются и разные типы односоставных предложений, например определенно-личные — безличные: Дыши последней свободой (Ахм.). — Надо дышать последней свободой; Не мучь меня больше (Ахм.). — Не надо мучить меня больше; неопределенно-личные — безличные: Близким говорят правду. — Близким принято говорить правду; обобщенно-личные — безличные: Говори, да не заговаривайся (посл). — Говорить можно, да не надо заговариваться; Озвереешь в такой жизни (М. Г.). — Можно озвереть в такой жизни; …Нарочно лезет под колеса, а ты за него отвечай (Дост.). — …А тебе за него приходиться отвечать; номинативные — безличные: Тишина. — Тихо; Озноб, лихорадка. — Знобит, лихорадит; инфинитивные — безличные: Не нагнать тебе бешеной тройки (Н.). — Невозможно нагнать тебе бешеную тройку. Богатство вариантов создает широкие возможности для стилистического отбора синтаксических конструкций. Причем синтаксические синонимы (как это легко было заметить по нашим примерам) далеко не равноценны в стилистическом отношении. Рассмотрим односоставные предложения.

Определенно-личные предложения в сравнении с двусоставными придают речи лаконизм, динамичность; не случайно этот тип односоставных предложений ценят поэты: Люблю тебя, Петра творенье! (П.); Как он[Байрон], ищу спокойствия напрасно, гоним повсюду мыслию одной. Гляжу назад — прошедшее ужасно, гляжу вперед — там нет души родной! (Л.); Всюду родимую Русь узнаю (Н.); Стою один среди долины голой (Ес.).

Определенно-личные предложения придают экспрессию газетными заголовкам: «Не верь глазам своим» (о рекламе); «Здравствуй, добрый человек» (о старожилах); «Ожидаем большой эффект» (о развитии деловых контактов).

Определенно-личные предложения со сказуемым, выраженным формой 1-го лица множественного числа, используются и в научном стиле: Проведем прямую и обозначим на ней точку; Опишем дугу; Обозначим точки пересечения прямых; вычислим среднюю квадратичную ошибку. В таких предложениях внимание сосредоточено на действии безотносительно к его производителю, это сближает их с неопределенно-личными предложениями. Личная форма сказуемого активизирует читательское восприятие: автор как бы вовлекает читателя в решение поставленной проблемы, приобщает его к рассуждениям при доказательстве теоремы; ср. безличные конструкции: если провести прямую

Лингвисты неоднократно отмечали преимущество определенно-личных односоставных предложений перед синонимичными двусоставными: указание лица в последних придает речи лишь более спокойный тон, делает ее «более вялой, разжиженной», по выражению А.М. Пешковского. Однако в подобных случаях все же употребляются не односоставные предложения этого типа, а двусоставные с подлежащим, выраженным местоимением. Обращение к ним диктуется стилистическими соображениями. Во-первых, мы используем двусоставные предложения, если необходимо подчеркнуть значение 1-го или 2-го лица как носителя действия:Ты живешь в огромном доме; я ж средь горя и хлопот провожу дни на соломе (П.); И этот говорите вы!; Мы послушаем, а вы постарайтесь нас убедить. В подобных случаях местоимения-подлежащие выделяются в устной речи ударением. Во-вторых, двусоставные предложения используются при выражении побуждения с оттенком увещевания: Вы не торопитесь, я подожду; Да вы не тревожьтесь! При этом стилистическое значение имеет порядок слов: в таких конструкциях подлежащее-местоимение предшествует сказуемому. При иной их последовательности и соответствующей интонации двусоставные (побудительные предложения с подлежащим-местоимением 2-го лица (чаще единственного числа) выражают пренебрежение, звучат резко, грубо: Да замолчи ты!; Отстань ты от меня!; Подождите вы!

