Разбор задачи

Правомерность причинения вреда

Возможно ли причинение вреда государством при пресечении теракта объявить правомерным и тем самым освободить себя от возмещения вреда?! Можно ли тогда доказать, что пресечение теракта могло быть достигнуто иными средствами?!

Дело Макксан против UK: Суд оценивает качество антитеррористической операции: все ли возможное было сделано. Были ли исключены другие версии?! а наш подход правомерен ли с точки зрения того, что такое «деликт» и других положений ГК. Судебная оценка в принципе исключается (иск принять нельзя) на соответствие ст 2 Конвенции. Или положение закона о правомерности не должно …
так рассматриваться и все может и должно быть проверено?! Управленческое – оно не юридическое. Поэтому и вред правомерен, управленческие решения не должны оцениваться?! Законодатель его оценить не может => исключается судебный контроль. Так ли это?! Если бы этого запрета не было, мог бы суд что-либо оценить?! Какой конституционно-правовой интерпретации подлежит само лишение смерти террориста и ст 22 нашего ФЗ.

 

Постановление Финогенов против РФ:

1. Применение газа. РФ выиграла. Об этом далее и говорим.

2. Неудачное планирование спасательной операции. РФ проиграла.

3. Ненадлежащее расследование. РФ слила сразу

Имела ли РФ право написать, что всякий причиненный при контртеррористической операции вред является правомерным?!

 

Вопрос распадается на 2 части:

1. Лишение жизни самого террориста (ст. 2 Конвенции). Право не абсолютно, а относительно. В этой части это вред террористам. Такое лицо может быть лишено жизни (ст. 22 ФЗ). Для ГК это ст. 1066. Обсуждать ст 22 нужно поэлементно. Не чохом ее конституционность или нет, а по каждому тезису. Действия государства с точки ГК эти действия представляют необходимую оборону. Но есть критерий соразмерности.

2. Вред, причиненный третьим лицам (всем прочим интересам). Жизни заложников, всякое повреждение имущества… Возможен ли за этими действиями судебный контроль?! Вероятно да, так как ст.2 говорит «вред, причиненный действиями предписанными или разрешёнными законом». Это отсылка к ФЗ О контртеррористической деятельности. В нем кроме разрешения сбивать самолеты и топить корабли ничего нет.

Как 22 статья помещается в ст 1064?! Нас в ней интересует, вероятно, п 3. Возмещение правомерного вреда только в случаях, предусмотренных законом. Что такое правомерное действие (1064) и что такое правомерный вред (22 статья)?! С точки зрения принципа генерального деликта само причинение вреда противоправно. Любое действие, причиняющее вред, противоправно. Никакого иного законодательного запрета не требуется. Действие делает неправомерным то, что оно причиняет вред, а не то, что оно не соотв положению закона (кроме самого генерального деликта).

Какие действия имеет в виду п 3 ст 1064?! Действие неправомерно в силу самого генерального деликта, а тут какая-то правомерность. Ст 1069 (вред органами власти) говорит о незаконности действий. Как и ст 53 КРФ. А в 1064 про незаконность не сказано. С точки зрения вон той отрасли публичного права действие органов власти может быть законным или нет. И если с той точки зрения действие является незаконным, вред возмещается, а если законно – вред возмещению не подлежит.

Подходит ли действовать контртеррористических подразделений под 1069?! Там должна быть реализация властных полномочий. А противодействие терроризму – тоже властная деятельность? Является и это полномочием?! Где место 22 статьи в 1069?! Властная действовать – это любое насилие со стороны государства?!

Возвращаемся в 1064. П 3 ее в противоречии с генеральным деликтом.

А теперь возвращаемся в ст 22. Что объявлено правомерным?! Действия или причинение вреда?! Причинение вреда. А как соотносятся правомерные действия и правомерный вред?! действия должны быть предписаны и разрешены, т.е. тоже правомерны. Вред, причинённый правомерными действиями, является правомерным. Тогда ст 22 является бессмысленной. Потому что достаточно правомерности действий, чтобы не возмещать вред (п 3 ст 1064). Значит это исключение из принципа генерального деликта.

