Проблема системности языковых изменений в фонологии

Импульсы, вызывающие изменения в языке, могут быть весьма разнообразными. Причинами изменений звуковой системы языка могут, например, являться импульсы, не продиктованные требованиями перестройки фонологической системы. Вряд ли можно утверждать, что развитие паразитарного согласного t между спирантом s и следующим за ним r в таких случаях, как русск. просторечн. страм из срам, нем. Strom ‘течение’ из первоначального srom продиктовано требованиями системы. Появление лишнего t в этих случаях не производит никаких сдвигов в фонологической системе языка. Превращение k в аффрикату c перед гласными переднего ряда е и i в итальянском и румынском языках также не было вызвано требованиями фонологической системы. Причиной<270> этого изменения первоначально была артикуляционная аттракция k перед е, и i сильно палатализовалось. Далее произошло ослабление участка напряжения.

Примером изменения, …
не продиктованного давлением системы, может быть изменение задненёбного k в тегеранском диалекте персидского языка в задненёбное фрикативное , ср. orb ‘близость’ < qorb, orban ‘жертва’ < qorban , m д bare ‘место погребения’ < m д qbare , l д д b ‘титул, прозвище’ < l д qab и т. д. Задненёбное фрикативное существовало в персидском языке и прежде, особенно в начальной позиции, например, дrb ‘запад’, orur ‘гордость’ и т. д. Можно полагать, что ничего существенного изменение q в к фонологической системе персидского языка не прибавило.

В чувашском языке, как и в татарском, существуют редуцированные гласные о и с. В чувашском языке объем этих гласных по сравнению с татарским заметно расширился за счет превращения нередуцированных гласных в редуцированные в некоторых позициях, ср. чув. вaрман ‘лес’ , но тат. урман ‘лес’; чув. вaхaт, но тат. вакыт ‘время’; чув. йaнaш, но тат. я ыш ‘ошибка’; чув. aнaс, но тат. у ыш ‘успех’. Однако это изменение не привело к каким-нибудь заметным изменениям фонологической системы чувашского языка. Могут быть случаи, когда импульс, вызвавший звуковое изменение, не был продиктован первоначально требованиями системы, но его конкретные результаты тем не менее приводят впоследствии к изменению фонемного состава языка.

В истории башкирского языка, как и в ряде других языков Волгокамья, татарском и чувашском, существовала сильная тенденция к ослаблению смычки при произношении аффрикат и взрывных согласных. В результате этой тенденции аффриката с через промежуточную ступень ts превратилась в , ср. тат. ча гы — башк. са гы ‘лыжи’; тат. чуртан — башк. суртан ‘щука’; тат. беренче — башк. беренсе ‘первый’; тат. борчак — башк. борсак ‘горох’ и т. п. Старое z превращалось в межзубное z ( ), ср. тат. каз — башк. ка ‘гусь’; тат. зур — башк. ур ‘большой’; тат. кыз — баш. кы ‘девушка’; тат. йоз — башк. йо ‘сто’ и т. д. Старое d в интервокальном положении также превращалось в межзубное z , ср. тат. идэн — башк. и эн ‘пол’; тат. Идел — башк. И ел ‘Волга’ и т. д. Можно предполагать, что тенденция к ослаблению смычки в некоторых языках Волгокамья не была продиктована системными требованиями. Во всяком случае нет никаких данных, указывающих на это. Однако это первоначальный импульс, не вызванный требованиями системы, привел к таким результатам, которые вызвали целый ряд изменений, направленных на улучшение существующей системы. Превращение старого c в s вызвало, по всей видимости, избыток s , нарушивший распределение спирантов в башкирском языке. Начальное s превратилось в h , ср. тат. сары — башк. hары ‘желтый’; тат. сандугач — башк. hандугас ‘соловей’ и т. д. Конечное старое<271> s , а также s в интервокальном положении перешли в межзубное , ср. тат. ис — башк. из ‘чувство, сознание, память’; тат. кис — башк. каз ‘режь’, тат. ис q н — башк. из q н ‘здоровый’ и т. д. Любопытно, что при этом была использована та же тенденция к ослаблению смычки.

Таким образом, импульс языкового изменения, который в своем исходе не был мотивирован системными требованиями, привел в конечном счете к возникновению в системе языка ряда новых фонем.