Неопределенно-личные предложения не имеют особых экспрессивных качеств, которые бы выделили их на фоне других односоставных предложений. Основная сфера употребления неопределенно-личных конструкций — разговорная речь: Стучат!; Продают клубнику; Говорят, говорят… — Ну и пусть говорят!, откуда они легко переходят в художественную речь, придавая ей живые интонации: …А в комнате метут и убирают… (Гр.);Идет. Ему коня подводят (П.); Вот тащат за ноги людей и кличут громко лекарей (Л.). Подобные односоставные предложения нейтральны в стилистическом отношении и могут быть использованы в любом стиле. Вот, например, предложения из научно-популярной книги: Молоко называют «легкой пищей»; Особенно много вырабатывают у нас кисломолочных напитков, из монографии: Железо получают восстановлением его из окислов, которые входят в состав железных руд; В качестве восстановителя используют окись углерода; из газеты: Рейн уже не раз отравляли промышленными отходами. Но подобного удара реке еще не наносили. Эти примеры убедительно свидетельствуют о том, что для неопределенно-личных предложений нет функционально-стилевых ограничений.

Неопределенно-личные предложения интересны в стилистическом плане тем, что в них подчеркивается действие: Подсудимых куда-то выводили и только что ввели назад (Л. Т.); Сейчас за вами придут (Сим.);Блинами, понятно, не встретятВздернут еще… Жгут и вешают народ (Буб.). Употребление таких предложений позволяет акцентировать внимание на глаголе-сказуемом, в то время как субъект действия отодвигается на задний план, независимо от того, известен он говорящим или нет. Особенно выразительны в семантико-стилистическом отношении такие неопределенно-личные предложения, в которых носитель действия представлен как лицо неопределенное: — А завтра меня в кино приглашают. — Кто же это? — спросила мать. — Да Виктор, — ответила Луша (Лид.).

Подчеркнутая глагольность неопределенно-личных предложений придает им динамизм, создает благоприятные условия для использования в публицистическом стиле: Сообщают из Киева…; Из Дамаска передают… Особенно эффективно употребление неопределенно-личных предложений в качестве заголовков газетных материалов: «Наживаются на беспошлинном ввозе сигарет»; «Пятятся назад» (о международной политике);«Неугодных убирают»; «Где отмывают деньги».

В научном стиле использование неопределенно-личных предложений диктуется стремлением автора обратить внимание на характер действия, например при описании опытов: Смесь взбалтывают и подогревают. Затем в сосуд добавляют… Полученную массу охлаждают.

В официально-деловом стиле неопределенно-личные предложения используются наряду с безличными: У нас не курят. — Курить воспрещается; а также с инфинитивными: Не курить!; Просят соблюдать тишину. — Не шуметь! При сопоставлении таких конструкций очевидно, что неопределенно-личные предложения представляют более вежливую форму запрета, поэтому в известных условиях они оказываются предпочтительнее по этическим соображениями.

В отдельных жанрах официально-деловой речи прочно закрепились неопределенно-личные предложения, выражающие побуждение в смягченной, подчеркнуто вежливой форме, например в объявлениях (особенно при трансляции их по радио): Товарища Петрова просят подойти к справочному бюро; Пассажиров приглашают на посадку.

Обобщенно-личные предложения выделяются из всех односоставных личных своей экспрессией: Сердцу не прикажешь; Голой овцы не стригут; Что имеем, не храним, потерявши — плачем. Наиболее характерная форма сказуемого для этих предложений — форма 2-го лица единственного числа, получающая обобщенное значение, — является и самой экспрессивной: За чем пойдешь, то и найдешь; Поспешишь — людей насмешишь; Перед смертью не надышишься. Афористичность и яркость таких высказываний ставит их в ряд высокохудожественных произведений-миниатюр русского фольклора.

Глагол-сказуемое 1-го и 3-го лица в обобщенно-личных предложениях указывает на действие, которое может относиться к любому лицу: В чужом глазу — сучок видим, а в своем и бревна не замечаем; За одного битого двух небитых дают.