1067 (крайняя необходимость) здесь просится. А по отношению к террористу – необходимая оборона. Но крайняя необходимость – это когда за правомерные действия вред подлежит возмещению. Тогда что, вред надо возмещать?! 1067 – это правомерные действия и неправомерный вред. в ст 22 – и правомерные действия, и правомерный вред.

А еще ст 22 ведь может быть соотнесена с УК, так как ввела самостоятельное основание освобождения от ответственности.

Итого по 1067 вред подлежал бы возмещению, а тут – нет. Потому 22 статья и криво получилась, там и вред, и действия правомерные. «предписанные и разрешенные» — это требование к уровню законодательной регламентации. Например, тот же газ при Норд-Осте никто не разрешал. Этот уровень не обеспечивается, да и не может быть обеспечен ввиду ситуационности решений.

Загрузка…

Ок, разобрались. Теперь в конституционность. Вообще-то государство любой такой вред должно было предотвратить. Как и любое уголовное преступление. Это нормально, когда сам объявляешь вред правомерным и сам причиняешь?! А еще и сам все законы придумываешь?!

Или тут вообще не ответственность, а способ распределения рсиков?!

 

Уголовная ответственность и уголовная политика

Институт ответственности – это всегда охранительная функция. Юридическая ответственность должна быть подкреплена законом, иначе ее нет. В этом смысле она объективна.

Существуют процессы в обществе, которые предопределяют включение той или иной нормы в закон. Феномен ответственности рождается из общественной опасности. Пока общество не рассматривает действие как общественно опасное, наказание за него не является ответственностью. Более того, возможно расхождение между нормой закона и социальной нормой.

Общественная опасность меняется со временем, в различном обществе. Например, мародерство. Или кража карточки на хлеб. Общественная опасность формирует социальный запрос, который должен улавливаться законодательством. Может ли власть искусственно формировать этот запрос?! Естественно может. А насколько это успешно получается?

И таки вот она, уголовная политика. А есть ли она?! И если да – то успешно ли?!

Далее см презентацию.

 

Ч 6 ст 14 УК – возможность суда изменить категорию преступления. Зачем ее менять?! Чтобы менять последствия в виде судимости, места отбытия наказания, возможность УДО. В общем, ее улучшение улучшает положение осужденного.

В связи с применением этих положений возникает 2 вопроса, см в раздатке. Проблема в том, что категория преступления определяется от наказания. Категория определяется не от содержания преступления, а обратным счетом. А зачем менять категорию, если уже есть наказание?! Ради последствий осуждения.

Или существует 2 понятия: объективное (для прочтения особенной части УК) и субъективное (как мерило последствий для конкретного преступника). Лицо должно нести ответственность за деяние, а не его категорию. Насколько сегодня категория связана с сущностью совершенного преступления?! Ст 15 УК в настоящее время отражает категории не преступлений как конкретно совершаемых деяний, а категории составов как абстрактных законодательных моделей потенциальных преступлений.

Место п 6 т 15 – в понятии преступления, а не положения об ответственности. Сама дифференциации отражает идею справедливости (ст 6 УК – соотв принцип), и в главе об ответственности она была бы уместна.

ДЗ решить эти 2 задачи.

 

Субсидиарная ответственность

Смотрим раздатку 8. Сюжет прост. Но нас он не интересует. Интересное в конце. Суд вправе потребовать возврата неосновательного обогащения от должника. А в Проекте был вариант с исполнением обязательства другим лицом.

Возможна ли тут неосновательное обогащение?! Какова судьба основного обязательства в отношении между взыскателем и должником?! Способно ли деликтная ответственность одного лица составить исполнение чужого обязательства?! Или взыскатель может требовать дальнейшего исполнения по исполнительному лицу. Возврат исполнительного листа в связи с невозможностью исполнения не есть прекращение обязательства, кредитор вправе повторно предъявить иск к исполнению в течение 3 лет.

