Социологистская или социокультурная школа


Читайте также:
  1. Баугаус – школа нового типу. Основні етапи розвитку Баугауса (Веймер – Десну – Берлін)
  2. В Черёмуховке работает школа I ступени
  3. Взаимопроникновение свойств бытия (школа Фаянь)
  4. ВЗГЛЯДЫ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ШКОЛАХ Л.С. ВЫГОТСКОГО И С.Л. РУБИНШТЕЙНА
  5. Владимиро – Суздальская школа зодчества 12 -13 вв
  6. Возникновение и эволюция политической экономии до конца XIX в. Марксизм и современность. Историческая школа и маржинализм
  7. Вопрос №1. Исторические тенденции развития менеджмента. Классическая школа управления
  8. Географическая школа
  9. Глава 12. Социокультурная эволюция
  10. ГЛАВА 13. МАЛОКОМПЛЕКТНАЯ ШКОЛА
  11. Глава 5. Советская и западная школа: что ломают в России в начале XXI века?
  12. Глобализация и современная социокультурная динамика.

gee рассмотренные выше школы интересуются не столько социо-турнымпространством, сколько его географическими и биологичес- и параметрами илисоциально обусловленными умственными про- ^хами у людей. Они заняты главным образом исследованием влияния ЦеСмических, биологических и психологических факторов на социокуль- К°оные явления; но природа самих явлений, их структурные и динами- ^кие качества,отношения и закономерности затрагиваются лишь кос- Ченно и то время от времени, причем лишь тогда, когда необходимо разъяснить собственные соображения на этот счет. Изучение социокуль­турногопространства как такового, во всех его существенных аспектах,являетсяглавной задачей социологистской или социокультурной школы.

Следовательно,лишь эта школа дает нам действительную социоло­гию вточном значении понятия. Другие рассмотренные школы являют­ся в этом смысле лишь периферийными и производными.

Главная часть работы, проделанной социологистской школой, была сконцентрирована вокруг трех основных проблем: первая — анализ существенных характеристик социокультурных явлений в их структур­ных аспектах; вторая — изучение главных и повторяющихся форм социальных процессов в их динамических аспектах; третья — разъясне­ние общих отношений и взаимозависимости между различными клас­сами социокультурных явлений. В соответствии с этими задачами мы можем классифицировать главные направления этой школы.

а) Изучение общих структурных свойств социокультурных явлений. Работы Е. Де-Роберти, Э. Дюркгейма, М. Хальбвакса, П. Фоконне, М. Мосса, А. Эспинаса, Дж. Ицуле, J1. Леви-Брюля, Ч. Кули и других показали, что надорганические или социокультурные явления возникают в связи с "межцеребральным взаимодействием" людей. Как взаимодей­ствие химических элементов, например Н2 и О, дает результирующую воду, совершенно отличную от водорода и кислорода, взятых отдель­но, как взаимодействие клеток производит многоклеточный организм, отличающийся от составляющих его взятых отдельно клеток, так и вза­имодействие людей производит социокультурное явление, реальное об­щество или социокультурную систему, которые совершенно не сводимы всем их индивидуальным членам, взятым изолированно. Структур­но.!11 Динамические свойства любой продолжающейся системы межлич- п Ны* 11:111 межгрупповых действий радикально отличаются от свойств НяетТ°^ аРиФме™ческой суммы этих индивидов. Взаимодействие изме- Со Их биологические и психологические характеристики и производит гцЧе^^ьтУРную реальность, отличную от биологической или психоло- 6yi0TK0^ Реальности. Следовательно, социокультурные явления не тре- Члено 0 яснения с точки зрения психологических характеристик своих ся с напротив, психологические характеристики должны разъяснять- K0T0Do^ зрения свойств социокультурного взаимодействия, в матрицу Го °ни заложены. Без знания общества и культуры, в которых



s°rokin P. a. Contemporary Sociological Theories. Ch. И.

рождается и растет данный индивид, никакие его личные черты — Ве вания, идеи, убеждения, вкусы, пристрастия и то, что вызывает неп^ язнь, — не могут быть поняты; вся его ментальность, манеры и нрав*^ его стиль поведения и образ жизни совершенно непостижимы. Не толь^’ психосоциальная личность в целом, но многие из ее биологическ*0 качеств лепятся и обусловливаются социокультурным пространство в котором она и вырастает.

Продемонстрировав уникальность социокультурных явлений, Эт ученые затем перешли к изучению их общих структурных и динамич^ ких свойств. Со структурной точки зрения они проанализировали основ ные формы взаимодействия и соответствующие типы социокультурный структур: антагонистические и солидарные; организованные и неоргани­зованные, родовые, контрактивные, принудительные, общинные и обще! ственные, механические и органические; централизованные и децент­рализованные группировки и т. д.

Эти исследователи подвергли каждую организованную и длитель­ную систему взаимодействия (общество) детальному анализу в ее родовых характеристиках: исследованию ценностей и норм (законов), которые регулируют поведение их членов; институтов, которые воз­никают из межличностных отношений; дифференциации функций или ролей членов; стратификации по иерархическим рангам, вместе со статусом, который определяет положение каждого члена в системе (межгрупповая дифференциация и стратификация). От такой социальной цитологии они перешли к изучению структурной морфологии, анатомии и таксономии социокультурных систем; изучению поло-расово-возраст- ных групп, семьи, государства, территориальных, профессиональных, национальных, религиозных и других групп, на которые разделено человечество, а затем — к изучению каст, порядков, социальных классов и других иерархий, на которые стратифицируется человечество (меж­групповая дифференциация и стратификация). Кроме того, были тща­тельно исследованы типичные функциональные конфигурации этих групп и институтов с их raisons d’etre[103]*.

Наряду сцитологией, анатомией и таксономией социальных струк­тур эти ученые подвергли культурные аспекты надорганического мира такому же структурному анализу; они выделили для изучения общие компоненты культуры: интегрированные культурные системы и неинтег- рированные или дезинтегрированные культурные массы; основные культурные системы языка, науки, философии, религии, искусств, права иморали, их взаимоотношения друг сдругом и,наконец, их созвездия в культурных "суперсистемах".

