Пространство культуры

Каждая культура имеет некую общую рамку, которой она очерчивает себя. В каком-то смысле эта рамка совпадает с географически­ми границами, в которых существует данное общество-носитель этой культуры. Но одной географической границей выделение собственной культуры не исчерпывается. Во-первых, этого не мо­жет быть в случае, когда мы имеем дело с диаспорой некоторого народа. Китайский квартал где-нибудь в Амстердаме или Сан-Франциско выделен не только некоторой воображаемой границей, за которой находится весь остальной, "некитайский" мир. Внут­ренний мирок китайского квартала определен еще и сохраняющи­мися обычаями и традициями, определенным типом одежды и пи­тания, языком, на котором общаются здесь люди и т.д. Основным представлением, отделяющим культуры друг от друга по этим и другим критериям — это противопоставление своего чужому.

Такое противопоставление …
имеет древнюю историю. Чужое для древних (и не только) всегда чуждо и опасно. Самоназвание многих народов или название единого предка данного народа очень часто означает "люди", »человек" (Адам). Остальные дву­ногие существа — это некоторая подделка под человека. Это узур­паторы человеческого облика. Такая неподлинность таинственна и опасна, поэтому вызывает обратную агрессию. Свою значимость такое отношение к чужому сохраняет в какой-то мере и сегодня. Часто такое неприятие чужого и чужака называют ксенофобией.

Помимо того, что всякая культура очерчивает собственные границы вовне, она выделяет внутри собственной территории некоторые точки и зоны, имеющие особый для данной культуры смысл. Для греческих городов-государств (полисов) — это агора -рыночная площадь и место собраний граждан, для многих куль­тур — это храм основного бога или бога-хранителя данной мест­ности или данного народа. В армянской и японской культуре — это, соответственно, горы Арарат и Фудзияма. Культуры различа­ют свое и чужое пространство не только по их границам, но также и по внутренней структуре.