Возмещение деликтного вреда составит ли исполнение основного должника?! Из последнего абз п. 11 следует, что должник неосновательно считается обогатившимся. А это возможно, когда он больше не должен платить взыскателю, за него заплатила РФ. Но так ли это, может ли деликтное возмещение составить оплату чужого долга?

А что такое исполнение чужого долга?! Ст 399 ГК. Если субсидиарный должник заплатил, то это уплата за основного должника. В этом случае должник считается свободным от своего обязательства. РФ заплатила и тем самым исполнила обязательство должника. Значит РФ превратилась в субсидиарного должника. Может ли деликтная ответственность выступить субсидиарной уплатой?!

Ст 399 находится в главе «Ответственность за неисполнение обязательств». Ответственность – результат противоправного поведения. Или нет?! Например, собственник частного и казенного учреждения несет ответственность по долгам учреждения. Аналогично ответственность участников полного товарищества. А также ответственность полных товарищей в товариществе на вере, ОДО. Ответственность членов производственного кооператива. Ответственность членов ассоциации и союза. Ответственность поручителя. Ст 7.1 ФЗ О рынке ценных бумаг (ответственность эмитента за выбор депонента). Эти лица сами нарушения не совершают, ответственность этих лиц не основана на противоправности. Субсидиарная ответственность установлена для привлекательности отдельных ОПФ. Но является ли тогда эта ответственность ответственностью?! В зарубежной лит-ре сие именуется субститутивной ответственностью. Это ответственность, которая наступает независимо от наличия персональной вины у этого лица и даже независимо от того, каким образом действовало лицо, несущее ответственность. Поэтому к классической ГП ответственности отнести эти ситуации нельзя.

А что с долгами по обязательствам унитарных предприятий?! ЕСПЧ ранее считал, что если суд акт против УП не мог быть исполнен, соотв требования ЕСПЧ переадресовывал России. С позиций прав человека государство, кот не обеспечило достаточность ресурсов своим агентам, само несет ответственность за действия этих агентов. Надо ли говорить, что государство противоправно довело свое предприятие до такого состояния?! Не прячется ли государство от ответственности?!

А в классическом смысле за ст 120 нет ответственности, нет виновных противоправных действий. Поэтому это не субсидиарная, а субститутивная ответственность.

Ст 15,19 ФЗ Об ООО: там уже именно ответственность, так как в основе лежит собственное противоправное поведение.

ФЗ О несостоятельности (банкротстве). Там субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц и руководителя. Это примеры ответственности за собственную противоправность. Это ответственность в классическом смысле. Аналогично 1074 ГК (ответственность родителей), ряд положений ФЗ О рынке ценных бумаг.

Итак, мы разделили субсидиарную и субститутивную ответственность, которая ответственностью не является. При этом субсидиарная зачастую является множественной. Множественность какого вида здесь?! Правовые формы не всегда адекватно отражают экономическое содержание. Этот конфликт указывается и в ИП: РФ как будто бы становится субсидиарным должником, но только в экономическом смысле. Правовая форма – деликтная.

Таки как соотносятся правовая форма и экономическое содержание?! Солидарность – это повышенная мера защиты кредитора. А в чем тогда состоит обычная мера защиты?! Ст 1080 ГК, которая говорит о солидарном порядке ответственности с последующим регрессом, который зависит от степени вины. Т.е. экономически размер ответственности определяется в долях. Но для защиты интересов кредитора установлен солидаритет.

