Субъект и объект научного познания

 

Цель изучения темы: Формирование представлений о сложной структуре субъекта научного познания; о содержании понятий предмета и объекта познания.

Основные вопросы темы: Изменение представлений о субъекте познания в философии и науке Нового времени. Три формы существования субъекта научного познания, их взаимосвязь. Коммуникативные и конвенциальные аспекты в научном сообществе. Объект и предмет познания. Критика «чистого опыта» и «чистого разума» в истории философии. Апперцептивность сознания. Творческие и рассудочные проявления разума. Историчность рациональности. Рациональное и иррациональное в науке.

 

В развитии философских представлений о субъекте научного познания можно выделить основные этапы: докантовский (картезианский), кантианский, посткантианский (условные названия).

На первом этапе господствовало представление об идеале знания как объективном, достоверном отражении реальности в разуме субъекта …
(исследователя, ученого). Для достижения такого идеала субъекту необходимо освободиться от предрассудков, искажающих объективность знания (учение Ф. Бэкона об «идолах», «принцип сомнения» Р. Декарта). Уже на этом этапе многие философы осознавали нереализуемость задачи – освободиться субъекту от своей субъективности.

Исследования И. Канта продемонстрировали, что в составе знания неизбежно присутствуют влияния субъекта, некие доопытные элементы, вследствие чего человеческое знание о мире выступает не только в виде отражения мира, но и как конструирование образа мира. Дальнейшие исследования в русле кантианства (неокантианство) были направлены на выявление содержания антропных априорных предпосылок познания.


Результатом таких исследований стало расширение представлений об априорных условиях познания: на результат познания влияют не только общечеловеческие параметры субъекта, но и личностные качества исследователя, социально-культурные факторы. Освободиться от этих влияний на познание невозможно, значит, нужно их исследовать и учитывать.

В соответствии с достигнутым уровнем осмысления проблемы субъект научного познания может быть представлен в трех основных формах: личность, научное сообщество (коллективный субъект науки), общество.

Влияния общества (культуры) на субъектов научного познания осуществляются непосредственно, явно (финансирование, заказ, определение приоритетов в выборе проблем и др.) и опосредованно (формирование базовых предпосылок познания – ценностных установок, коммуникационных средств, условий деятельности и др.).

Научное сообщество является единой и в то же время сложно дифференцированной социальной группой. Дифференциация осуществляется по разным основаниям – дисциплинарное деление науки, разделение научного труда, приверженность различным научным школам. Единство научного сообщества в целом и в дисциплинарных рамках обеспечивается системой научных этических ценностей (этос науки), признанием идеалов и норм познавательной деятельности, приверженностью определенным идеям (теориям, парадигмам), коммуникацией (информационный обмен, подготовка кадров для науки). Не сбрасывая со счетов личностные качества ученого, следует осознавать, что его формирование происходит в русле традиции, поддерживаемой научным сообществом; отношения субъект — объект всегда опосредованы субъект – субъектными (коммуникативными) отношениями.

Важнейшее условие любой коммуникации, в том числе и научной – наличие консенсуса (согласия). Вырабатываемое научным сообществом знание включает в себя элементы, принятые по соглашению – конвенции. Один из первых обратил на это внимание французский математик, физик, методолог А. Пуанкаре (1854-1912), за что его многие обвиняли в конвенционализме. В действительности позиция Пуанкаре не была радикальной; соглашения он считал не основной, а некоей дополнительной процедурой в познании.

Действительно, путём явного или неявного соглашения в науку вводятся (и выводятся) понятия, основания для классификации объектов, единицы измерения и способы их применения, предпосылочные мировоззренческие знания, требуемый уровень точности.

Понятие «объект» в философии употребляется в двух значениях – онтологическом и гносеологическом. В онтологии понятие «объект» находится в синонимическом ряду: предмет, вещь, реальность. В гносеологическом аспекте объект познания рассматривается в соотнесении с субъектом, является результатом познавательной активности субъекта. Это – выделенный фрагмент реальности, на который направлена познавательная активность субъекта. В понятии «предмет познания» отражается конкретный познавательный интерес субъекта. Ясно, что один и тот же объект может быть представлен в качестве различных предметов различных наук. Например, человек – объект изучения огромного количества естественно-научных и социально-гуманитарных дисциплин, но предметы этих дисциплин (ракурсы рассмотрения объекта) – различны.

Активность субъекта в познании, конвенциально-коммуникативные элементы в структуре знания, познавательные интересы, через призму которых субъект познания рассматривает реальность – все это разрушает наивную веру философов и ученых XVII-XVIII вв. в возможность познать «мир как он есть». В этом аспекте вопрос «что есть знание?» представляется нетривиальной проблемой.