Народно-поэтический оттенок обретают строки из художественных произведений, в которых писатели прибегают к обобщенно-личным предложениям: Глядишь и не знаешь, идет или не идет его величавая ширина(Г.); В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа… (Л.) Экспрессивность подобных конструкций отчасти достигается переносным употреблением форм лица: 2-лицо глагола указывает на самого говорящего. В иных случаях действенность речи усиливается использованием формы давнопрошедшего времени: Эх, бывало, заломишь шапку, да заложишь в оглобли коня… (Ес.)

Яркая экспрессивность таких конструкций ограничивает их функционирование. Кроме разговорной и художественной речи, для них открыт публицистический стиль. В критических статьях, публицистике обобщенно-личные предложения придают суждениями большую объективность: На каких весах взвесишь, измеришь, например, это маленькое стихотворение…; Писать, о чем думаешь (из газ.).

Наименее экспрессивны среди обобщенно-личных предложений конструкции со сказуемым в форме 3-го лица множественного числа: Льет дождь. На даче спят два сына, как только в раннем детстве спят (Паст.). По структуре и семантике такие предложения близки к неопределенно-личным, но, в отличие от них указывают на действие, которое может принадлежать всякому (все спят, каждый в детстве так спит). Эта структурная схема односоставных предложений находит применение и в научном стиле.

Безличные предложения отличаются особым разнообразием конструкций и их стилистическим применением в речи. Среди них есть такие, которые типичны для разговорной речи: Хочется есть; Больно!; Не спится; Морозит; Ни души; Нет денег; Пора домой; Стыдно сказать, и такие, которые выделяются канцелярской окраской: Воспрещается без согласия усыновителей… выдавать выписки из книг регистрации актов гражданского состояния; О сохранении правоотношений с одним из родителей… должно быть указано в решении об усыновлении. Есть лирические по эмоциональной окраске, излюбленные поэтами конструкции: И скучно и грустно, и некому руку подать (Л.); Все помнится, и кажется, и мнится, что осень прошлых лет была не так грустна (Бл.); Легко проснуться и прозреть, словесный сор из сердца вытрясть и жить, не засоряясь впредь (Паст.); Быть твоею сестрою отрадной мне завещано давней судьбой (Ахм.), и есть предложения, используемые в публицистической речи, предназначенные для обычной информации: Строителям предстоит возвести санно-бобслейный комплекс; Ответ надо искать всем заинтересованным организациям. Правда, журналисты черпают из состава безличных конструкций и эмоциональные, которые необходимы для усиления действенности речи: Стоя приветствовали болельщики чемпиона, и не было конца восторгам; Нужно было бы искать ему [спортсмену] замену, а достойных кандидатов в сборной нет; На равных бороться ему не по силам; Побеждать всегда приятно, но не разумнее ли отвлечься на время от дня сегодняшнего и заглянуть чуть дальше?

Отдельные группы безличных предложений постоянно используются в научном стиле: Известно, что…; Приходится признать, что…; Начинать опыт следует с вливания наименее концентрированного раствора и переходить к более концентрированным; За один опыт рекомендуется применять не более 7-10 раздражений кислотой. Отличающий этот функциональный стиль безличный принцип изложения обусловливает сравнительно частое использование безличных предложений со сказуемыми, выражающими различные оттенки долженствования, необходимости: При установлении исходного функционального состояния организма следует обратить внимание на объективные физиологические данные; С подобной неоднозначностью приходится сталкиваться при всех прямых методах решения структур. Возможно использование здесь и безлично-предикативных слов в роли сказуемых: Можно заметить следующую закономерность…; Для характеристики пегмалитового поля одного образца недостаточно.

При стилистической оценке безличных предложений важно учитывать, с одной стороны, возможность замены их другими конструкциями, что создает конкуренцию этих синонимов, и, с другой стороны, полное отсутствие такой возможности, что снимает проблему стилистического выбора.