Теперь солидарная ответственность участника ООО при увеличении уставного капитала. Чьи действия легли в основание требования кредитора?! Действия общества. Экономически отвечает именно общество. Основное обязательство возникло не в связи с действиями участника. Можно ли говорить, что общество и участник должны в долях отвечать перед кредитором?! Нет, так как доля участника – 0 %, а общества – 146 %. Поэтому заплативший участник сможет взыскать все исполненное в порядке регресса. Поэтому экономическое содержание данной ситуации образует не долевая множественность, а субсидиарная. Участник как дополнительный участник выступает инструментом временного переложения имущественного бремени. В итоге обычной нормальной мерой защиты выступает долевая или субсидиарная множественность. Если солидарные должники в конечном итоге (в экономическом смысле) несут ответственность в определенных долях, то это экономически долевая множественность, закрытая формой солидарности. Если солидарный должник, исполнивший обязательство, получает регрессное требование в полном объеме исполненного, то значит экономически имеет место субсидиарная множественность.

Долевая или субсидиарная множественность – обычная мера защиты. Но к ней дополнительно присоединяется солидаритет. Экономически долевая и субсидиарная множественность имеют между собой больше общего, чем солидаритет с ними.

Принцип единства погашающего действия. Согласно ему, исполнение, предоставленное одним из солидарных должников, погашает обязательство остальных солидарных должников. Именно он и есть специфическая особенность, которая требует выделения множественности лиц. Долевые обязательства не относятся к случаям множественности лиц, так как при исполнении одним не прекращает других, это только множество отдельных обязательств.

Субсидиарность как раз характеризуется единством погашающего действия. Ибо если РФ заплатила, то прекратилось соотв обязательства. Поэтому если экономически субсидиарная в стороне, то с правовой субсидиарная ближе к солидарной, а долевая сбоку.

Тем самым, субсидиарность – это тоже множественность. Что лежит в основе непоименованных случаев субсидиарности?! Основной должник должен 500 рублей. 250 заплатил по исполнительному листу. А еще на 250 было имущество, но пристав его вовремя не арестовал. Поэтому еще 250 остались неудовлетворёнными. И мы предъявляем иск к РФ 250. Кредитор 250 получил от должника, 250 от РФ. Что произошло со вторыми 250?! В этой части исполнительный лист должен считаться погашенным, но такого в законе нет => можно попробовать еще раз получить их с должника. Если РФ не будет иметь право регресса к должнику, то он получил 250 неосновательно. Если бы не подход ИП, то нельзя было бы говорить, что на стороне должника неосновательное обогащение. Потому что формально требование кредитора не прекратилось, просто кредитор не требует исполнения. И только единство погашающего действия обеспечивает ситуацию, когда РФ имеет право на кондикцию. Хотя в действительности принцип единства погашающего действия говорит не о кондикции, а о регрессе.

Итак, перед нами неск обязательств, направленных на одну и ту же цель – компенсация экономических потерь кредитора. Основной должник и РФ – оба компенсируют потери кредитора. При этом речь идет о совершенно различных обязательствах: одно договорное, а другое — деликтное. У них различное основание возникновения, разл правовой режим, и тем не менее они должны быть объединены множественностью, так как направлены на возмещение одних и тех же экономических потерь кредитора с целью соблюдения единства погасающего действия. Характер множественности при этом будет солидарный, а не субсидиарный[1], так как повышенного уровня гарантий для этой ситуации не предусмотрено.

Таким образом, субсидиарная ответственность как явление, опирающееся на экономическое содержание отношений, возникает и при отсутствии указания на это. Правовая форма – деликтная, а субсидиарность выведена из экономического содержания. Значит она имеет право на существование тогда, когда она не названа. Для ГП приоритет экономического содержания аксиоматичен.

Теперь характеристика этой ответственности.

1. Каков объем регрессного требования субсидиарного должника. Отрицание права регресса приведет к неосновательному обогащению на стороне должника. Поэтому для всех случаев субсидиарности следует предполагать возникновение регресса. А для субститутивной ответственности?! Вероятно, да, он еще более предопределен, потому что в основе субсидиарности есть противоправность субсидиарного должника, а тут этого нет.

