Связь флуктуаций политической стратификации с колебани


Читайте также:
  1. A. уровень, узел, связь
  2. I. ВСТРЕЧИ ЛЮДЕЙ И ВНУТРЕННЯЯ СВЯЗЬ
  3. I. Изменения верхней части политической стратификации
  4. I. Изменения верхней части политической стратификации
  5. I. Понятие, функции и типы политической идеологии.
  6. IV. Связь производной по направлению с градиентом
  7. PR и реклама: взаимосвязь и различие
  8. А) Реформа политической системы.
  9. А) Частоты складываемых колебаний одинаковы.
  10. Автогенератор гармонических колебаний с внутренней ОС.
  11. Акустические колебания
  12. Алгоритм 3.12. Альтернативный способ управления взаимосвязью задач

размеров и однородности политической организации[205] ***


Не делая попытки объяснить здесь проблему факторов, опг>е ющих колебания страшфикации во всей ее комплексности, среди мн*СЛ,и выделим два, оказывающих наиболее заметное влияние на полит °Г**Х кую стратификацию. Это: а)размер политической организации; 6)6WoH4ec* ческая (раса, пол, здоровье, возраст), психологическая (интеллект] ная, волевая и эмоциональная) и социальная (экономическая, культуг^1^ моральная и т. д.) однородность или разнородность ее населения.

1. При общих равных условиях, когда увеличиваются разм политической организации, то есть когда увеличивается число^ членов, политическая стратификация также возрастает. Когда ^ размеры уменьшаются, то уменьшается соответственно и сщп6 тификация. ра~

2. Когда возрастает разнородность членов организации, стратифика ция также увеличивается, и наоборот.

3. Когда оба эти фактора работают в одном направлении, то и стра­тификация изменяется еще больше, и наоборот.

4. Когда один или оба этих фактора возрастают внезапно, как в случае военного завоевания или другого обязательного увеличения поли­тической организации или (хоть и редко) в случае добровольного объедине­ния нескольких прежде независимых политических организаций, то поли­тическая стратификация поразительно усиливается.

5. При возрастании роли одного из факторов и уменьшении роли другого они сдерживают влияние друг друга на флуктуацию политической стратификации.

Таковы основные утверждения, касающиеся факторов колебаний политической стратификации. Попытаюсь кратко обосновать, почему эти факторы приводят к изменению стратификации.

Увеличение размера политической организации увеличивает стра­тификацию, прежде всего, потому, что более многочисленное население диктует необходимость создания более развитого и крупного аппарата Увеличение руководящего персонала приводит к его иерархизации и стратификации, иначе, десять тысяч равноправных официальных лиц, скажем, безо всякой субординации дезинтегрировали бы любое общество и сделали бы невозможным функционирование политической организации. Увеличение и стратификация государственного аппарата способствуют отделению руководящего персонала от населения, возможности его эксплуатации, плохому обращению, злоупотре­блениям и т. д. — это было, есть и будет фактором колебании стратификации. Во-вторых, увеличение размера политической оР" ганизации приводит к увеличению политической стратификаШ^ так как большее количество членов различается между своим внутренним способностям и приобретенным талантам. ^ различия, как мы увидим, также приводят к усилению политичес стратификации. 0



По той же самой причине возрастание неоднородности

приводит к усилению политического неравенства. Физически невозМ°йль- быть одинаковыми мужчине и ребенку, гению и идиоту, слабому и с чСс ному, честному и бесчестному и т. д. Когда в одном и том же полит