Поясним эту мысль. Нельзя предложить какие-либо замены для безличных предложений такого типа: И стало страшно вдруг Татьяне (П.); Ах, в самом деле рассвело (Гр.); Ему стало приятно от этой мысли (М. Г.); На небе ни облака (Ч.); Ногу ломит; Везет же людям!; Писем нет. Иные же безличные предложения легко трансформировать в двусоставные или односоставные неопределенно- или определенно-личные; ср.: Сегодня тает. — Снег тает; Следы засыпало снегом. — Следы засыпал снег; Метет. — Метет пурга; Хочется есть. — Я хочу есть; Где тебя носило? — Где ты был?; Следует уступать места старшим. — Уступайте места старшим; Полагается принимать лекарство. — Принимайте лекарство; Про батарею Тушина было забыто. — Про батарею Тушина забыли; Решено начать атаку на рассвете. — Атаку решили начать на рассвете; Меня там не было. — Я там не был.

При возможности двоякого выражения мысли следует учитывать, что «личные конструкции содержат элемент активности, проявления воли действующего лица, уверенности в совершении действия, тогда как безличным оборотам присущ оттенок пассивности, инертности» . Кроме того, в отдельных типах безличных предложений заметна функционально-стилевая окраска, хотя порой и слабая. Так, подчеркнуто разговорные предложения:Где тебя носило?; Везет же людям!; В доме ни души. Книжную окраску имеют такие: Следует уступать…; Полагается принимать…; Решено начать

Инфинитивные предложения предоставляют значительные возможности для эмоционального и афористического выражения мысли: Чему быть, того не миновать (посл.); Кого любить, кому же верить? (Л.);Так держать!; От судьбы не уйти; Быть бычку на веревочке! Поэтому они используются в пословицах, в художественной речи, эта конструкция приемлема даже для лозунгов: Работать без брака! Однако основная сфера их функционирования — разговорный стиль: Сказать бы об этом сразу!; А не вернуться ли нам?; Берега не видать. Последняя конструкция (распространенная дополнением со значением объекта) имеет просторечную окраску.

Художники слова обращаются к инфинитивным предложениям как к средству создания непринужденно-разговорной окраски речи: Ну, куда тебе возиться с женой да нянчиться с ребятишками? (П.)

Экспрессивная окраска препятствует использованию инфинитивных конструкций в книжных стилях. В художественной и публицистической речи эти предложения вводятся в диалоги и монологи, насыщенные эмоциями: Подать свежих шпицрутенов! (Л. Т.); Унять старую ведьму! — сказал Пугачев (П.). Эти конструкции ценят поэты: Февраль. Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд… (Паст.); Светить всегда, светить везде, до дней последних донца, светить — и никаких гвоздей! (Маяк.) При соответствующем интонационном оформлении инфинитивные предложения несут огромный экспрессивный заряд и выделяются особой напряженностью.

Номинативные предложения по сути своей как бы созданы для описания: в них заложены большие изобразительные способности. Называя предметы, расцвечивая их определениями, литераторы рисуют картины природы, обстановку, описывают состояние героя, дают оценку окружающему миру: Смятенье, обморок, поспешность, гнев, испуга! (Гр.); Золото холодное луны, запах олеандра и левкоя… (Ес.); Черный ветер, белый снег (Бл.); Вот оно, глупое счастье с белыми окнами в сад (Ес.). Однако подобные описания не отражают динамики событий, так как номинативные предложения указывают на статическое бытие предмета, даже если номинативы — отглагольные существительные и помощью них рисуется живая картина: Бой барабанный, клики, скрежет, гром пушек, топот, ржанье, стон… (П.) Здесь, как на фотографии, запечатлено одно мгновение, один кадр, так как линейное описание событий номинативными предложениями невозможно: они фиксируют только настоящее время. В контексте оно может получать значение настоящего исторического, но грамматическое выражение форм прошедшего или будущего времени переводит предложение в двусоставное, ср.: Бой. — Был бой. — Будет бой.

