Семья, школа и церковь как средства тестирования общих свойст


Читайте также:
  1. B. Перечнем названий полей с указанием их типов и других дополнительных свойств данных, содержащихся в них
  2. Case-средства для моделирования данных.
  3. II. БОЕВЫЕ СВОЙСТВА И ВОЗМОЖНОСТИ САМОЛЕТОВ ТАКТИЧЕСКОЙ АВИАЦИИ.
  4. IV О СВОЙСТВЕ И РОДАХ СЛОГА
  5. Properties and Configuration Dialogs (диалоги свойств и конфигурации) Диалог свойств
  6. Properties Command (команда свойств)
  7. VII. Изменение параметров работы средства проверки орфографии в фоновом режиме
  8. А) Свойства Электромагнитных волн.
  9. Абстракция – выделение одной какой-либо стороны, свойства и отвлечение от остальных. Так, рассматривая предмет можно выделить его цвет, не замечая формы, либо наоборот
  10. Аксиомы ординалистского подхода. Функция полезности и кривые безразличия потребителя. Карта кривых безразличия. Свойства кривых безразличия. Предельная норма замещения.
  11. Активные средства защиты
  12. Акустические средства …
    защиты

личности. Их решающая роль в определении типических черт * различных социальных классов

Перед тем как обратиться к социальным факторам, которые те- стируют специфические качества индивидов и отбирают их для спе­циальных социальных и профессиональных групп, правильно будет несколько слов сказать об огромной роли, которую церковь, семья и школа играют в определении типических черт высших и низших слоев общества. Как было уже показано, эти средства тестируют главным образом биологические, умственные и моральные качества индивидов, релевантные для успешного выполнения многих социальных функций. Сейчас же мне хочется особо подчеркнуть, что характер этих селекционирующих средств и их стандарты желаемого и неже­лаемого, хорошего и плохого сильно влияют на тех, кто заполняет верхние и нижние ярусы общества. Эти средства суть социальные "сита", и от их природы зависит, какие "человеческие частицы" оста­нутся в верхних, а какие проскользнут в нижние слои. Чтобы прояснить все это, достаточно нескольких примеров.

Как мы видели, чтобы успешно выдержать тест в школе брахманов, ученику приходится продемонстрировать не только способность зазуб­рить веды, но и экстраординарные моральные и социальные качества: редкое терпение и самоконтроль, сверхъестественную силу управлять всеми биологическими импульсами, подчинять себе все соблазны, выно­сить все физические лишения, презирать житейские блага и комфорт, стремиться к истине, не бояться никаких земных авторитетов^ и тем более физических страданий и т. д. Только люди с чрезвычайной силон воли и духа могли выдержать такой тест. В результате высокопоставлен­ные группы брахманов состояли из тщательно отобранных людей, дале- ко превосходящих средний интеллектуальный и моральный уровень. Давайте возьмем китайскую школу. Здесь также уделяется много внима­ния моральным и социальным качествам, хотя и тестируются в осН° ном знания классики, изысканность стиля литературного сочинен^ и подобные вещи, имеющие малую практическую ценность и не реального знания о природе причинных связей[289]. Отсюда чисто турный" характер китайского правящего класса, составленного из * кто успешно вылепжал "литепатуоный" тест: отсюда его неПрагМа



кто успешно выдержал "литературный" тест; отсюда его непра- ность и неспособность справляться со многими практическими ^^ "Литературный" характер школы определил и "литературный и непр^ тический" характер правительства мандаринов, которое представ

бой правительство интеллигенции par excellence. "Каково решето,

^яковой будет и мука".

Далее возьмем средневековую церковь и школу. Люди с сильными зоологическими потребностями, особенно с гипертрофированным се- уальным влечением, люди с независимым мнением, с антидогматичес- К м складом ума и т. д., как правило, не могли пройти через это Аскетическое, догматическое и нетерпимое" сито. Такие люди обычно давались внизу общества, или опускались по социальной лестнице, или ^ им приходилось искать другие каналы для своего продвижения в обществе.