Таким образом, социологистская школа дала нам подлинную цито­логию, гистологию, морфологию, анатомию и таксономию социокуль­турных структур. Она убедительно продемонстрировала особеннуюре­альность и индивидуальность социокультурных систем, их саморегуля­цию, логику их функционирования и динамики, то есть все то, что непонятно с чисто биологического или психологического угла

б) Изучение повторяющихся процессов; динамика социокультурн^ явлений. Не меньшее внимание было уделено социологистской ппсоло изучению динамических свойств и закономерностей социокультурны^ явлений; именно она дала нам как анализ, так и систематизацию ных повторяющихся социокультурщлх процессов ("социокультурнУ^ физиологию") и обобщенную теорию изменений и эволюции социокул

систем. Г. Тард, Ф. Тённис, Г. Зиммель, JI. фон Визе, Г. Рихард гурнЫх в Соединенных Штатах — Э. Росс, Ч. Кули, Р. Парк, Э. и ДрУг ^ 1 з Богардус, К. Кейс и другие ученые проанализировали Б^Р^^матизировали огромное число таких повторяющихся процессов, и сИСТеиокультурная изоляция, контакт, конфликт, соревнование, война, кзк с°и11Ия, амальгама, кооперация, господство = подчинение, имита- аДаПТ ккулыурация, социальный контроль и многие другие. Ряд социо- ийЯ3 таких, как К. Джини, Ч. Кули, В. Самнер и А. Келлер, исследо- л°Г°Вповторяющиеся процессы, дабы выяснить, как возникают социо- В&11* урНЫе системы и как они становятся организованными; как они к^ЛЬутирУют и теРяют своих членов, распределяют их в обществе, двигают их (феномены миграции и социальной мобильности), воз- Пе^ствуют на перемены в их организации, нормы, нравы и т. д. ДеИ Ученые, такие, как Тард, Лови, Голденвейзер, Джилфилан, Чэпин, ПгбУРН’ Вислер и другие, исследовали, как и почему происходят вечноовторяющиесякультурные процессы: изобретение, диффузия, конвер- " симбиоз, заимствование и трансформация культурных феноменов. Многие социологи осветили повторяющиеся закономерности в социо­культурнойдинамике, подобные ритмам, периодам, темпу и временным флуктуациям. Наконец, ряд ученых — А. Тойнби, О. Шпенглер, А. Кребер, П. Лигети, Ф. Чемберс, П. А. Сорокин и другие — попытались дать систематическую интегрированную теорию жизненных циклов или повторяющихся фаз в жизни большинства инклузивных культурных суперсистем. В результате этих обширных исследований динамических аспектов социокультурного пространства мы сейчас знаем довольно много об их "физиологии" и эволюции.

в) Изучение взаимоотношений между различными классами социокуль­турных явлений. Большая часть усилий социологистской школы была посвящена анализу взаимоотношений между различными классами со­циокультурных явлений в их статических и динамических аспектах: экономическом, технологическом, политическом, религиозном, научном, юридическом, этическом, художественном и др.

Некоторые ученые попытались продемонстрировать односторон­нюю зависимость социокультурных явлений от той или иной выбранной ими социокультурной переменной. Марксисты и многие другие сто­ронники экономической и технодогической интерпретации истории рас­сматривали экономический или технологический фактор как первичный и пытались доказать зависимость научных, политических, философских, Религиозных, этических, юридических, художественных и других явлений т выбранного ими фактора. В Соединенных Штатах эту позицию ^федставляют Веблен, Огбурн, Чэпин и многие другие. В Европе модифИЦИрОВанном виде ее ПредСтавляюх д. Вебер, М. Вебер, Р. макаивер и др.

ВЗа настоящее время мы имеем ряд довольно детальных исследований мМ00тн°шений между собственно экономическими явлениями, а так- ния **ДУ ними и физическими, ‘умственными характеристиками населе- РагСИЖеНИем жизненных процессов (самоубийства, преступность, миг- забас’ мобильность, формы социальных и политических институтов, Нов, 1?ВКивнУтРенние беспорядки, революции, войны, характер зако- и дета°Раль и религия, формы искусств и т. д.). Эти фактические и друГиЛьные исследования взаимоотношений между экономическим Ной стеМИ классами социокультурных явлений прояснили до определен-

Лр Пени их взаимозависимость. Pbix др^!16 Уненые исходили вместо экономического фактора из некото- угих классов социокультурных явлений и проследили их влияние
на надорганические процессы. Так, Ф. де Куланж, Макс Вебеп Эллвуд, Э. Дюркгейм, К. Бугле, Дж. Фрейзер, Б. Кидц, И. Вах и мн ^ другие в качестве независимых переменных выбрали религиозные и°ГИе гические верования, продемонстрировав их влияние на экономичес политические, юридические, художественные и другие классы сот**16, льных явлений и отношения с ними.

Г. Спенсер, Савиньи, Пухта, Вестермарк, Самнер, Келлер, Пет жицкий, Штаммлер, Иеринг, Паунд, Виноградов, Тимашев, Гуг>?а^ и другие рассматривали народные обычаи, нравы, традиции и зако ^ как независимые переменные и изучали их взаимоотношения с другим11 классами социокультурного пространства. Другие же взяли в качест независимой переменной семью (Ле-Плей, Демолен); науку (Де-Роб^ ти), философию, искусство, идеологию и т. д. Несмотря на множеств ошибок, преувеличение роли того или иного фактора, который они выбирали в качестве первичного, их исследования тем не менее об. наружили ряд важных социальных и культурных закономерностей.

Некоторые социологи, работающие в этой области, начали свои исследования с отрицания односторонней зависимости социокультурных явлений от какого-то одного фактора, рассматриваемого в качестве первичного, провозгласив непредвзятость самой задачи изучения от­ношения между различными элементами надорганики, реально суще­ствующими в социокультурном пространстве. Такая постановка про­блемы переводит объект изучения в другую, более научную плоскость и дает возможность получить более адекватные и валидные результаты, чем в односторонних социологистских исследованиях. В связи с этим такие социологи, как Макс Вебер, намеренно рассматривали свою переменную как условную, а не как первичный фактор. Вебер, например, в терминах своей переменной — религии и хозяйственной этики — из­учил взаимозависимость между формами религии и формами эко­номики, особенно между протестантизмом и капитализмом. Многие другие ученые также проводили подобные исследования взаимозави­симости различных социокультурных факторов. Некоторые из них пошли еще дальше в этом анализе, считая, что взаимоотношения между социокультурными явлениями могут варьироваться на всем пути от интегрированных систем к неинтегрированным скоплениям. Все большее распространение среди социологов получает суждение о том, что любое исследование, которое не способно оценить это различие, не может прийти к валидным выводам.

Исследование любой интегрированной системысоциокультурныхявлений показывает, что все основные ее элементы являютсяс различнойстепенью интенсивности взаимозависимыми. Поэтому, когда мы об­наруживаем,что изменениев одномиз классов (скажем,в экономичес­ком) внутри интегрированной культуры сопровождаетсяодновремен­ным или отложенным изменениемв другом классе (скажем,религиоз­ном), мы не приписываем одному из этих классов преобладаюшег влияния, а скорее рассматриваем всеэти изменения какпроявлен*трансформации в социокультурной системев целом. Когда°РганИ^е переходитот детскогоко взрослому состоянию, егоанатомически^физиологическиеи психологические качества претерпевают много н3^ нений: увеличиваются рост и вес, трансформируетсядеятельность эке я внутренней секреции,у мужчин появляются усыи борода,накапливаеопыт. Все эти мутации происходят йев связис увеличениемроста с появлением усов,а являются многостороннимипроявлениями ^PJLgc-ны в организме в целом. Так жеи во взаимоотношениях (как стаТ1£^ ких, таки динамических) между классами, являющимисясоставны

социокультурной системы. Например, когда мы изучаем запад- qaci"*1^11‘ , в0 и культуру с конца средних веков и на всем протяжении ное °° столетий, мы замечаем, что научные открытия и изобрете-

