Расово-антропологическая школа


Социологи, считающие главным фактором социальной жизни человека его физиологические характеристики, сформировали расово-антропологическую школу, часто именуемую «антропосоциология». Представители этой школы, такие как французы Артюр де Гобино (1816-1882) и Жорж де Ляпуж (1854-1936), англичанин Хаустон Чемберлен (1855-1927), немец Отто Амон (1842-1916), обратили внимание на явные физиологические отличия представителей различных рас и народов. Эти особенности они и считали основной причиной цивилизационного успеха того или иного народа.

Одним из самых ярких представителей расово-антропологической школы является …
французский исследователь Артюр де Гобино. В четырёхтомном труде «Опыт о неравенстве человеческих рас» он сформулировал базовые постулаты этой школы:

1) социальная жизнь — продукт расово-антропологических факторов. Социальное поведение людей целиком или преимущественно обусловлено биологической наследственностью;

2) расы не равны между собой;

3) расовые смешения вредны.

По мнению А. Гобино, развитие народов определяется не уровнем развития социальных институтов а, наоборот, этнические особенности людей обусловили успешность их социальной жизни. Различные народы и расы в разной степени способны построить социальные основы своей цивилизации. Эти способности определяются их биологической наследственностью, которую не в состоянии изменить ни воспитание, ни культура.

Тезис о неравенстве рас позволил Гобино сформировать иерархию рас, на вершине которой, естественно, оказалась, «белая» раса, затем следует «жёлтая», а в самом низу пирамиды превосходства расположились представители «чёрной» расы. Народы, принадлежащие к «белой» расе, в свою очередь, составили ранг, возглавили который этносы арийского происхождения.

Смешение рас (с обязательным участием «белой» расы), вначале выступающее источником развития цивилизации, в дальнейшем, по мнению А. Гобино, неизбежно ведет к её вырождению, упадку и социальному поражению. Смешиваясь с низшей расой, высшая раса теряет свои основные цивилизационные преимущества: интеллект и волю. В этом Гобино видел основную причину фатальной, по его мнению, судьбы европейской цивилизации.

Другой видный представитель расово-антропологической школы Х. Чемберлен построил свою концепцию расового превосходства арийских народов на фактах европейской истории периода раннего Средневековья, когда германские племена, разрушив Римскую империю, создали свои королевства практически на всей территории Западной Европы. На этом основании Чемберлен, проживший большую часть своей жизни в Германии, сформулировал вывод о цивилизационном превосходстве «тевтонской расы» — наследницы «арийского» духа.



Последователь Гобино Жорж Ваше де Ляпуж сконструировал свою антропосоциологическую концепцию на основе истолкования антропометрических данных, прежде всего статистического анализа так называемого головного указателя. Ляпуж полагал, что существует прямая связь между статистическим показателем головного указателя, характерного для различных этносов, с одной стороны, и различиями в уровне их социального развития, — с другой. Даже в пределах одного народа, по мнению Ляпужа, существует зависимость между величиной головного указателя человека и его классовой принадлежностью.

Понятие «головной указатель», впервые введённое в антропологию шведским учёным А. Ретциусом в 40-х годах XIX века, отражает процентное отношение наибольшей ширины человеческого черепа к его наибольшей длине. По мнению Ретциуса, социокультурное значение имеют антропометрические характеристики человеческого черепа, в соответствие с которыми формируются следующие этнические группы:

— «длинноголовые», у которых продольный диаметр головы ото лба к затылку превосходит поперечный, по крайней мере, в отношении 9 к 7;

— «короткоголовые», с максимальной длиной черепа, превосходящей его ширину, как 8 к 7;

— «прямочелюстные», имеющие вертикальное расположение передней части челюстей и зубов;

— «косочелюстные» имеют выдающееся вперед направление передних зубов.

На основе антропометрических изысканий Ретциуса немецкий историк Вебер иерархически классифицировал народы следующим образом. Иерархию превосходства возглавляют народы, представителей которых можно отнести к длинноголовым прямочелюстным. Это индийцы-арийцы, иранцы, немцы, греки, римляне, евреи, аравитяне, финны, восточно-американские племена, населяющие Северную и Южную Америку.

На втором месте на шкале этносоциальных преимуществ Вебер расположил обладателей длинных голов и косых челюстей, к таковым он отнёс негров, жителей Новой Зеландии, эскимосов.

Ступенькой ниже оказались представители короткоголовых и прямочелюстных этносов. Это славяне, литовцы, тюркские племена, баски, албанцы.

И замыкают иерархию успеха народы с круглыми головами («короткоголовые») и выдающимися вперёд передними зубами «косочелюстные»: китайцы, японцы, монголы, малайцы.

Русский историк и философ Н.Я.Данилевский в своей книге «Россия и Европа» ещё в конце XIX века показал искусственный и антинаучный характер иерархического деления народов на основании их антропометрических характеристик[4].

Следует обратить внимание на научную необоснованность расово-антропологической школы. Современные исследования доказывают вторичный характер антропологических характеристик представителей различных этнических групп по сравнению с социокультурными условиями их жизни. Так, например, выяснилось, что средний коэффициент интеллекта чёрного населения США на 15% ниже, чем у белого. Однако когда протестировали чёрнокожих, белокожих, а также детей от смешанных браков, проживающих совместно в круглосуточных яслях, то оказалось, что чёрные дети получили в среднем 104 балла, а белые – 101 балл. А самый высокий коэффициент интеллекта оказался у детей из смешанных браков – 105 баллов[5]. Этот научный факт, помимо того, что подтверждает первостепенное значение социокультурных факторов, опровергает третий постулат Гобино о вредоносности смешения рас. Потомки родителей, принадлежащих к разным этносам и расам, оказываются и физиологически более здоровыми, и интеллектуально не менее продвинутыми по сравнению с детьми монорасовых родителей.

Не вызывает удивления тот факт, что авторы антропосоциологических исследований на вершину иерархии рас всегда ставили свой народ. Это общее свойство примитивного массового сознания, характерного для всех без исключения народов и рас, как память о тех временах, когда наши далёкие предки считали и называли людьми только представителей собственного племени. Так, например, Ветхий Завет превозносит в качестве Богом избранного народа именно евреев, а согласно китайскому мифу о сотворении человека, лучшими по сравнению с белыми и чёрными являются представители, конечно же, «жёлтой» расы. Расизм, как идеология превосходства одних народов над другими, таится в глубинах массового подсознания всех народов. Существуют, как известно, и «белый» и «чёрный» и «жёлтый» разновидности расизма. Ксенофобия чаще всего проявляется на так называемом бытовом уровне. Особую опасность расизм приобретает в том случае, когда он становится государственной идеологией, определяющей все сферы, средства и методы деятельности государственной машины. Определённую роль в становлении идеологии расизма сыграли расово-антропологические концепции. Однако в этом вряд ли стоит винить учёных-теоретиков. Многие из них ужаснулись бы, узнав, что их теоретические изыскания легли в основу человеконенавистнической практики политиков, дорвавшихся до абсолютной власти.