Человек обладает двумя взаимосвязанными базовыми познавательными способностями – чувствами и разумом. Решение вопроса о том, каким образом человек, пользуясь своими явно несовершенными познавательными способностями, может сформировать в своем сознании достоверное знание об объективной реальности – было главным направлением философско-гносеологических размышлений Нового времени. В XVII веке этот вопрос решался в противостоянии сенсуалистическо-эмпиристского и рационалистического направлений. Сенсуалисты утверждали, что только чувственное познание может дать фундаментальные знания о мире вследствие его непосредственного контакта с реальностью. Рационалисты справедливо замечали, что получение научного знания, обладающего всеобщим и необходимым характером, из случайного и неполного человеческого опыта – проблематично; следовательно, основанием знания может быть только разум. Несмотря на очевидную противопоставленность сенсуализма и рационализма, они исходили из общих неявно принимаемых установок: знанием можно считать только объективные, достоверные сведения о реальности; между реальностью и познавательными способностями должна существовать некая изначальная скоррелированность, гармонизация. Реализация этих установок привела философию к постулированию идей «чистого опыта» и «чистого разума». Иными словами, человеку приписывалась способность познавать мир как он есть (фундаменталистский образ познания).

Дальнейшие исследования привели философов, методологов, психологов, лингвистов, историков науки к мысли, что невозможно чистое беспредпосылочное познание, начинающееся с «нуль-гипотезы». Сенсорные способности человека задаются явно и неявно сформулированными установками, познавательными задачами. Сам язык не является чистым средством регистрации реального положения вещей, а несет в себе информацию о реальности, формирует определенный образ мира.

Сознание человека обладает свойством апперцептивности (апперцепция – от лат. ad – к и perceptio – восприятие), состоящем в том, что новые впечатления, опытные данные, идеи, знания не механически присоединяются к уже имеющемуся содержанию, но обрабатываются в свете прежнего познавательного опыта. Понятие апперцептивного сознания введено Лейбницем, исследовалось Кантом и его последователями, в XIX — XX вв. стало объектом психологических исследований (школа В. Вундта, идеи Ж. Пиаже о формировании поведенческих схем, в свете которых ассимилируется новый опыт). В приложении к философско-методологическому осмыслению научного познания идея апперцептивности сознания трансформируется в тезис о теоретической нагруженности фактов, невозможности чистого опыта.

С Аристотеля начинается традиция рассмотрения разума в двух его основных способностях – рассудочной (способность упорядочивать явления реальности с точки зрения здравого смысла, логики, существующих норм и приемов познания) и творческой (способность создавать новые нормы осмысления реальности). Признавая значимость такого понимания рациональной деятельности субъекта, отметим, что граница между рассудочной и творческой деятельностью разума условна: творческие находки разума со временем приобретают статус признанных норм.

Для философии XVII-XVIII вв. было характерно понимание разума как внеисторической, надличностной, самотождественной сущности. Наиболее ярко такая трактовка разума представлена в философии Декарта, который придавал разуму онтологический статус, считал его одним из субстанциальных порождений бога. Согласно этой точке зрения, разум как способность осмысливать реальность один и тот же во всех проявлениях, для всех времен и народов.

К середине ХХ века в философию прочно вошло представление о многообразии типов рациональности, формируемых особенностями культурно-исторического развития, в том числе – и в науке как подсистеме культуры. Можно сказать, что сегодня уходят в прошлое попытки негативно оценивать культурное многообразие, особенности научного мышления прошлых времен как «не доросшие» до единого стандарта рационализированной культуры европейско-североамериканского типа. Идея эволюционирующего разума разрабатывалась многим философами, культурологами, методологами ХХ в. (Ст. Тулмин, П. Фейерабенд и др.).

С точки зрения эволюции рациональности история науки предстает не столько как освобождение от заблуждений прошлого, сколько в виде смены типов рациональности. Исторический тип научной рациональности характеризуется особым стилем мышления, способами понимания и интерпретации исследуемой реальности, философско-мировоззренческими допущениями. Таким образом, каждый исторический этап в развитии науки – не случайное искажение истины недостаточным развитием разума; его необходимость продиктована логикой развития науки, философии, культуры в целом. Исторические типы научной рациональности принято называть образами науки (например, галилеевский, ньютоновский образы науки и т.д.).

Бытует предрассудок, будто научное знание – царство разума, в котором нет места иррациональному. Признаками рациональности духовных явлений принято считать: логичность, вербализуемость, осознанность. В научной деятельности и её результатах многое не удовлетворяет признакам рациональности: интуитивное знание, решение проблем не в результате логических последовательных действий, а как бы «озарением», наличие неявного (неосознаваемого) знания. Проблема неявного знания актуализировалась в философии и методологии науки благодаря работе английского ученого М. Полани (1891-1976) «Личностное знание».

 

Контрольные вопросы и задания

1. Сравните представления о субъекте познания в картезианской, кантовской и современной традициях.

2. Каковы основания существования научного сообщества?

3. Выделите конвенциальные элементы в структуре той науки, которой вы занимаетесь.

4. Каково различие в содержании понятий «предмет познания» и «объект познания»?

5. Что такое «чистый опыт», «чистый разум», «нуль-гипотеза»?

6. Продемонстрируйте на примерах из истории науки зависимость понимания фактов от теоретических установок.

7. В чем заключается различие между рассудочной и творческой функциями разума?

8. К каким мировоззренческим выводам приводят представления об исторической изменчивости норм рациональности?

9. В каких формах иррациональное включено в структуру научной деятельности? Проиллюстрируйте ответ примерами из истории науки.

 

 

Тема 10