явяяются с увеличивающейся скоростью, возникает и растет ния п°,с1ическая экономика, искусства претерпевают фундаменталь- капи^виг от преимущественно религиозных к преимущественно свегс- цЫЙ ч,,вСТвенным формам, абсолютистская этика и нравы уступают киМ "релятивистской утилитарной этике, идеализм уменьшается, мате- меС,изм растет; появляется и набирает силу протестантизм, происходят риаЛ< других изменений. Согласно Карлу Марксу, эти явления связаны С°ТН‘ЯвиЮМ в экономико-технологических условиях; согласно Максу С°^еоУ 0НИ происходят в связи с изменением религии или, более точно, ^язи с появлением протестантизма. Между прочим, в течение всей В метаморфозы западного общества и культуры ни один из "первич- ЭТ1х" факторов не был ответственным за изменение других факторов; ^ооее наоборот, изменение, которое претерпела всягосподствующаяC)uuokлътхрнансистема Запада, было ответственно за все многообраз­ное развитие в его экономической, религиозной, политической и других подсистемах, подобно тому как изменение в росте, весе, органах сек­реции и ментальности человека, переходящего от детского ко взрослому состоянию, обусловлено процессом роста всего организма. В неинтег- рированных и дезинтегрированных социокультурных скоплениях нельзя найти такую взаимозависимость. Эта сравнительно новая постановка проблемы отношений между различными классами социокультурных явлений воздает должное прежним традиционным подходам к социо­культурной причинности и обещает дать более плодотворные резуль­таты, чем те, которые были достигнуты прежде.

Таковы основные направления социологистской школы1. В пред­шествующем обзоре были изложены некоторые представления об общей социологии, ее главных проблемах, основных школах и методах ис­следования.

§ 9. Специальные отрасли социологии

Рука об руку с развитием общей социологии шло прогрессивное развитие ее специальных отраслей. В настоящее время появилось боль­шое число направлений, наиболее важными из которых являются: социо­логия населения, семьи, территориальных общностей, государства, рели­гии, права, социальных классов, каст, расовых и этнических групп, снятий и профессий, искусств, знания; криминология; аграрная и горо- ной*Я социологии‘ социология войны л революции; социология социаль- и м°бильности; экспериментальная социология, социология бедствий нДстроф и некоторые другие. Во всех этих областях собран обшир- ан Фактический материал, который качественно и количественно про- Мен ИзиР°ван, найдены корреляции с другими социокультурными пере-

ыми, и они прослежены до уровня валидных закономерностей. °тмеч°ДВеДем итог: последний период в развитии социологии был соцИоен количественным и качественным ростом. Логическая структура б0 -огии как науки все больше проясняется; было строго проверено МыСЛи°е число обобщений, сделанных предшествующими социальными Как НеТелями и в результате некоторые из них были отвергнуты действенные, другие были исправлены, были выявлены новые

" о

<>кщ я. a. Contemporary Sociological Theories. Ch. 8—10, 12—13.

валидные закономерности. Сама социология проявила тенде к большей фактичности и индуктивности, ее методы станови^И|° более научными, техника лучше адаптирована к природе изучае °ь явлений. Хотя в последние два десятилетия простые фактографцЧе**Ь1х изучения за счет концептуальной систематизации зашли слиш далеко, что привело к сбору многих иррелевантных фактов в погоне за точными методами и техникой использовались мно°Тя неправильные и квазиточные процедуры, практиковались бесплод^?16 имитации естественных наук, тем не менее эти ошибки все боль исправлялись, неправильные пути оказались недолговечными, какимС бы модными ранее они ни были. В настоящее время, когда соодолог*[104]имеет в своем распоряжении обширное пространство фактической материала, она входит в стадии нового синтеза и дальнейшего ппг£ яснения своей логической структуры. Вряд ли могут быть какие-т сомнения в том, что она в конце концов успешно решит поставленны° перед ней задачи. е

РОДОВАЯ СТРУКТУРА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ЯВЛЕНИЙ

§ 1. Значимое человеческое взаимодействие как родовое социальное явление

Изучение структурного аспекта социокультурных явлений начинает­ся с анализа родовых свойств, общих для всех социокультурных явлений — прошлых, настоящих и будущих.

Под родовым социокультурным явлением не имеется в виду "про­стейшее образование". Имитируя плохо понимаемые естественные на­уки, социологи все еще ищут "простейшее образование" в социальных явлениях, аналогичное атому в физике или клетке в биологии. Некото­рые ученые, такие, как сторонники органической, механистической и пси­хологической школ в социологии, находят это "образование" в ин­дивиде. Другие, такие, как Ф. Гиддингс, определяют его как "соций" или "дружбу". Третьи, как Ф. Моренои Ф. Знанецкий, трактуют как его "роль", которую принимает на себя индивид. Многие идентифицируют его с "социальным отношением". Большая группа социологов,понимая,что изолированный индивид не может представлять собой социальное явление, ищет "простейшее образование" в "наиболее элементарном обществе", имея в виду семью, как в случае Ф. Ле-Плея и его школы, или в "самом примитивном обществе", недифференцированном и плохо интегрированном, как в случае Г. Спенсера и Э. Дюркгейма1.

Когнитивная потребность в поиске простейших социальных образо­ваний основывается на недоразумении. 1) Физика и общая биология начинают изучение структурных свойств объекта с атома и соответственно выступающих в качестве родовых элементов в ФизИЧ^ ких и биологических структурах, вовсе не потому, что ониявляют

йшими образованиями. Эти дисциплины исследуют структурные пр°5т^ва объектов не с того или иного определенного атома или клетки, свойс и клетки в их родовой форме. 2) Индивид или даже миллион а с аТо0ванных индивидов не составляют социального явления, не гово- изолир ^ простейшем образовании. Индивид представляет собой лишь РЯ^ческий, биологический или психологический феномен, поэтому он физи стаТЬ объектом исследования для физика, биолога, психолога, но м0*о11иолога. Так же простейшим образованием не может быть "роль" Сивида. Вне драмы не может быть роли; ведь роль возможна лишь **Н онтексте всех ролей. Что бы ни делал изолированный индивид, 0 какое из его действий не представляет собой ни социального явления, НЯ его простейшего образования. Роль может стать социальной лишь **** наличии социальной матрицы. Только в этих условиях роль может Птать элементом социального явления, так же как хромосома является °оставной частью клетки или электрон — составной частью атома; но ни ооль ни хромосома, ни электрон не являются простейшими образовани­ями в социальной, биологической или физической структурах. С другой стороны, индивид, взятый каксоций или личность, является одним из наиболее сложных социальных явлений. Сказать, чтосоций есть конеч­ная, неделимая единица, все равно что (как правильно отмечает Э. Хайес) назвать букет цветов простейшей и конечной единицей структур растений1.