ПП ВАС № 8624/10 от 25.01.2011 (нет в раздатке). Прямо обратная ИП позиция. Банкротство, унитарное предприятие. Банк в нарушение очередности требований списал $$$ для налоговой. Банк подлежит ответственности. Поэтому арбитражный управляющий предъявляет иск к банку. Банк привлекли к ответственности. Потом банк потребовал от налоговой вернуть деньги. ВАС отказал, указав, что банк претерпевал меру ответственности за нарушение договора банковского счета и потому не может перекладывать на 3 лиц свою обязанность по возмещению убытков.

2. Вред. п 4 ст 10 ФЗ О несостоятельности. Второе предложение про право АС уменьшить размер ответственности. Т.е. под размером понимается разница между требованиями кредиторов и тем, что удалось удовлетворить. Неудовлетворённые требования составили 1000 руб. Контролирующие лица вывели имущество на 500 рублей. Тем самым, размер причинённого вреда определяется степенью, в которой кредиторы утратили возможность получения удовлетворения с основного должника. Вред причинен имущественным правам. Требование деликтное. Контролирующие лица отвечают по деликту, с точки зрения правовой формы. Но экономически это удовлетворение требований кредиторов к должнику. Значит деликтное обязательство опосредует исполнение субсидиарным должником чужого долга. Это новая функция деликтного обязательства.

ИП 145. Представим, что должником является ФЛ. Способ исполнения листа – только удержание из зп на 25 лет вперед. Можно ли требовать у государства?! Вред будет определён исходя из экономических содержаний отношений. А проценты по 395?!

П 5 ст 10 ФЗ О банкротстве про ответственность руководителя. Можно ли тут установить размер причинённого вреда, если нет документов бухучета?! Можно ли установит вычитаемое и уменьшаемое?! Знаем мы, что было бы, если бы бухгалтерские документы были в порядке?! Не знаем. Значит не знаем уменьшаемого. Значит невозможно установить размер вреда по классическим правилам. Значит перед нами «квазиделикт». Как его решать?! Именно механизмами субсидиарной ответственности. Вводится неопровержимая презумпция того, что вред причинен руководителем в максимальном объеме, как если бы не выявленная часть имуществ была доставочной для удовлетворения требований кредиторов. Установление конкретного размера ответственности не требуется, поскольку невозможно.

3. Противоправность поведения. П 4 ст 10 ФЗ О банкротстве. Когда совершаются действия и когда появляется вред?! вред появляется, если кредиторы не получат удовлетворения. А действия кредиторов могут иметь место задолго до. А если воровали, но банкротство не произошло?! Получается, что противоправность зависит от будущего наступления не платёжеспособности. И тогда они правомерны?! Или это нарушение логики так говорить?!

Положение контролирующих лиц основывается на генеральном деликте или специальном?! Нужна ли ст 10?! Можно ли без этой статьи привлекать к ответственности?!

В общем, субсидиарная ответственность предполагает, что односторонние действия субсидиарного должника вторгаются в отношения кредитора и основного должника и причиняют вред кредитору. В этом смысле они являются противоправными уже в силу причинения вреда => генеральный деликт => возможность ретроспективной актуализации противоправности. С другой стороны, п 5 ст 10: невозможно сказать, причинили ли действия должника вред. Значит для наступления субсидиарной ответственности требуется изначальная противоправность.

4. Причинная связь. П 4 ст 10 ее требует. Но как ее устанавливать?! Насколько она классическая?! Собственник изъял имущество. За 10 лет до банкротства. После этого был миллион решений. Но известно, что это изъятие имущества было невыгодным. Есть ли здесь причинная связь?! Или введем презумпцию фикцию?! Причинная связь перемещается в область судейского усмотрения, вероятно. Потому что законодатель отказывается от определения внятной причинной связи, она становится ситуационной.

П. 5 ст. 10. Если нет размера, можно ли говорить о причинной связи?! Если мы не устанавливаем вред, можно ли говорить о причинной связи?! И если да, то она презюмируется?! Фингируется?! Или она не требуется?!

П 2 ст 10. Если бы дело о банкротстве было возбуждено, контрагент в договорные отношения не вступил бы. Кстати, внедоговорные кредиторы за скобки не выводятся, хотя от их воли ничо не зависит => ограничительное толкование. Но уверены ли мы, что контрагент не стал бы заключать договор, если бы знал о банкротстве?! Уверены ли мы в этой причине и следствии?!