Наконец, возьмем современную школу в западных странах. До недав­него времени ее тест был почти исключительно интеллектуальным плюс физическая подготовка. Современная школа не требует каких-либо экстра­ординарных моральных качеств или чего-то, даже отдаленно напомина­ющего требования школы брахманов. Если ученик не находится ниже усредненного морального уровня, он может успешно выдержать тест при условии, что он способный с точки зрения интеллектуального стандарта. Так как верхние слои общества пополняются за счет именно таких людей, то они, проявляя хорошие интеллектуальные способности, демонстрируют при этом заметную моральную слабость: жадность, коррупцию, демаго­гию, сексуальную распущенность, стремление к накопительству и матери­альным благам (часто за счет общественных и моральных ценностей), нечестность, цинизм и "плутократию". Таковы бросающиеся в глаза качества, которые в изобилии демонстрирует управленческая, интеллекту­альная и финансовая аристократия нашего времени. С другой стороны, естественным результатом такой организации школы является ее полная неспособность улучшить моральный дух населения в целом. За последние десятилетия число школ и выпускников начальных, средних школ и колле­джей увеличилось намного больше, чем выросло само население, но число преступлений увеличивается, а не уменьшается, причем доля "грамотных преступлений" заметно возрастает, а доля неграмотных — уменьшается1.

Все эти факты суть testimonium pauperitatis2* моральной несосто­ятельности школы в целом. Относительно низкий моральный уровень современных высших классов частично является результатом отмечен­ной выше организации школы. Эти примеры показывают, как сильно качества различных "аристократий" зависят от школьной организации, являющейся тестирующим и селекционирующим средством. От хара­ктера "сита" в значительной степени зависит как характер верхних, так и характер нижних этажей социального здания. Поэтому любому социальному реформатору следует обратить особое внимание на эти средства не только как на институты образования, но и в большей степени как на тестирующие и селекционирующие механизмы. Многие ЧеРты, малозначимые с "образовательной" точки зрения, могут ока­заться чрезвычайно весомыми с точки зрения их тестирующей и се­кционирующей функции, и наоборот. Какими бы важными ни были ^Рты, насаждаемые церковью, школой и семьей, не меньшую роль рают люди, которые продвигаются или сдерживаются ими. Селе­кционирующая роль социальных институтов, как великолепно показал ‘ Де Лапуж, возможно, даже более существенна для будущего страны,

Suth °п Mayr GStatistik und Gesellschaftslehre. Tubingen, 1917. Bd. 3. S. 677 fT.; ,d E Criminology. P. 171 -174; De Lapouge V. Les Selections Sociales. Ch. 4; Tbe M. Criminology. Ch. 8. в ч*» свидетельство о бедности (лат.): признание слабости, несостоятельности ^-либо.

чем их же, но "воспитывающая и образовательная" фу^. Однако кроме качественного аспекта этой проблемы есть еще Ия‘ личественная сторона. и Ко.

Количественный аспект проблемы заключается в том, каково людей, которые проникли благодаря этим средствам в ebictuue4UCA° общества. Я хочу особо подчеркнуть, что доля элиты в структуре Д°и населения — вещь отнюдь не маловажная. Верхние этажи социаль ССГ° здания должны быть пропорциональны его нижним этажам: они°Г° должны быть ни слишком тяжелыми, ни слишком громоздкими, но е Не они таковыми становятся, то социальное здание неизбежно рущИтЛа Вслед за Мальтусом мы привыкли говорить о перенаселении и недос°Я точной населенности по отношению к социально-демографической но^ ме. Любопытно то, что мы никогда не говорим о перепроизводстве ил недопроизводстве кандидатов в верхние слои общества. Очевидно, чтИ ни одно государство не может процветать, если его верхние слои сосгав° ляют, скажем, 50% от всего состава населения. Очевидно также и то, что правительство страны с населением в 100 миллионов не может состоять из 50 управленцев; иначе они были бы всемогущими божествами, спо­собными самостоятельно выполнять все функции управления. А это значит, что для любого процветающего общества существует оптималь­ное соотношение верхних слоев по отношению ко всему населению, значительное отклонение от которого губительно для общества. Таким образом, потенциально существует возможность перепроизводства и не­допроизводства кандидатов в верхние социальные слои.

В зависимости от типа общества перенасыщенность верхних слоев может явиться или результатом непропорционального воспроизводства верхних слоев в неподвижном обществе, или результатом слишком слабых тестирующих социальных механизмов, которые позволяют чере­счур многим проникнуть в высшие классы. Недопроизводство может произойти вследствие слабодифференцированного воспроизводства верхних слоев или слишком тщательного отбора кандидатов. В резуль­тате только незначительное число людей может пройти отбор. Перепро­изводство элиты или ее недопроизводство можно рассчитать следу­ющим образом. На мгновение представим, что маленькое "общество" состоит из пяти субъектов и одного правителя. Далее предположим, что в каждом поколении каждой семьи выживает 5 детей, а правящая семья оставляет либо 7, либо 4 ребенка. Упрощая ситуацию, мы получили бы следующую картину внутри нескольких поколений!