Так же и семья не является простейшим или родовым социальным явлением: количественно семья суть не самая маленькая социальная единица, а качественно структура семьи является весьма сложной. Кро­ме того, семья имеет много специфических характеристик, которые нельзя найти в других социальных группах. По этой причине семья не может быть простейшей формой родовой модели социальных структур. То же самое относится и к примитивным обществам, постулированным Г. Спенсером и Э. Дюркгеймом "простым обществам", и "институту" Малиновского. Это отнюдь не самые маленькие и не самые простые единицы социальных структур. Внутренняя организация примитивного клана или племени является весьма сложной; они гораздо более запутан­ные, чем, например, структура большинства современных, "ассоциатив­ных" организаций, таких, как литературные, научные и другие специ­ализированные группы. Так же и примитивные верования, мифология, литература, музыка и т. д. часто являются гораздо более сложными, чем У непримитивных народов. Короче, так называемые примитивные обще­ства и культуры нельзя рассматривать как простейшие единицы, как социальные атомы или клетки или как родовые социальные явления. Ще сложнее рассматривать как такую единицу "институт" Малиновс- ого, ибо институт как организованная группа не является ни родовой, простейшей социальной единицей, но есть специальная форма родо- IX социальных явлений, часто очень сложная по своей структуре, конец, общая социология — это не теория о простейших социальных ениях, а теория о родовых свойствах, отношениях и закономерностях

"^культурных явлений2

ляет амой Р°Довой моделью любого социокультурного феномена яв- »ВзаСя значимое взаимодействие двух или более индивидов. Под одИ1|1Модействием" понимается любое событие, с помощью которого ^^^еловек полуосязаемым путем влияет на открытые действия

& С. Classification of Social Phenomena // American Journal of 0rokin P. a. Remarks // Revue international de sociologie. 1935. March.

или состояние ума другого. В отсутствие такого влияния (одйоо^ роннего или взаимного) невозможно никакое социокультурноеявлеМиллион полностью изолированных людей не представляет cof^ социального явления или общества, поскольку они не влияют л на друга. Под "значением" нужно понимать "все то, что для одн ^ сознания выступает как знак чего-то иного"[105]. Значимое взаимодейстйГ° — это любое взаимодействие, в котором влияние, оказываемое однН— частью на другую, имеет значение или ценность, возвышающие*!! над чисто физическими и биологическими свойствами соответствую^? действий. Если взаимодействие не является значимым в этом смысл если оно не представляет собой социокультурное явление, но ест’ лишь чисто физическое или биологическое явление — это нормальный объект изучения для физики или биологии, но не для социологии или социальных наук. Если человек убивает другого человека, то физико-химические свойства ружья, траектория пули, сила, скоторойона ударила по жертве, биологические аспекты раны или пораженных пулей органов, причина смерти и тому подобное являются нормаль­ными сюжетами исследования для специалистов в области физики химии и биологии. Когда такое взаимодействие приобретает значение или ценность "убийства", или "непредумышленного убийства", или "героического действия" в уничтожении врага на войне, или "действия самообороны", оно становится социокультурным или надорганическим явлением и попадает в сферу рассмотрения криминолога, социолога или обществоведа. Таким же образом, если взаимодействие состоит в половом акте, то по своим чисто физическим или биологическим свойствам оно не составляет социокультурного явления. В случаях проституции, изнасилования или инцидента в супружеских отношениях взаимодействие между людьми может быть идентичным биологически, однако в каждом из этих случаев оно приобретает ценность или значение, возвышающееся над биофизическими факторами, и становится значимым. Акт погружения ножа в тело человека, взятый без при­внесенной ценности или значения, не является социокультурным яв­лением. Его биофизические свойства изучаются не социальными, а био­физическими науками. Лишь когда он рассматривается как акт "убий­ства", как "хирургическая операция", как "акт войны" или как "религиозная жертва богам", он становится социокультурным явлением, хотя во всех этих совершенно разных социокультурных значениях биофизический аспект может оставаться по сути идентичным.

Термин "осязаемый" введен в определение, дабы подчеркнуть, что лишь осязаемое или наблюдаемое взаимодействие может быть подлин­ным социальным явлением. Хотя теоретически все может быть связано в этом мире, и каждый индивид в конечном счете оказываетминималь­ное воздействие на остальное человечество. В действительности же есть уловимые и неуловимые влияния, несмотря на то, что "tout se lie, tou s’enchaine dans ce monde"[106]*. Как блестяще отметил А. Курно: "Никто не будет серьезно утверждать, что если кто-то наступит на землюногой, *мореплаватели в другом полушарии отклонятся от своего курса я^ сотрясется система спутников Юпитера; в любом случае нарушен** будет столь ничтожным, что останется незамеченным, и поэтому ^ можем справедливо игнорировать его. В то же времянезначительНсобытие, случившееся в Китае или в Японии, может оказать некотор^

на то, что происходит в Париже или в Лондоне. Но в целом ценно определенно то, что планы на день парижского буржуа не совеР1гтСЯ ПОд влиянием того, что происходит в изолированном китайс- н**0^роде, в который никогда не ступала нога европейца. Это как бы маленьких мирка, в каждом из которых можно наблюдать цепь д®а и следствий, развивающихся одновременно, но без взаимной ПР^ и без Какого-либо влияния друг на друга"1.

свЯОтсюда ощутимая, наблюдаемая или заметная степень влияния бусловливания — суть необходимая характеристика социокультур- И ° явлений. Таким образом, никакая номинальная или чисто статисти- ^кая группа не составляет феномена взаимодействия, кроме как реаль- чсС с0циальная группа, социальная система или общество. Можно, напрИмер, разделить всех мужчин в Соединенных Штатах на два класса: Яех которые носят коричневые ботинки, и тех, которые носят черные, я потом, сосчитав общее их число, свести цифры к процентам. Эти классы будут чисто номинальными или статистическими; ведь едва ли будет какое-то свидетельство наличия более или менее ощутимого или интенсивного взаимодействия между мужчинами в черных ботинках и между теми, кто носит коричневые. Такое же обобщение относится и ко всем другим номинальным группам и классам.

После этого предварительного определения родового социокультур­ного явления мы можем обратиться к более детальному анализу его структуры.

§ 2. Компоненты родового социокультурного явления

Каждый процесс значимого человеческого взаимодействия состоит из трех компонентов, а каждый компонент, в свою очередь, складывается из множества других, которые определяют его конкретный абрис. Эти компоненты включают в себя: 1) мыслящих, действующих и реагирую­щих людей, являющихся субъектами взаимодействия; 2) значения, ценно­сти и нормы, благодаря которым индивиды взаимодействуют, осознавая их и обмениваясь ими; 3) открытые действия и материальные артефакты как двигатели или проводники, с помощью которых объективируются и социализируются нематериальные значения, ценности и нормы2.

§ 3. Субъекты взаимодействия

В гомосоциологии3 субъектами взаимодействия являются либо чело­веческие индивиды £в межличностном взаимодействии), либо организо- анные группы людей (в межгрупповом взаимодействии).

биологические и психологические свойства людей исследуются био- гией и психологией. Социолог должен знать эти свойства, но их

critic ^ourn°t Л. Essai sur les fondements de nos connaissances sur les caracteres de la П11Яие philosophique. P., 1851. V. I.