Использование в речи номинативных предложений разнообразно. Они выполняют и чисто «техническую» функцию, обозначая место и время действия в пьесах, называя декорацию постановки: Декорация первого акта. Восемь часов вечера. Звонок (Ч.). Но и в драматургии художественное значение номинативных предложений может увеличиваться, если ремарки указывают на поведение героев, их душевное состояние:Пауза. Смех. Ропот и шиканье (Ч.). В новом жанре драматургии — киносценариях — номинативные предложения стали сильным средством художественных описаний: Открытое пространство большого аэропорта, залитого солнцем. Грандиозная перспектива самолетов, выстроенных к параду. Оживленные группы военных летчиков. Чкалов неторопливым шагом идет вдоль линии самолетов.

Номинативные предложения могут звучать и с большим напряжением, выполняя экспрессивную функцию при соответствующем интонационном оформлении. Это относится прежде всего к оценочно-бытийным и желательно-бытийным предложениям, которые выделяются в составе номинативных: Какая ночь! Я не могу… (Ес.); Только бы силы!; Если бы не уверенность!

Наглядно изобразительная функция номинативных предложений была продемонстрирована писателями еще в прошлом веке. Вспомним знаменитые строки А. Фета, поразившие современников: Шепот, робкое дыханье, трели соловья, серебро и колыханье сонного ручья… — все стихотворение состоит из одних номинативов, что возводит в принцип их стилистическое применение. Можно назвать поэтов и нового времени, которые питали особую склонность к номинативным предложениям. Так, многие стихи А. Ахматовой открывают номинативы:Пустых небес прозрачное стекло; Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанья столицы во мгле; Чугунная ограда, сосновая кровать. Как сладко, что не надо мне больше ревновать; Вот и берег северного моря, вот граница наших бед и слав… У Б. Пастернака целые строфы состоят из подобных конструкций:

Осень, сказочный чертог,

Весь открытый для обзора.

Просеки лесных дорог,

Заглядевшихся в озера.

Как на выставке картин:

Залы, залы, залы, залы

Вязов, ясеней, осин

В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой,

Как венец на новобрачной.

Лик березы под фатой

Подвенечной и прозрачной.

Для многих поэтов стилистическое использование номинативных предложений стало важным художественным приемом.

Интересно сравнить разные редакции произведений, свидетельствующие о том, что в процессе авторедактирования поэт порой отказывается от двусоставных предложений, отдавая предпочтение номинативным, например у А.Т. Твардовского:

Черновой вариант

Кому жизнь, кому смерть, кому слава.

На рассвете началась переправа.

Берег тот был, как печка, крутой,

И, угрюмый, зубчатый,

Лес чернел высоко над водой,

Лес чужой, непочатый.

А под нами лежал берег правый, —

Снег укатанный, втоптанный в грязь,

Вровень с кромкою льда.

Переправа

В шесть часов началась.

Окончательная редакция

Переправа, переправа…

Берег левый, берег правый,

Снег шершавый, кромка льда…

Кому память, кому слава,

Кому темна вода, —

Ни приметы, ни следа…

Как видим, номинативные предложения создают динамизм, выхватывая из развернувшейся панорамы главные штрихи, детали обстановки, способные отразить трагизм событий. Более распространенное описание, построенное из двусоставных предложений, при сопоставлении проигрывает, оно кажется растянутым, обремененным несущественными подробностями. Таким образом, в подобных случаях номинативные предложения явно предпочтительнее.

В наши дни номинативные предложения привлекают внимание и журналистов, которые видят них средство лаконичных и образных описаний обобщающего характера:

Тайга, рассеченная бетонными трассами. Мох и лишайник, содранные гусеницами. Гнилые черные лужи с пленкой нежнейшего спектра. Сырые цветы кипрея на гарях. Легчайшие, как аэростаты, серебряные цистерны. Раскрытый дерн под ногой и короткий изгиб трубы с дрожащим манометром, будто глянуло око земли.