Отсюда мораль: субсидиарная ответственность может характеризуется усеченным составом оснований ответственности.

5. Вина. П 4 ст 10. Нужна ли нам вина и какая?! Должно ли было лицо предвидеть наступление банкротства?! Вопрос стоит поставить, хотя возможен и усеченный состав оснований.

 

Срок исковой давности по иску к субсидиарному должнику.

Вообще суд решение при субсидиарной ответственности – условное решение, т.е. права и обязанности субсидиарного должника определяются основаниями, которые еще не наступили (неисполнение основным). Это привело к тому, что в постановлении по вреду здоровью ВС указывает на возможность приостановления исполнения решения суда против родителей при появлении у несовершеннолетнего собственных доходов. Кто вообще устанавливает возобновление заработка?! Суд или пристав?!

При этом первый пленум регулирует субститутивную ответственность, а второй – субсидиарную.

ПП ВАС. Что же такое исковая давность?! Во втором постановлении из раздатки ВАС указывает, что нужно помнить о моменте нарушения права. Но какое право должно быть нарушено?! И выступает ли субститутивный должник нарушителем права, если его собственная противоправность значения не имеет?! Ссылка на 200 тут лишняя. Если это право требования к собственнику имущества, то право требования к субститутивному должнику нарушено одновременно с основным. Т.е. право к субститутивному не существует как ненарушенное.

Ст 399 вообще говорит, что сначала требование к основному. Можно ли связывать начало срока исковой давности с направлением требования к основному должнику, о котором говорит ст 399?! Если с этим согласиться, то начало течения срока исковой давности зависит от самого кредитора. Субститутивный должник вообще не знает, когда начнется течение исковой давности по иску против него.

Направление требования – это процедурный элемент. Сродни ли это претензионному порядку?!

ПП ВАС. В первом из них (стр 4 раздатки) говорится, что «узнать о невозможности» = «нарушение права», т.е. появляется 2 разных нарушения права: нарушение основным должником и узнал о невозможности исполнения основным должником. Является ли это второе нарушением права?! Похоже, что здесь вообще нельзя говорить о наращении и его моменте. Тогда это не исковая давность, а давность иной правовой природы?!

Второе постановление. Категория служебного срока – 2 месяца – не имеет отношения к обязанности прекратить исполнительного производства. Это срок для пристава, чтобы принять вообще какие-либо меры. А предъявление листа к исполнению взыскателем возможно в течение 3 лет.

Предпоследний абзац особенно важен: решение суда и исполнительный лист – это не основание платежа, а фактический правопроизводящий состав, решением суда установленный.

Ст 207 ГК. Срок исковой давности по дополнительным требованиям истекает с истечением срока давности по основному. Является ли субститутивная ответственность дополнительной?! Может, именно по этому следует принимать условное решение, чтобы подачей иска к обоим прерывать течение срока к обоим?!

ГК самого понятия «дополнительное требование» не говорит. Дополнительное и обеспечительное – это одно и то же?! Тогда является ли обеспечительной дополнительная ответственность?! С экономической точки зрения – да.

А что с ответственностью классической субсидиарной, т.е. ответственность за собственную противоправность. В ст 10 есть п 6. В какой момент арбитражный управляющий узнает о предъявлении должником требований?! Когда реализованного имущества не хватает для погашения требований или когда пришел и сразу на глазок окинул конкурсную массу?! Скажем, на стадии наблюдения?! Проблема в том, что пока мы не рассчитались к кредиторами, мы не знаем размера ответственности субсидиарного должника. Пределы ответственности и размер ответственности – это одно и то же?! Пределы мы знаем. И таки с какого момента давность?! Практика: с момента, когда определилась сумма требований.