Матцч Рехкомпонентная структура социокультурных явлений, получившая систе-

сле поеСК°е освеи*ение в моей "Социокультурной динамике", отмечалась до и по-

Мн0гиГения моей книги все возрастающим числом социологов. К сожалению,

См н из них не удалось прояснить и систематически изложить свои концепции.

Л .SciemTHMCp: Thomas w L Primitive Behaviour. N. Y., 1937. P. 8 fT; Malinowski B.

^tniti, I? Tlleory of Culture. P. 36; Mead M. Competition and Cooperation Among 4ive PeonW ы v i on

Т/У* Peoples. N. Y., 1937. предметами в:

*Ие вза^ 1ами взаимодействия в биосоциологии, которая изучает биологичес- 7 Содействия растений и животных, являются растения и животные.

ПиТирим Сорокин 193
изучение не относится к области социологии. Для наших целей доста но помнить следующие биопсихологические свойства гомо сапиец^.°н^ обладание хорошо развитой нервной системой с ее рецепторами n ^ водниками и эффекторами, которая позволяет человеку реагировать^0 стимулы, поступающие от других людей; 2) способность осуществл **а разнообразные действия; 3) обладание сознанием, включающим в cefib ощущения, восприятие, идеи, воображение, память, эмоции, чувст и желания. Человек — это думающий, чувствующий, аффективны^ волеизъявляющий организм, способный действовать и реагироват’ в надорганическом мире значений, ценностей и норм (почему и как о* стал таким существом, нас сейчас не заботит); 4) биологическая и психоН логическая гетерогенность в отношении расы, пола, возраста и других

физических характеристик, таких, как интеллектуальный облик у^

эмоциональность, сила воли и т. д.

Число взаимодействующих индивидов. Что касается числа взаимо­действующих индивидов, мы можем выделить следующие типы межлич­ностного взаимодействия: а) между двумя индивидами (пара или диада) например между мужем и женой, родителем и ребенком, двумя друзья­ми, учителем и учеником, хозяином и рабом, продавцом и покупателем врачом и пациентом. Близкие разновидности диады дают ряд харак­теристик, имеющих свои особенности, но отличающих их от неблизких разновидностей; б) между тремя индивидами (триада), например между обвинителем, обвиняемым и судьей; девушкой и двумя претендентами на ее руку; мужем, женой и любовником; отцом, матерью и ребенком; в) между четырьмя, пятью и более индивидами; г) между одним Индиви­дом и многими, например между говорящим по радио и его слуша­телями, или между артистом и его зрителями; д) между многими и многими, например, между членами неорганизованной толпы или между покупателями и продавцами определенного товара, которые не организованы и раздроблены, действуют без специальной координации. Однако этот последний тип принимает, как правило, форму взаимодей­ствия между организованными группами.

Таким же образом межгрупповое взаимодействие может происхо­дить между двумя группами, между тремя, четырьмя или более; между одной и многими или между коллективами, состоящими из многих групп. Число субъектов взаимодействия является важным, поскольку оно объяс­няет многие специальные характеристики процесса взаимодействия1.

Качества взаимодействующих индивидов Существует огромное раз­нообразие качеств субъектов взаимодействия, но сейчас намнужнорассмотреть только одну характеристику,а именнобиопсихологическую и социокультурную гомогенность или гетерогенность (сходство или различие) взаимодействующих индивидов или групп.Взаимодействиемежду индивидами той же расы, национальности, племени,территори­альной группы, семьи, пола, возраста, религии, политической партии» профессии, экономического статуса и т. д., и особенно между теми, кт обладает одинаковыми социокультурными ценностями, всегдаотлича­ется во многих отношениях от взаимодействия междуиндивидам »расходящимися по этим качествам.

1 Wiese L. von. System der allgemeinen Soziologie. Miinchen, 1933. P. Simmel G. The Number of Members as Determining the Sociological Form oi j Group // American Journal of Sociology. 1902. V. 8. P. 1-46, 158-196; Moreno ь- ^ Interpersonal Therapy // Sociometry. 1937. V. 1. P. 9—76; Becker H., Useew p Sociological Analysis of the Dyads Ц American Sociological Review. 1942. V. 13- 26.

Характер действия Действия и реакции могут быть каталитическими, йвньгми, пассивными или толерантными. Открытые действия и ре- аКТии являются частью компонента движущих сил; однако опреде- а*ные их аспекты можно вполне рассматривать здесь как качества Ле£ъектов взаимодействия. Огромное разнообразие отношений, посред- ом которых участники взаимодействия влияют друг на друга, может сведено к четырем главным формам: тем, которые оказывают лияние просто череззнание о существовании участника или участников В^аямодействия(каталитическая форма); через совершениеоткрытыхДействий; черезвоздержание от открытых действий; через активную

толерантность. _

а) Каталитические действия. Катализатором в химии называется вещество (например, черная платина или хлорид алюминия), которое, хотя и не участвует в химической реакции и не меняет своей природа, значительно интенсифицирует и ускоряет самою реакцию. Аналогичное явление наблюдается в социальном взаимодействии. Например, мысль о враге, любимом человеке или о герое, с которым человек не находится и, возможно, никогда не находился в контакте, может заметно влиять на его сознание, настроение или поведение. Такие влияния, осуществляемые просто через существование другого участника, без какого-либо дейст­венного контакта, можно определить каккаталитические. Социология и социальные науки редко даже упоминают этот фактор и почти не знают о нем. Тем не менее это — постоянный фактор, не менее важный, чем три перечисленных выше. Простое существование советского режи­ма или фашистской формы правления произвело на протяжении послед­них двух десятилетий огромное влияние на коммунистическое и фа­шистское движения во всем мире, на формы правления и экономической организации обществ. Это влияние было гораздо сильнее, чем то, кото­рое оказали все платные агенты и пропагандисты, вместе взятые.

б)Открытые действия, толерантность. Влияние, оказываемое через открытые акты (нанесение удара, выстрел, вручение денег, поцелуй и т. д.) и черезвоздержание от внешних актов, слишком известно, чтобы давать дополнительные комментарии. Можно сделать несколько заме­чаний по поводу факторатолерантности. Его обычно путают с пассив­ным воздержанием от действия. Тем не менее, как указывал JI. И. Петражицкий, толерантность в корне отличается от пассивного воздер­жания. В отличие от пассивной формы бездействия толерантность мо­жет требовать весьма серьезного внутреннего усилия, часто гораздо более серьезного, чем требуется для открытых действий. Поведение одного из христианских мучеников, который, в то время как его поджа­ривали на железной решетке, спокойно сказал своим мучителям: "Этот оок уже поджарился, пора перевернуть меня на другой", является убеди-

^льным примером фактора толерантности и интенсивного усилия воли. /~ормы Нагорной проповеди обычно интерпретируются как призыва- ише к бездеятельности и пассивности, на самом деле предписывают вл Т°Д активн°й толерантности — через любовь к своим врагам, подста- к ение Другой щеки и несопротивление ненависти и враждебности. Эти­ка Христи5нства не является этикой пассивного бездействия. Это — эти- ВЬ1сшей толерантности (вспомним кредо Зосимы из "Братьев Карама- Достоевского).

