Соотношения зональных и азональных закономерностей для целей физико-географического районирования

 

Зональные и азональные закономерности универсальны для ландшафтной сферы – они проявляются в ней повсеместно, в любом географическом компоненте и в любом ландшафте.

Азональность – такая же всеобщая географическая закономерность, как и зональность. Вне азональных закономерно­стей не может быть рассмотрено ни одно физико-географическое явление, поскольку оно не бывает свободно от влияния континентальности климата, тектонических движений, высоты над уровнем моря, структурных форм поверхности и ее вещественного состава.

Зональность находит свое конкретное, зримое выражение в существовании ландшафтных зон и подзон, заполняющих все пространство ландшафтной сферы. Секторность «реализуется» в виде системы физико-географических секторов (и подсекторов), также сплошь выстилающих всю поверхность суши, не оставляя каких-либо разрывов. Азональность в узком смысле слова кон­кретизируется в …
существовании множества физико-географических стран (например, Урал, Тибет) и областей (По­лесье, Южный Урал и т.п.), на которые делится вся поверхность суши.

Ландшафтная зона – это лишь зональная целостность, но она может быть крайне неоднородной в секторном, ярусном, морфоструктурном отношениях. Только такая территориальная единица может считаться целостной в зональном и азональном отношениях, которая неделима далее ни по зональным, ни по азональным признакам. Такой единицей является ландшафт.

Ландшафт представляет собой предельную (наинизшую) ступень в системе физико-географического районирования. Все региональные единства более высоких рангов (включая зоны, секторы, страны и др.) можно рассматривать как объединения ландшафтов в соответствии с известными региональными зако­номерностями.

При последовательном анализе дифференциации эпигеосферы на природные территориальные комплексы мы приходим к естественному рубежу, за которым дальнейшие физико-географические различия не удается объяснить действием универсальных зональных и азональных факторов. Здесь мы будем говорить о локальной (топологической или внутриландшафтной) дифференциации, обусловленной функционированием и развитием самих ландшафтов (внутренние географические при­чины).

К факторам, обусловливающим внутреннюю мозаику ландшафта, можно отнести:

1) экзогенные геоморфологические процессы – механическое и химическое выветривание, эрозионная и аккумулятивная деятельность текущих вод, карст, дефляция, оползни и др. Эти процессы формируют разнообразные мезо- и микроформы рель­ефа или, в конечном счете, местоположения, отличающиеся по своему взаимному расположению. В ландшафте по местополо­жениям происходит перераспределение радиации, влаги, мине­ральных веществ. Каждому местоположению должен соответствовать один биоценоз. В результате взаимодействия биоценоза с абиотическими компонентами конкретного местоположения формируется элементарный географический комплекс – фация. Фация рассматривается как однородная геосистема и как по­следняя ступень физико-географического деления территории;

2) перераспределение тепла и атмосферной влаги. Локаль­ные (топологические) и высотно-поясные температурные гради­енты имеют противоположный знак: на местных склонах темпе­ратура воздуха не понижается, а повышается от подножия к водоразделу. Большую роль играет стекание холодного воздуха но склонам и его застаивание в локальных понижениях.

Стекание атмосферных осадков по склонам служит одним из главных факторов пестроты условий увлажнения местообитаний и фаций. Здесь необходимо учитывать крутизну, форму и протяженность склона, интенсивность осадков, механический состав, фильтрационную способность и влагосодержание почвогрунта.

Большую роль во внутриландшафтной дифференциации в умеренных и высоких широтах играет перераспределение снеж­ного покрова. Основным фактором здесь служит ветер. Снег сдувается с наветренных склонов и переоткладывается на под­ветренных. При этом на наветренных склонах мощность покро­ва убывает от подножия к вершине, а на подветренных – наобо­рот. Таяние снега наиболее интенсивно протекает на склонах южной экспозиции и ускоряется по мере крутизны. От мощно­сти снега зависит глубина промерзания почвы.

Локальные гидротермические различия отражены в расти­тельном покрове. На южных склонах фазы развития растений начинаются раньше, чем на северных. Годовой цикл развития проходит в более короткие сроки. Благоприятные термические условия южных склонов обусловливают появление на них со­обществ, свойственных более южной ландшафтной зоне еще до перехода через границу этой зоны («правило предварения»).

Кроме того, растительность необходимо рассматривать как важный системообразующий фактор, который способен трансформировать внешние воздействия и формировать внут­реннюю среду – сглаживание фациальных различий между раз­личными местоположениями в лесу;

3) жизнедеятельность животных. Наиболее характерный пример – роющая деятельность грызунов. В степях выбросы из нор – сурчины, бутаны – образуют бугры высотой до 0,5 м и диаметром до 5-10 м, а просадки над брошенными норами ведут к образованию западин.

Контрастность местоположений и фаций создает предпосылки для развития многосторонних латеральных внутриландшафтных связей. Основные потоки обусловлены действием силы тяжести. С движением воды связана миграция химических элеметнов в сопряженных рядах фаций – вынос элементов из одних, транспортировка в других, аккумуляция в третьих фациях.

Кроме фаций различаются некоторые другие системы локального уровня (о них подробнее – в гл. 4).

 

Контрольные вопросы и задания. 1. Определите факторы зональности и азональности как глобальных закономерностей структуры эпигеосферы. 2. Назовите отличительные особенности высотной поясности и ярусности. В чем их отличия? 3. Какую роль играют петрографические факторы в дифференциации земной поверхности? 4. Охарактеризуйте факторы внутрилокальной ландшафтной дифференциации. 5. Выпишите из прочитанных вами первых трех глав пособия все встретившиеся определения ландшафта, укажите их авторов. В чем схожесть этих определений?