Параллельно описанным изменениям существуют и звуковые изменения, продиктованные потребностями перестройки фонологической системы языка. Каждый язык, по всей видимости, стремится сохранить какой-то минимум полезных фонематических противопоставлений. Если нарушение этого минимума начинает создавать коммуникативные неудобства, в системе фонем языка начинают происходить определенные изменения, имеющие своей целью восстановление нарушенного равновесия. Так, например, в нововерхненемецкий период долгие гласные i , u , iu , превратились в дифтонги. Гласный i > ei [ ae ], u > аи [ ao ], > еи [ O ш ]. Отсюда ср.-в.-нем. min — совр. нем. mein ‘мой’, ср.-в.-нем. f u l ‘ленивый’ — совр. нем. faul , ср.-в.-нем. tiutsch — совр. нем. deutsch ‘немецкий’ и т. п. Дифтонгизация гласных фонем i , u , iu привела к их исчезновению из фонетической системы. Однако образовавшаяся брешь была тотчас же заполнена долгими фонемами i , и, ь, возникшими благодаря стяжению дифтонгов ie , uo , ье, ср.:

ie > i [i:]

ср.-в.-нем. совр. нем.

hier ‘здесь’ hier

schief ‘ косой ‘ schief

brief ‘ письмо ‘ Brief

uo > u [u:]

ср.-в.-нем. совр. нем.

bluome ‘цветок’ Blume

bluot ‘кровь’ Blut

buoch ‘книга’ Buch

u е > u [y:]

gruene ‘ caeaiue ‘ grun

kuene ‘ niaeue ‘ kuhn

gr ь ezen ‘приветствовать’ gr ь ssen <272>

Древние индоевропейские гласные е и о в древнеиндийском и в иранском языках превратились в а. Общий объем гласного а в этих языках сильно увеличился. Надо полагать, что это обстоятельство нанесло известный ущерб арсеналу смыслоразличительных средств указанных языков. Необходимо было в какой-то мере компенсировать утраченные e и о . Эта компенсация была осуществлена за счет монофтонгизации древних дифтонгов. Так, например, дифтонг ai превратился в др.-инд. в e , ср. греч. a† w ‘жгу’ — др.-инд. e dha ‘топливо’, греч. fљretai — др.-инд. bharat e ‘его несут’. Дифтонг ei также дал в древнеиндийском е, ср. др.-инд. d e vah , др.-лат. deivos ‘класс’, лат. deus , лит. dievas ‘бог’; др.-инд. e ti , греч. eЌsi , лит. eiti ‘идет’ и т. д. Такая же участь постигла и дифтонг oi , ср. греч. oЌda ‘я знаю’, др.-инд. v e da . Дифтонг аи превратился в древнеиндийском в o , например, лат. augeo ‘умножаю’, др.-инд. o ja ‘сила’; лат. sausas , др.-инд. s o j a ‘сухой’. Дифтонг еu дает др.-инд. o , например, др.-инд. o j ami , греч. eЮw , лат. uro < euso ‘гореть’. Наконец, дифтонг ои в древнеиндийском также превращается в o , ср. лит. laukas ‘поле’, лат. lucum < loukorn ‘роща’, др.-инд. l o ka ‘свободное место, пространство’ и т. п.

Очень интересной с этой точки зрения является история вокализма и консонантизма чувашского языка. Древнее а в начальном слоге слова превратилось здесь в и через промежуточную ступень о , ср. чув. turt ‘тянуть’, но тат. tart , чув. pu s ‘голова’, но тат. ba j и т. д. После этого превращения общий объем а в чувашском языке в известной степени сократился. Эта утрата была компенсирована превращением д в а, др.-чув. k aac ‘вечер’ — совр. чув. kas , др.-чув. k д p ‘форма’ — совр. чув. k д p . Древнее i в чувашском языке перешло в редуцированное q , ср. чув. р q l и тур. bilmek ‘знать’, чув. р q r и тур. bir ‘один’. Таким образом i в чувашском утратилось. Однако эта утрата была компенсирована тем, что древнее e сузилось в i , ср. ногайск. bet ‘лицо’, но чув. pit , тур. уеl ‘ветер’, но чув. s il ‘. Древнее и в чувашском превратилось в редуцированный гласный q , ср. тур. durmak ‘стоять’, но чув. t e r , ногайск. buz ‘лед’, но чув. р q r и т. д. Любопытно, что в чувашском языке появилось новое и из древнего о , ср. тур. уоl ‘дорога’, но чув. s ul , тур. yok ‘нет’, но чув. s uk и т. д.

Нельзя, конечно, представлять дело таким образом, что утрата любой фонемы в языке вызывает необходимость ее компенсации. Можно найти немало случаев, когда утраченные фонемы не компенсируются. Прибалтийско-финские языки утратили довольно большое количество фонем, которые в ходе дальнейшего развития языка не были восстановлены. Утраченные во многих славянских языках носовые гласные не компенсируются. Эти факты лишний раз свидетельствуют о том, что различные импульсы и движущие силы, управляющие механизмом регулирования фонематического равновесия, еще в деталях не выяснены.<273>