возл Эффективные и неэффективные действия. Открытые действия, обпДС^Жание от Дейотвия и толерантность являются бесконечно разно­бой л?!* Ми по своим конкретным проявлениям. С точки зренияпричин-c-j^yЭффективности есть действия, оказывающие сильный эффект, и дей- оказывающие лишь незначительное влияние. Если посетитель

проводит рукой по своей бороде, его действие не оказывает заметно влияния на слушателя. Напротив, одно слово, произнесенное спокойцГ° может оказать опустошительное воздействие на человека, к которг> оно адресовано. Какие действия эффективны, а какие нет, зависит ^ многих условий. ‘ °т

г) Продолжительные и краткосрочные действия. Открытое действи воздержание от действия различаются также по продолжительности своих результатов. Есть действия, влияние которых испаряется почти мгновенно, такие, как, например, приветствие друзей, плата за пачк>/ сигарет в магазине и сотни других мелких действий, ежедневно осущест вляемых. Другие действия оказывают долговременное воздействие, ино­гда вплоть до смерти участников и даже дольше. Так, первый поцелуй и первое любовное признание могут помниться долго после их осущест­вления. Половой акт может привести к зачатию и рождению ребенка — последствиям, которые могут оказывать перманентное влияние на карьеру матери. Другие примеры — брачная церемония, крещение покупка собственности, окончание колледжа и освоение определенной профессии. Какие из действий являются продолжительными по своим последствиям, а какие являются краткосрочными, зависит от многих условий, таких, как время, место, участники, вид общества и культуры, биологическая и психологическая природа действия1.

Продолжительность действия является важной, поскольку если бы его последствия были слишком эфемерными, было бы невозможно никакое общество с продолжительными взаимодействиями. С другой стороны, действия лишь с временными последствиями облегчают жизнь, поскольку если бы каждое действие имело длительные последствия, никому не удалось бы сохранять целостность своей личности, и ни одна нервная система не смогла бы выдержать этого напряжения.

д) Сознательные и несознательные действия. Некоторые взаимодей­ствия совершаются сознательно, другие бессознательно. Если они явля­ются бессознательными (то есть представляют собой безусловные или условные рефлексы), они не являются надорганическими и, следователь­но, не принадлежат к области социологии. Если, однако, некоторые действия одного участника взаимодействия являются бессознательными, а другие участники отвечают на них сознательными действиями, взаимо­действие является социокультурными принадлежит к области социоло­гического изучения. Бессознательные действия одного участника, на которые дается сознательный ответ другими, весьма многочисленны; например, взаимодействие спящего ребенка и его матери, бредящего или находящегося в бессознательном состоянии пациентаи его врача, или поверженного боксера и его противника-победителя. Привычные дейст­вия участника, осуществляемые автоматически без намеренияоскорбитьлибо развеселить другого участника, часто принимаются этимучастни­ком (участниками) как намеренные,и ответом на них является со­знательная реакция. Неосторожное слово или фраза, жест илидвижение,совершенные автоматически, нередко неправильноинтерпретируютсякак сознательное оскорбление, вызови т. п. В своей совокупности такие взаимодействия занимают громадное место в общем массивесоциокуль­турных взаимодействий.

ч Преднамеренные и непреднамеренные действия. Сознательный про- е действия, воздержание от действия и толерантность разделяются йе°С ва класса: преднамеренных, мотивированных сознательной целью **а сушествляемых ради ее достйжения, и непреднамеренных, моти- и °0ванных исключительно прошлым и настоящим опытом, включая риР еННые нормы и осуществляемые без какой-либо сознательной гги В преднамеренных действиях, хотя все они тоже генерируются ошлым и настоящим опытом," всегда есть идея цели или конца ^средств достижения1.

Многие мыслители, включая утилитаристов, гедонистов и рациона­листов, считали, что все сознательные действия являются или пред­намеренными, или средствами достйжения какой-то цели2. Другие идут Нтце дальше и рассматривают все социальные действия как средства к достижению определенных целей3. Есть даже такие ученые, которые рассматривают как сознательное и преднамеренное практически каждое действие амебы и подобных организмов, а все изменения неорганической материи (такие, как окисление) считают проявлением памяти4. Это самая грубая форма антропоморфизма. Если бы мы приняли этот взгляд, термины "научение", "запоминание", "сознательный" и "пред­намеренный" потеряли бы всякий смысл, различие между научением и горением угля, запоминанием и окислением нефти, формированием целей и гниением листьев, сознанием и любым неорганическим процес­сом исчезло бы. Не менее ошибочными являются теории, которые рассматривают все человеческие действия как сознательные и преднаме­ренные. Существования безусловных и частично условных рефлексов, инстинктивных, бессознательных и подсознательных действий, с их ме­ханизмами "побуждения" и стимуляции достаточно, чтобы отвергнуть все такие теории5.

Ошибочными являются также теории, идентифицирующие созна­тельные и преднамеренные действия и рассматривающие все социальные действия как преднамеренные средства для достижения целей. 1). Вза­имодействия бессознательно-сознательного типа явно не являются со­знательными со стороны бессознательного участника. 2). Эти авторы неправильно употребляют телеологические термины "средства" и "це­ли", путая их с совершенно другими категориями причины и следствия, предыдущего и последующего. В. Парето в своем разделении человечес­ких действий на логические и нелогические говорит о "субъективных" и "объективных" целях, имея в виду под "субъективной целью" со­знательную цель, и под "объективной целью" любое последствие дейст­вия. Coi ласно ему, объективная цель обнаруживается даже там, где нет субъективной цели, например в рефлексах людей и животных. Можно справедливо говорить об объективных последствиях или следствии реф­лекторного действия или предшествующих и последующих действий „ хронологической последовательности; но как можно говорить об въективной цели" или "намерении" в связи с действиями, лишенными

^reateuM^хороший анализ преднамеренных действий: Draghicesco D. L’Ideal

з См., например: Ihering R. Der Zweck in Recht. Leipzig, 1877—1883. 2 Bds. The cfareto v• Trattato di sociologia generale. Torino, 1916. Y- 1- P. 65; Parsons T.

wucture of Social Action. N. Y., 1937. Qherr, omas w• Primitive Behaviour. Ch. 3, 4; Mathews A. P. Physiological ?litry N. Y., 1936. Ch. 2.

Поводу этих действий и механизма их стимулирования см.: Murphy G., nolme Т.. Experimental Social Psychology. N. Y., 1936. Ch. 2.