Поколения Число Их процент в Число правителей, Процент правящего
  субъектов составе населе­ оставивших 7 или класса в случаях
    ния в случаях 4 отпрысков 7 и 4 детей
    7 и 4 детей пра­        
    вящей семьи       __ ——
1-е 83.3 83.3 16.7 16.7
2-е        
3-е        
4-e        
5-e       "5.6
6-e 48.2 94.4 5*1.8
1 Книга "Социальная селекция" В. Де Лапужа и поныне остается н®^еКциИ ленной с точки зрения блестящего анализа громадной роли социальной с в обществе. См.: De Lapouge V. Les Selections Sociales. P., 1896.

 

Такое сугубо гипотетическое вычисление показывает, сколь большая ни па может получиться из небольшого отличия в "плодовитости" Р**3 ших и низших классов и как легко может получиться или перепроиз- О (51,8%) или недопроизводство высших слоев.

проще это происходит вследствие слишком тщательного или шкоМ свободного отбора кандидатов путем тестирующих и селекци- cJ1!Lyющих средств социального распределения индивидов.

Давайте посмотрим, к каким результатам может привести перепро- водство, вызванное слишком мягким отбором или высокой плодови- Япстью высших классов, которое легко может осуществиться в странах, т существует полигамия, как, например, в Турции. Все перепроизведен- |Tje члены будущей элиты не могут найти места в высших слоях. Между неизбежна острая борьба и соревнование за обладание высокими Опциями. В иммобильных обществах это приводит к безжалостной борьбе многих кандидатов на одну и ту же позицию монарха и другие высокие посты. Вспомним, как сыновья одного правителя в династиях Османов, Меровингов, Константина Великого, Каролингов и многих других знатных семей периодически вероломно умерщвляли друг друга, отравляли или низвергали с престола, не говоря уж о смертельной вражде и междоусобных войнах. С этой точки зрения все это — лишь репрессивные меры для сокращения перепроизводства и установления необходимого равновесия сил. Описания подобных процессов запо­лняют все хроники западных и восточных стран. Если перенаселение обычно ведет к войне, то почему не допустить, что перепроизводство населения в высших слоях может привести к подобным последствиям. Вышеуказанные факты, как кажется, подтверждают нашу гипотезу. Несчетное число дворцовых переворотов, свержений и беспорядков возникли не без участия этого фактора. Несколько отличны по форме, но сходны по сути результаты перепроизводства элиты в мобильных обществах. В этом случае процесс происходит примерно так: пере­произведенная элита не может найти соответствующего ей высокого положения. По этой причине "неудачники" остаются неудовлетворен­ными и начинают организовывать свои собственные "возвышающие" организации. Так как эта организация не обладает привилегированным местом при существующем режиме, ей приходится быть критической, предприимчивой, оппозиционной, радикальной и революционно настро­енной. "Меркантильные амбиции" этих представителей элиты не удо­влетворяются при существующем порядке, и они ищут выхода в со­циальном переустройстве или революции. Дополнительным подтвер­ждением к вышесказанному может быть следующее. Те, кому удалось Достичь высокого положения при существующем режиме, не могут о определению располагать ни должным престижем, ни реальной °^Можностью "утихомирить" оппозиционные силы, так как они до­за!!171*1 ,?того положения благодаря мягкому отбору и попросту ока- цГ^ись "счастливчиками", а вовсе не более способными, чем "неудач- JJ^ . которым пришлось остаться на нижних слоях. Таким образом, Те^пР°изводство элиты вследствие слишком легкого теста и действия ЦестИ^Ю1цих и селекЦиониРУк>Щих средств приводит к социальной

^бильности, беспорядкам и революциям1. Изво Д0бный Результат достигается и по-иному, путем недопро- Дства элиты из-за низкой рождаемости среди высших слоев

Aarson к The Function of Science in the Modern State. Cambridge, 1919. P. ‘ *mmon O. Die Gesellschaftsordnung. Jena, 1900. S. 13—14.