ганизме есть раб и английский пэр, туземец из Конго и профессор *о1Л °пьгии, то вы можете проповедовать равенство сколько вам будет цз н0 оно тем не менее существовать не будет. Появится стратифи- угоДН ч0ТИте вы того или нет. Если к этому добавить еще многие беждения" и эмоциональные симпатии и антипатии, разногласия »’ПреДУ и все ВраЖдебные эмоции, вызываемые ими, то станет ясно, что и в°^р0дность должна работать в пользу стратификации. А если еще Р^вить человеческую алчность, жадность, страсть власти, борьбу за ествование и многие подобные "добродетели", то слабость одной С^гти и сила другой должны привести к лишению гражданских прав Чвых и к увеличению привилегий последних. Все эти и подобные Пе*еллиты разнородности случаются тогда, когда в результате войны насилия один политический организм поглощает другой. Пусть завоеватели состоят из безгрешных ангелов (в действительности ^е они чаще всего напоминают дьяволов), даже им не удастся Избежать стратификации. Когда такой совершенно разнородный Политический организм, как Индия, вошел в состав Британской империи, то будь даже все британцы искренними уравнителями, они не смогли бы установить действйтельного политического ра­венства. На бумаге и на Словах это можно сделать, но на практике — нет.

Причины, привиденные выше, объясняют, почему уменьшение размера политического организма или уменьшение разнородности его населения приводят к уменьшению стратификации. В качестве специфической формы уменьшения разнородности необходимо упо­мянуть факт длительного временного и пространственного сосу­ществования данного населения в пределах одного и того же политического организма. Такое сосуществование означает длительный социальный контакт и взаимодействие, за которыми следует воз­растание однородности в привычках, манерах, социальных традициях, идеях, верованиях и в "единомыслии". Это, в соответствии с выше­сказанным, должно привести к уменьшению социальной стра­тификации1.

Аргументация. Приведенная выше гипотеза подтверждается и на­ходится в соответствии со следующими фундаментальными рядами фактов.

1- Когда размер и разнородность примитивных групп малы, то нет необходимости в заметной политической стратификации. Фактическая ситуация полностью подтверждает это ожидание.

2. Размер и разнородность таких европейских политических организ­мов, как Швейцария, Норвегия, Швеция, Дания, Нидерланды, Сербия, фРия и некоторых других, малы, поэтому их политическая страти- ация значительно меньше, чем стратификация более крупных поли- Гепм-КИХ °Рганизмов> таких, как Британская империя (с колониями), нее раН к*’ ^Р3111^ (с колониями), Россия или Турция (до отделения от и дDvfP Ии‘ Болгарии, Румынии) и т. д. Экономические, политические Замет ИС контРасты внутри этих малых социальных организмов менее разЛиНЬ1, Чем внутри более крупных, несмотря на мешающее влияние ВлияниНЫХ силкотоРые часто скрывают или ослабляют результаты ^^ния обсуждаемого фактора.

^ardus’°rd С ЛThe Psychology of Human Society. N. Y., 1925. P. 208 fT.; bUr&ss F U7SFundamentals of Social Psychology. Los Angeles, 1924; Park R. E., incinleV 70 Production to the Science of Sociology. N. Y., 1921. Ch. 4; Ross E. A. oi Sociology. N. Y., 1915. Ch. 11—17.

3. Так как размеры современных политических организмов в ере больше, чем размеры примитивных групп[206], то естественно, чТс^еМ литическая стратификация современных организмов должна быть льше стратификации первобытных племен.

4. Так как до настоящего времени неожиданные и крупные личения размеров, возрастание разнородности населения происходи^ главным образом в результате войн, то следует ожидать, что фак 11 войны вызывает усиление политической стратификации. Исследован0** Спенсера, Гумпловича, Ратценгофера, Ваккаро, Оппенгеймера, Ноь кова, не упоминая другие имена, подтверждают это ожидание[207], т ^ в древнееврейском политическом сообществе появились группы угд*’ таемых; в Древней Греции — илоты и метеки; в Риме — [208]УЖеземць • ими же были неполноправные в кельтских и тевтонских община^ низшие касты в Индии и т. д.