какого-либо сознательного намерения или цели? Термин "объективн цель" является столь же парадоксальным, как "безрукая рука" и?я "непреднамеренное намерение". Он требует, чтобы мы рассматривав как телеологическое и антропоморфическое любое нетелеологическ физическое и биологическое явление. Тем самь/м он лишает телеолопГ ческие явления их преднамеренного характера, дифференцирует идей тичные явления и приводит нас к туманной псевдоконцепции унивеп сальных средств и целей, лишенных какого-либо точного значения В результате, когда это "непреднамеренное намерение" используется как фундаментальная категория в любом анализе, за этим следует масса других ошибок, как в случае В. Парето и других теоретиков. 3) Большая часть даже сознательных действий не является преднамерен^ ными по мотивации или характеру. Большинство действий людей и животных совершается не ради достижения какой-то цели, но в ответ на самые разные мотивации. Действия, направленные к определенной цели илиради чего-либо, нужно отличать от действийиз-за чего-то Дело в том, что способность вызывать эмоции и через них вызывать действия свойственна не только идеям по поводу будущего, но и в не меньшей степени идеям по поводу прошлого, как, например, в случае памяти о перенесенном оскорблении. Если данное действие вызывает в другом человеке чувство ненависти, негодования, презрения, восхище­ния или любви, то эмоция проявляется в форме негодования, презри­тельных или хвалебных слов или в акте нанесения удара, аплодирова- ния, поцелуя или объятия, без какой-либо мысли о достижении некоей цели. На самом деле если бы человек захотел выразить презрение, справедливое негодование или восхищение ради той или иной цели, то это бы определенно свидетельствовало о том, что его поведение не является искренним и есть лишь чистая поза или бурлеск. Многие формы человеческого поведения по самой своей природе исключают преднамеренную мотивацию перед лицом будущего и предполагают мотивацию, идущую от прошлого опыта. Все такие мотивации и дейст­вия, где стимулирующие идеи, образы и эмоции основаны скорее на прошлом опыте и событиях, чем на будущих целях, названы Л. И. Петражицким "фундаментальными мотивациями и действиями", в от­личие от преднамеренных, где идеи и представления всегла относятся к будущему[107]*.

Сознательные, но непреднамеренные действия можно также про­иллюстрировать на примере действий, совершенныхв противоречии с целями человека. Человек, страдающий алкоголизмом, видя бутылку спиртного, не может удержаться перед искушениеми пьет, нарушая свою открыто признанную цель воздерживаться от употребления спирт­ного. Толстяк или обжора ест искушающую его еду, несмотря на свое решение продолжать придерживаться ограничивающейдиеты-Рас­путник грешит, несмотря на свое решение исправиться. Сражающийся бежит от врага, несмотря на свое решение храбро сражаться. Во всех этих случаях сознательная цель нарушается открытымповедением,равно сознательным, но не преднамеренным. Реальнаямотивируюшзясила — это не цель, а биологическое побуждение, условный рефлек (или привычка) или определенный объективный стимул, такой, ка алкоголь, обнаженное тело, искушающая еда или устрашающее вотное или враг.

rvlUccTвует распространенное убеждение, что делать что-либо без _ это нонсенс. Но природа действовала бы очень глупо с точки цел** я с0хранения и развития жизни, если бы организмы были устроены ^ что никакое действие не было бы возможно без преднамеренного таК‘а. Такая ситуация привела бы к колоссальной трате жизненной расн й и времени, особенно разрушительной, когда безопасность или э*еРшное осуществление биологических функций требуют мгновенного способления к обстоятельствам. Сложный психический процесс пред- ПРмеренной мотивации требует сравнительно долгого времени. Что бы Н изошло с человеком, если бы ему пришлось претерпевать такую П*яержку, перед тем как отпрыгнуть, заслышав гудок автомобиля, или за£рнуться от неожиданного удара, самоочевидно. Ув другой вид сознательной, но непреднамеренной мотивации — это "действенная", "самодостаточная" или "нормативная" мотивация, если пользоваться терминологией JI. И. Петражицкого. Здесь роль идей и образов, которые стимулируют процессы формирования эмоций и через них вызывают действия, играют рольсамих образов действия. Если честному человеку предлагают взятку, чтобы он совершил акт клеветы, подлога или отравления, сам образ или мысленное представление о таком злодейском деянии вызывает отталкивающие, ингибирующие эмоции. Эти эмоции часто достаточно сильны, чтобы свести на нет привлекательность взятки или других наград, предлагаемых путем преднамеренной утилитар­ной мотивации. Другие "действенные" идеи, например, относящиеся к хорошим, благородным или героическим действиям, вызывают соответ­ствующие эмоции и приводят к свершению соответствующих действий. Идеи этого рода проявляются часто в форме суждений, одобряющих или отвергающих соответствующее действие не как средство к данной цели, а само по себе: например, "лгать стыдно", "ты не должен лгать" или "всегда говори правду". Такая самодостаточная нормативная мотивация, состоящая просто из "ты должен" или "ты не должен", применяется к поведению детей так же, как и к поведению взрослых людей. Исследова­ния Ж. Пиаже показывают, что первая стадия в моральном развитии детей — стадия их "гетерономной" моральности" — состоит именно из таких нормативных суждений и мотиваций, где правила (даваемые взрослыми) рассматриваются как священные. Около 67 процентов всех их норм нормы этого типа1. Большая часть норм поведения взрослых также имеет этот характер, остальные складываются из самодостаточных норм, навязываемых утилитарными и другими соображениями. Суждения, осно­ванные на таких "действенных" идеях и эмоциональной привлекательности или неприязни, можно назвать "нормативными суждениями". Как показал А— И. Пегражицкий, эти "нормативные" мотивации, суждения и убеждения сть реакция, отношения и убеждения сферызакона и этики.

Вышесказанного достаточно, чтобы показать ошибочность мнения, 0 все сознательные действия являются преднамеренными. Если мы Редписываем должное значение терминам "преднамеренный" и "телео- Тог^еский" коррелирующим с ними терминам "средства" и "цель", Да становится понятно, что сознательные действия не всегда являют- Пет^еДНамеРенными и чт0 сознательные мотивации, названные JI. И. ^„Ражицким "фундаментальными", "действенными" и "нормативны- п‘ ?Вляются непреднамеренными. Мы придем к тому же выводу, если Ло^Идем к проблеме с позиции теории И. Павлова об условных и безус­ых рефлексах.

Pi°get J. The Moral Judgment of the Child. L., 1932. P. 312.