Такие протяженные описания, насыщенные номинативами, характерны в первую очередь для очерков, но этим не ограничиваются стилистические рамки использования этой конструкции. К ней обращаются авторы научно-популярных книг.

Стилистические возможности русского синтаксиса расширяются и благодаря тому, что с полными предложениями, рассмотренными нами, могут успешно конкурировать предложения неполные, имеющие четкую функционально-стилевую закрепленность и яркую экспрессивную окраску. Их стилистическое использование в речи определяют экстралингвистические факторы и грамматическая природа.

Неполные предложения, образующие диалогические единства, создаются непосредственно в процессе живого общения: — Когда ты придешь? — Завтра. — Одна или с Виктором? — Конечно, с Виктором. Из разговорной речи они проникают в художественную и публицистическую как характерная особенность диалога: — Какие новости? — спросил офицер. — Хорошие! (Л. Т.); — Прекрасный вечер, — начал он, — так тепло! Вы давно гуляете? — Нет, недавно (Т.). Журналисты используют неполные предложения чаще всего в интервью: — Но, как и в любой другой стране, у вас, очевидно, тоже есть проблемы. В чем они? — Наиболее актуальная из них — переломный период в нашей экономике. Однако обращение к контекстуально неполным предложениям, представляющим собой реплики и ответы в момент беседы, в публицистическом стиле весьма ограничено, а в других книжных стилях практически невозможно. Здесь даже при диалогизации стиля используются полные предложения, характерные для синтаксиса письменной речи.

Неполные предложения, представляющие собой части сложносочиненных и сложноподчиненных предложений, употребляются в книжных стилях, и прежде всего в научном: Считалось, что геометрия изучает величины сложные (непрерывные), а арифметика — дискретные числа. Обращение к ним диктуется стремлением избежать повторения однотипных структур.

Иными мотивами обусловлено предпочтение эллиптических предложений — они выступают как сильное средство эмоциональности речи. Основная сфера их применения — разговорная речь, однако они неизменно привлекают и художников слова. Эллиптические конструкции придают описаниям особый динамизм:Григорий Александрович взвизгнул не хуже любого чеченца, ружье из чехла — и туда; я за ним… А бывало, мы его вздумаем дразнить, так глаза кровью и нальются, и сейчас за кинжал (Л.); Я к ней, а он в меня раз из пистолета (Остр.); Аксинья — в лавку! (М. Г.); К барьеру! (Ч.); Назад, домой, на родину… (А. Т.) Соотносительные с такими эллиптическими предложениями полные, имеющие сказуемые со значением движения, побуждения, желания, бытия, восприятия, речи и др., значительно уступают им в экспрессии.

Для поэтов синонимия эллиптических конструкций и полных предложений открывает возможности выбора варианта, удобного для версификации:

Зима прошла. Я болен.

Я вновь в углу, средь книг.

Он, кажется, доволен,

Досужий мой двойник.

Да мне-то нет досуга

Болтать про всякий вздор.

Мы поняли друг друга?

Ну, двери на запор.

(А.А. Блок)

Употребление сказуемого в выделенных предложениях удлинило бы сроку, что в стихотворной речи недопустимо.

Предложения с пропуском слов, не представляющих ценности в информативном отношении, получили большое распространение и в газетном языке: «К вашему столу»; «Только для женщин»; «Магазин — на диване»; «Технические средства обучения — в классы»; «Вычислительную технику — в аудитории»; «Вся власть — правительству» — вот типичные заглавия газетных статей. В таких неполных предложениях обозначены лишь целевые слова данного высказывания, все остальное восполняется текстом, речевой ситуацией. Разнообразные эллипсы, используемые в заглавиях, в наше время стали синтаксической нормой в их структуре. Они формулируют мысль в предельно сжатой форме, обладают функционально-стилевой и экспрессивной окраской, что останавливает внимание читателя. Однако увлечение подобными неполными предложениями таит в себе и опасность: в них может возникнуть неясность, эстетическая неполноценность.

37.Стилистическая оценка главных членов предложения

6.4.1.