5. Вне зависимости от военных условий увеличение размера по литических организмов приводит к росту стратификации, если она не сдерживается влиянием иных балансирующих сил. История под. тверждает этот тезис. Одновременно с увеличением размера по­литического сообщества Рима периода республики чрезвычайно усло­жняются политический механизм управления и стратификации на­селения. Становится больше правительственных рангов, а население начинает постепенно распадаться на все более многочисленные по­литические слои. Помимо cives[209]* и clientes4* и небольшого числа хорошо оплачиваемых слуг появляются много разнообразных групп, как-то latini,[210]* члены civitates с suffragio и без suffragio[211]*, группа civitates liberae7*, подразделяемые на aequm и iniquum[212]*, жителей provincii[213]* с их различными рангами и т. д. В результате могу­щественного расширения Римской империи весь политический аппарат Рима, вся политическая стратификация, начиная с граждан самых низких политических рангов и самых лишенных жителей provincii и кончая высшими слоями центрального правительства, все население Рима сильно возросло в вертикальном и горизонтальном напра­влениях[214]. И наоборот, в начале империи, когда практически оста­новилось расширение государства и благодаря постоянным контактам уменьшилась разнородность населения, мы видим, что вплоть до 212 года нашей эры исчезают все эти градации, римское гражданство предоставляется почти всем жителям Римской империи, кроме peregnni

. Подобный параллелизм, Хотя не такой явный и не паНорамный, мы наблюдаем в истории Древней Греции, Афин и Спарты, Ахейской лиги. Установление Делосского . под гегемонией Афин, или установление Ахейской лиги, с01°пасширение гегемонии Спарты на Пелопоннесе приводили ИЛИ ^икНОвению новых слоев в управленческом аппарате и новых к в° среди свободного населения2. Уменьшение размеров этих сТритических организмов в IV—III веках до нашей эры привело пОЛпотивоположному результату. Еще более заметен этот процесс К примере создания империи Александра Македонского, при объ- На нении племен первыми Меровингами и Карлом Великим, при еД£ытках создания Священной Римской империи, при расширении к°итанской империи, России и, наконец, при образовании Германской Империи в XIX веке. Общее направление всех этих процессов, ак бы они ни отличались друг от друга, в том, что за периодами Увеличения политических организмов следовало создание допол­нительных политических и управленческих страт — империального, Федеративного, конфедеративного, — причем слой завоевателей всегда возвышался над покоренными и ранее существовавшими стратами. В результате в период такого политического увеличения или немного позднее весь политический конус становился выше и сложнее. Уменьшение политической стратификации, которое было достигнуто среди населения России, Англии, Бельгии, было уни­чтожено или ослаблено приобретением новых колоний, таких, как Индия, Конго, Филиппины, Марокко, азиатские, финские и польские провинции России с их разнородным населением. Все эти факты, среди большого числа им подобных, подтверждают нашу гипотезу3.

6. В период уменьшения размеров политического организма и со­кращения разнородности населения обязательно происходит процесс "выравнивания" политической стратификации. Несмотря на многие противоборствующие факторы, такой параллелизм проявлялся не раз. "Феодализации" в древнем Египте, Китае, распады крупного политического организма на независимые части приводили к уни­чтожению верхних слоев центральных правительств и наиболее при­вилегированной части населения. Подобный процесс произошел в ре­зультате распада поздней Римской империи, империи Александра Македонского, Древнегреческих союзов, Священной Римской империи, империи Карла Великого. В наше время — в результате распада олитического единства Австро-Венгрии или уменьшения размеров ЧтСсии— Отделение Финляндии, Польши, Прибалтики от России уни- ЕслЖИопРеДеленный слой граждан в политическом конусе России. 0тв^ "Ы произошло отделение Индии, Конго или Марокко от со- Вы ТствУющих европейских держав, то результат был бы тем же: 0РгайНИВание стратификации внутри этих европейских политических начаеИзмов— Независимость прежних частей крупного организма оз- MoryJ уничтожение политической сверхструктуры этих в прошлом Равни Твенных организмов и, соответственно, шаг вперед к вы- политического конуса.

1 * .

He3iiBHcifИТели госУларств, которые после поражения в войне были лишены Ч 25. arnm°nd в. Е. Bodies Politic and Their Government. Cambridge, 1915. Ch. 9, Spencer H. Principles of Sociology. Vol. 2.