В свете этого вывода неадекватность схемы "средстви цели"в применении к сознательным действиям и социальным отношен^*6 очевидна. Поскольку базовая посылка неправильна, результатами эт*^’ псевдотелеологического анализа социальных явлений можнолибо nrv*° небречь, либо считать их искажающими реальность. Эта схемаприменма и полезна лишь в отношении преднамеренных явлений, но 0И составляют лишь небольшую часть социокультурных явлений. Ни

§ 4. Значения, ценности и нормы в родовых социокультурных явлениях

Значения и ценности, находящиеся над биофизическимисвойствамивзаимодействующих индивидов, формируют второй компонентсоцио­культурных явлений. Значения можно классифицировать следующим образом:1) когнетивныезначения в узком смысле слова, такие, как значение философии Платона, христианского символа веры, математи­ческой формулы или теории прибавочной стоимости Маркса;2) значи­мыеценности, такие, как экономическая ценность земли илидругойсобственности, ценность религии, науки, образования или музыки, демо­кратии или монархии, жизни или здоровья;3) нормы, на которыессыла­ются как на стандарт, такие, как нормы права и морали, нормыэтикета,технические нормы или предписания по конструированию механизмов’ написанию стихотворения, приготовлению мяса или выращиванию ово­щей. Эти три класса значений являются неотъемлемыми аспектами всех значимых явлений. Любое значениев узком смысле слова является ценностью (когнитивной или иной). Любая ценность предполагает нор­му по ее реализации или отвержению, например, ценности богатства, царства божия, добродетели, здоровья и соответствующие им средства достижения или избегания таких целей. С другой стороны, любая норма — юридическая, этическая, техническая или любая другая — непреложно является значением, позитивной или негативной ценностью. Поэтому термины "значение", "ценность" и "норма" будут использоваться попе­ременно, чтобы обозначить весь класс значимых явлений[108],наложенныхна биофизические свойства индивидов и предметов, действий и событий.

Лишенные своих значимых аспектов, все явления человеческого вза­имодействия становятся просто биофизическими явлениями и в таком качестве образуют предмет биофизических наук. Преднамеренное или непреднамеренное, мотивированное солидарностью илиантагонизмом,осуществляемоев целях сотрудничества или нет, гармоничное или дис­гармоничное, порожденное любовью или ненавистью, договорное или общинное, религиозное или нерелигиозное, моральное илиаморальное,научное или художественное — такие социокультурныехарактеристикиявляются неотъемлемой частьюне биофизических свойстввзаимодейст­вия, а значимого компонента, заложенного в них. То же вернои от­носительно всех социальных систем взаимодействия, таких, как государ"

0 семья, церковь, университеты, академии наук, политические пар- рабочие союзы, армии и флоты. В химическом пространстве нет ручного или философского элемента, нет профсоюзной молекулы, нет Нбоазовательной или религиозной реакции. В физическом пространстве °ет таких явлений, как государство или церковь, нет преднамеренных, нтиЧеских, антагонистических или солидарных, договорных или художе­ственных взаимоотношений. В биологическом мире нельзя найти рели- иозной клетки, юридической хромосомы, моральной ткани, политичес­кого органа, биологических видов профсоюзов или университетов или

_ есЛи биологию лишить ее антропоморфических элементов — никаких

солидарных или антагонистических, договорных или общинных

отношений[109].

Лишенное своего значимого компонента "Государство" Платона становится материальным объектом (книгой) с определенными физичес­кими и химическими свойствами. Ника Самофракийская оказывается не более, чем куском мрамора, хоть и с определенной геометрической формой и определенным физико-химическим строением.

Девятая симфония Бетховена состоит из комплекса звуков, то есть воздушных волн различной длины и амплитуды. Национальный флаг становится просто куском материи, привязанным к палке. Сотрудниче­ство становится "сложением или умножением сил", война — "вычитани­ем сил"; социальная организация — "эквилибром сил"; право — "кор­реляцией сил"2, сознание — "агрегацией электронов и протонов" (А. Вейсс); эмоция — определенным "отношением стимул-ответ" (В. Хан- тер); страх — "поведением носителя определенных характеристик, ре­агирующего на стимул из определенных характеристик внутри опреде­ленного поля сил" (Г. Лундберг) и т. д. Короче, без компонента значения все социокультурные явления становятся чисто физическими или биоло­гическими. В таком виде они справедливо исследуются лишь биофизи­ческими науками, категории и законы которых применимы к людям, рассматриваемым лишь как организмы или агрегации материи3.

Компонент значения, ценностей и норм совершенно отличен 0rh третьего компонента социокультурных явлений — компонента матера альных носителей — и ни в коем случае не может быть идентифицировав ни с физическими или биологическими свойствами носителей, ни с этими свойствами субъектов взаимодействия. Это бесспорно доказываетсятемчто одно и то же значение (например, христианского символа веры) может быть материализовано или объективировано во множествемате­риальных носителей: произнесением его вслух (звуки или воздушные волны служат в качестве носителей), написанием или печатанием его на бумаге, камне или стальной пластине, записыванием его на пластинку фонографа, передачей его по радио. Значение символа веры,однакоостается прежним, несмотря на широкое разнообразие носителей и их физических и химических свойств.

Значение враждебности может проявляться во множестве открытых действий, таких, как стрельба, отравление, утопление, повешение,сжига­ние или закалывание ножом ненавистного лица; пытание любимых им людей, его экономическим разорением или выдачей его властям. Все открытые действия выражают значение враждебности, в отличие от любви, сочувствия, благотворительности, солидарности и тому подо­бного. То же можно сказать о любом социокультурном явлении: значе­ние может быть экстернализовано через самые разнообразные биофизи­ческие носители. Напротив, материальное явление может выполнять функцию носителя при экстернализации широкого спектра значений, ценностей и норм. Одна и та же сумма денег одного вида и стоимости может в один раз служить как средство помощи нуждающимся; в другой — уплаты долга; в третий — для подкупа; в четвертый — для совраще­ния девушки; в пятый — для покупки некоего товара и т. д. Сами деньги как носитель не меняются; совершенно иными являются значения, кото­рые они выражают[110]. Также открытое действие может внешне оставаться одинаковым во всех своих существенных компонентах, но его значения могут быть совершенно различными. Половой акт означает в один момент проституцию, в другой — совращение, в третий — адюльтер, в четвертый — изнасилование, в пятый — законное соитие супружеской пары. Внешние действия типа показывания кулака, шлепания илц вы­стрела из ружья могут различаться по своим намерениям от игры до полной серьезности. Поцелуй может быть "лаской" Иуды или проявле­нием глубокого чувства любви; словесные выражения могут варьиро­ваться от несущественного "как дела?" или льстивого "я тобой вос­хищен!" до искренних проявлений соответствующих значений. В против­ном случае не было бы лжи, лицемерия или неискренности.

Человеческий организм может оставаться биологически неизмен­ным, но значения, заложенные в нем, могут широко и радикально варьироваться. Царь Николай II не изменился биологически, когда был смещен со своего высокого поста и разжалован до статуса заключен^ ного. Так же без какого-либо биологического изменения политический преступник Ленин неожиданно стал диктатором, и неизвестный никому Робеспьер поднялся в одну ночь до главы сильной якобинской группы- Этот сдвиг в ценностях можно показать даже на примере мертвых. Никаких физических, химических или биологических изменений не про­изошло в прахе французских королей, которые умерли задолго Д° французской революции, однако во время революции их значение как

кочтимых и уважаемых суверенов трансформировалось в значение »ЫСОвистных тиранов и угнетателей. В наших личных отношениях такие не*а значений происходят ежедневно; человек, который еще вчера был С,Дшм врагом, сегодня становится другом, хотя в его организме за это Н‘ мя не произошло физических или биологических изменений. Сегод- 0^пние любовники завтра становятся врагами; почитаемые лица — пре- ^оаемыми, знаменитые — безвестными1.