Питирим Сорокин 417

в иммобильных обществах или из-за слишком строгой сис отбора в обществах мобильных. В этом случае число представит^[290]элиты может быть намного меньше, чем необходимо для заполн^^ всех высоких социальных позиций. Поэтому часть таких поз61**151 приходится "отдавать" не прошедшим селекцию людям. Такое пределение деформирует достоинства строгой селекции, которая, ме^ас~ прочим, может "воспротивиться" стремительному восхождению ^^ льшого числа людей, не говоря уж об эзотеричности верхних сл элиты. В этом случае начинает аккумулироваться неудовлетворенное? в нижних слоях, и создается взрывоопасная ситуация, которой лег1^ может воспользоваться оппозиционно настроенный лидер. Иным° словами, такая система снова приводит к социальной нестабильности и беспорядкам. Если же, наоборот, несмотря на строгий отбо на уровне нижних слоев, не будет действенной элиты, то така^ система приводит к неоспоримому превосходству строго отобранной элиты и, таким образом, к социальной стагнации, что не раз наблюдалось в истории Индии. Те же последствия наблюдаются и в том случае, если "социальные фильтры" дефективны, если наследственная аристократия вырождается или когда система те­стирования совершенно случайная, а критерии селекции неадекватные Если, например, таким критерием является цвет глаз, или изысканный литературный стиль, или наследственный статус отца без дальнейшей поправки на потенциальный талант сына и на то, какими, со­ответственно, наследственными качествами он обладает, то, очевидно, состав высших правительственных слоев, отобранный на такой основе, едва ли будет подходить для успешного выполнения функций упра­вления. В результате правительство, сложившееся таким путем, ока­жется несостоятельным. Внизу, на нижних этажах, будет много "врожденных" правителей, которые обязательно попытаются достичь положения, соответствующего их талантам. Поэтому социальная ста­бильность будет нарушаться и сверху — вследствие несостоятельности правительства, и снизу — вследствие "подрывной" деятельности низко стоящих правителей "по призванию". Общий итог все тот же: социальный беспорядок и нестабильность.

Несмотря на кажущийся догматизм этих рассуждений, их можно было бы подкрепить значительным числом исторических примеров. Сейчас же в качестве иллюстрации укажу на один современный казус. ^

Статистика выпускников колледжей в США дает следующий коэф­фициент мужчин-выпускников на 100000 мужчин в возрасте старше 2U лет в составе всего населения страны:

1880 г.—687


—710 —745 —875 1137
1890 г 1900 г 1910 г 1920 г


 

 


of the

С 1815 года было выдано 496618 дипломов, но более полоa^j из них было выдано с 1900 года; из 358026 выпускников к°лле^ле на 1 июня 1920 года больше половины получили свои дипломы п 1905 года1.

факт ускорения выпуска дипломированных специалистов в США яЦ0 А это приводит к усилению конкуренции между ними и к труд- Й^стям в нахождении соответствующего диплому общественного поло­ния. Все большее и большее число людей вынуждено довольствовать- скромным положением, плохо оплачиваемым и не очень привлека- сЯ иЫм. Будучи уверенными, что диплом даст им право на лучшее Т есто, и лицезрея вокруг себя роскошь и процветание других людей безо м я1СОго диплома, они не могут не думать, что страна, в которой они ^ут, — уродлива, и что она относится к ним несправедливо, и что все * результат капиталистической эксплуатации и т. п. 3 Вывод: увеличивая скорость производства выпускников университе­тов, облегчая процесс окончания университета, воспевая большое значе­ниеуниверситетского образования, но обращая при этом малое внима­ние на нравственное образование, будучи неспособными обеспечить выпускников подходящими местами, наши университеты готовят из своих выпускников неудовлетворенные социальные элементы (людей, проклинающих существующий режим, прямо или косвенно способству­ющих его свержению), готовые в критических условиях стать лидерами любого радикального или революционного движения. Даже сейчас сре­ди них пропорция симпатизирующих радикальной "перестройке" реак­ционных и плутократических Соединенных Штатов Америки больше, чем в любой другой социальной группе. "Салонные" социалисты, "крас­ные" и "радикальные" элементы пополняются главным образом за счет этой и подобных ей групп. Чтобы приостановить возможные последст­вия относительного "перепроизводства" элиты или, вернее сказать, псев­доэлиты, необходимо найти для нее соответствующее место, или сделать требования, необходимые для учебы в колледжах, более строгими, или усилить действие любого другого социального "фильтра". Вместо обще­ственной пользы дальнейшее увеличение числа выпускников университе­тов, бакалавров гуманитарных наук, магистров, докторов философии и т. п. принесет только вред. Для многих такой вывод может прозвучать парадоксальным, но тем не менее дело обстоит именно так.

Все вышесказанное иллюстрирует наш тезис о значении правильной организации качественной и количественной стороны социальных "фильтров". Обратимся теперь к другим тестирующим, селекциониру­ющим и дистрибутивным средствам в обществе.