7. Так как при изменениях размеров и разнородности насел политических организмов не наблюдалось никакой определенной6111,51 денции, иными словами, они попросту колебались во времени^ ожидается, что политическая стратификация, как "функция" этих "н т° висимых колебаний", будет обязательно изменяться безо всяк^* определенного направления. А это и будет объяснением отмеченн°Г° выше процесса "ненаправленных" колебаний политической стратисЬйОГо ции. Каждый, кто изучал немного историю политических организац*-‘ знает, что самым нерегулярным образом изменяются их размен Иногда они увеличиваются, иногда сокращаются[215]. Многие общее? прошлого, такие, как Египет, Персия, Рим, Греция, Карфаген, Вавило^ Священная Римская империя, империя Тамерлана, Арабские халифат^ образовывались, развивались с колебаниями, достигали своего расцвет с колебаниями же приходили в упадок и, наконец, исчезали вовсе. Нын действующие политические организмы, будь то Китай или любое европейское или американское государство, тоже демонстрируют похо­жие изменения в течение своей истории. Некоторые из них пережили самые противоположные фазы флуктуаций (Китай, Турция, Испания) крупные циклы увеличения и циклы существенных сокращений их размеров. Даже те державы, которые и поныне находятся в фазе увеличения (Британская империя, США), пережили колебания размеров в прошлом своей истории. Такие изменения размеров в истории политических организмов в одних случаях значительны и внезапны, в других — постепенны и замедленны. Наряду с глобальными изменени­ями, для реализации которых порой требовался отрезок времени в несколько столетий, существуют более мелкие колебания, которые происходят в течение нескольких лет или нескольких десятилетий. Сокращение размера России со 178 миллионов населения в 1914 году до 133 миллионов в 1923 году; изменение размеров европейской части Турции с 9,5 миллиона в 1800 году до 15,5 миллиона в 1860 году и вновь до 5,9 миллиона в 1900 году; сокращение размеров Австрии и частично Германии за последние несколько лет — вот лишь некоторые примеры таких колебаний. Де Греф показал, что такие изменения суть нормаль­ное явление в истории любого политического организма; он также отметил, что для любого политического организма существует точка перенасыщения, после достижения которой наступает период "отступле­ния", который в некоторых случаях приводит к концу существования организма, в других же за ним снова следует период увеличения размеров и т. д.[216] Если положение вещей таково и не существует определенной постоянной тенденции в изменении размеров организмов, если политическая стратификация является функцией размера полити­ческого организма и разнородности его населения, то, естественно, нельзя найти какую-либо долговременную тенденцию во флуктуаци политической стратификации. Так как наши "независимые колебани меняются без какого-либо направления, то их "функция" (политическ стратификация) должна меняться тоже безо всякого направления. Так результат, к которому мы пришли. 0g

То, что мы не нашли какой-либо тенденции в сфере политичес^ стратификации, полностью соответствует результату, к которому . пришли, исследуя экономическую стратификацию. Эта идентичя результатов, достигнутых в обеих сферах стратификации, есть Д

ьное подтверждение нашей гипотезы "ненаправленного цикла 1Н^теЛи‘ Более того, тот факт, что приверженцы теории наличности |{ст°РизаКОНОмерной тенденции не смогли доказать ее, дополнительно иеК°Иерждает нашУ правоту. Все это дает основание для признания поДт^ гИПотезы в качестве столь же научной, как и все модные на^ес теории "различных направлений" и "исторических тенденций". се^Чате с силами политического выравнивания действуют силы по- ^^ческой стратификации. Их взаимная борьба была, есть и, вероятно, ЛйТИт продолжаться. Иногда в одном месте одерживают победу силы ^авнивания, в другом — победителями оказываются стратифици- вЫ^шие силы. Любое усиление выравнивающих факторов по аналогии Иконами физики вызывает усиление противодействия со стороны С 3 хивоположных сил. Так история развивалась и, вероятно, будет взвиваться впредь.