 

Изменения ГСК. П 5 ст. 60. Кроме виновного лица и СРО, РФ берет на себя ответственность и накладывает ее заодно на др публ образования. Если государство дало разрешение, и то государство берет на себя ответственность. Это принципиально, потому что позволяет поразмышлять над ролью адм контроля. Если он окажется некачественным – виновато ли государство в причинении вреда?! Сами объекты капительного строительства являются потенциально опасными => экспертиза – проявление адм надзора государства за деятельностью частных лиц в публ интересах.

Обоснование субсидиарной ответственности. Она всегда является ответственностью в собственном смысле слова, ответственность за противоправные действия должника. Видимо, положительное заключение выдается тогда, когда проект не соответствует регламентам, и это противоправно. Однако противоправность выявляется в дальнейшем. Таким образом, перед нами не субститутивная ответственность (ответственность за другого), а субсидиарная. Субститутивная имела бы место, если государство действовало бы как некий страховщик.

Что касается вины. Может ли субсидиарный должник отговариваться тем, что в действительности невиновен? Либо ответственность государства независима от вины?! Адм надзор вряд ли является источником повышенной опасности, чтобы отвечать без вины. Значит государство может отговариваться тем, что не должно было знать о незаконности и не могло?! По существу, вопрос сводится к тому, что профессиональный статус эксперта не позволяет такие отговорки => отсутствием вины не может отговариваться и РФ.

Причинная связь. Смотря какая концепция. Вообще-то между вредом и действиями лица, которое строило (разработало проект) существует прямая связь. Но проект может быть реализован только если одобрен. Поэтому прямая связь разрывается. Недостатки в экспертизе должны привести не к причинению вреда, а к получению отрицательно заключения экспертизы или отказу во вводе в эксплуатацию, что должно предотвратить вред. Поэтому между заключением эксперта и вводом объекта прямая причинная связь?! Но тогда отвечать должно именно государство в первой очереди?! Или следует применить иную теорию причинной связи?!

Заключение экспертизы может быть обжаловано в суд. Например, экспертиза отказала, а потом я в суде сие преодолел. Построил. А оно развалилось. Будет ли государство отвечать в этом случае?! Вот мы и вышли на ответственность государства при отправлении правосудия. Эта субсидиарная ответственность проистекает из 45,53 статей Конституции, как и ГСК. А если бы не было ст 60 ГСК, несет ли государство всегда ответственность за результаты некачественного адм надзора, или только в случаях, предусмотренных законом?! Тогда чем предопределен волюнтаризм законодателя?! Следует ли статье придать обратную силу в соответствии с КРФ?!

ПКС от 18 июля 2008 года № 10-П. КС, объясняя природу и цели адм надзора, отметил, что государство вынуждено искать баланс между необходимостью достижения целей защиты жизни, здоровья, имущества, и обеспечением максимально благоприятных условий для функционирования экономической системы в целом, что предполагает необходимость стимулирования свободной, основанной на принципах самоорганизации, хоз деятельности предпринимателей как основных субъектов рыночной экономики. Поэтому федеральный законодатель обладает достаточной свободой усмотрения при определении методов и прочего в отношении адм надзора. Из ст. КРФ вытекает обязанность государства таким надзором заниматься и несет перед обществом ответственность за его неэффективность. Но тогда может за любое нарушение частного лица государство должно отвечать?! Тогда рухнет бюджет. Например, несоблюдения пожнадзора. Значит нужно найти перечень случаев. Отсюда содержание адм надзора, его предмет, формы – это и есть основание для вычленения таких случаев.

А какой критерий?! Вероятно, это причинная связь: как надзор мог бы предотвратить вред.

Когда мы говорим о вине… вот есть 401. Вот есть уголовная вина. А есть административная. Это вина лиц, привлекаемых к ответственности. А к ненадлежащему надзору какую вину брать, для публичного-то субъекта?! 401?!

Сравним со ст 30 ФЗ О гос регистрации недвижимости. Там компенсация со стороны государства. Это не субсидиарная ответственность, так как нет основного должника. И ограничен размер. И вина здесь не нужна.