Примеры гидронимов финно-угорского, балтийского и славянского происхождения на территории Москвы и Московской области.

Волга и Ока являются самыми крупными реками области. До 60-х годов 20 в. выделялись две версии (финская и славянская) относительно происхождения названия данных рек. Например, название Волга объясняли из славянского «влага»; древнерусского «волога», а также из финского «valkea» — белый. В настоящее время, беря во внимание все исторические и лингвистические данные, принимается балтийское происхождение этого гидронима (литовское и латышское valka – «ручей, текущий через болото»; «небольшая заросшая травой река»). Данные значения и сейчас хорошо подходят для верхнего течения реки. Подобная ситуация сложилась с происхождением названия реки Ока. Исследователи в области этимологии первоначально считали, что оно произошло от славянского «око» — глаз или от финского joki – река. В итоге они приняли балтийское толкование: ср. литовское …
alkis, латышское alcis – «бьющий из глубины ключ»; «небольшое открытое пространство воды в зарастающем болоте или озере».

Названию Москвы-реки принадлежит первое место среди всех гидронимов Москвы и Подмосковья по количеству посвященных ему гипотез. Первое упоминание о Москве найдено в Ипатьевской летописи (1147 г.). В этой записи сообщается о том, что Владимиро-Суздальский князь Юрий (Долгорукий) пригласил к себе в гости – в Москву – дружески настроенного к нему князя Святослава с сыновьями. Святослав с радостью принял приглашение и послал вначале своего сына Олега с подарком князю Юрию – шкурой барса. Юрий был рад прибытию дорогих гостей, устроил им богатое угощенье и в свою очередь тоже одарил подарками князя и его дружину. Но из летописного текста не очень понятно, к чему относится название – к городу, местности или реке. Только более поздний документ 17 в. – повесть «О начале царствующего великого града Москвы» проясняет вопрос: название городу дано по реке. В этой повести есть эпизод о том, как князь Юрий выбирает место для постройки города и дает ему название. Юрий был Владимиро-Суздальским князем. Однажды, объезжая окраины своего княжества, он увидел красивое и очень удобное для города место: большая река, по берегам которой в зелени дубрав и рощ виднелись богатые села, река Неглинная, впадающая в Москву-реку. Такое место при впадении одной реки в другую и было удобным (безопасным) для постройки города, т.е. укрепленного поселения, крепости. Вот как об этом сообщается в повести «О начале царствующего великого града Москвы»: …[князь Юрий] взыде на гору и обозрев с нее очима своими семо и овамо по обе стороны Москвы-реки и за Неглинною, возлюби села оные, и повелевает на месте том вскоре соделати мал древян град и прозва его званием реки тои Москва град по имяни реки, текущие под ним.

При первых попытках объяснить гидроним Москва его связывали с финно-угорскими языками, носители которых обитали здесь задолго до прихода славян. Славяне заселили бассейн Москвы-реки лишь в конце Iтысячелетия нашей эры. Название Москва членилось следующим образом Моск-ва. Второй элемент во многих языках финно-угорской языковой семьи имеет значение «вода, река» или «мокрый», например, в марийском, мерянском, коми и других. Трудным для объяснения оказался основной компонент моск-, который в разных языках имел разные значения. Согласно одной из гипотез, которой придерживался известный русский историк В.О. Ключевский, данный компонент возводится к словам языка коми моск, моска, что значит «телка, корова». Из этого следует, что название Москва-река – это «коровья река», то есть «река-кормилица». Но есть одно важное обстоятельство, которое мешает принять версию Ключевского: коми никогда не проживали в бассейне Москвы-реки. Ученый С.К. Кузнецов предположил, что название Москва происходит из мерянского языка и связано со словом маска, что значит «медведь», и мерянским же словом ава – «мать, жена». Из этого следовала, что Москва-река – река Медведица, Медвежья река. Данная версия учитывает и языковые данные, и исторические. Мерянский народ, согласно «Повести временных лет», проживал в восточной части Подмосковья. Но принятию данного объяснения мешает тот факт, что название Москва на –ва в данном регионе почти единственное. Из множества других предположений о происхождении названия Москва можно привести и следующее. Компонент моск происходит из прибалтийско-финских языков (финский, карельский, эстонский) и возводится к слову муста, что значит «черный, темный», а –ва к коми языку в значении «вода, река». Из этого следует, что Москва-река – «мутная река», «река с темной, мутной, грязной водой». Слабым местом данной версии является то, что разные компоненты названия объяснены из разных языков. Еще одну попытку объяснить название Москвы-реки из языков финно-угорской языковой семьи предпринял топонимист и историк А.П. Афанасьев, по-мнению которого гидроним Москва принадлежит к древнему финно-угорскому языку и означает «река-приток» (Москва-река – приток по отношению к Оке) или «река с притоком». Однако самое широкое признание получила балтийская этимология гидронима Москва, которая была разработана академиком В.Н. Топоровым. Ученый доказывает, что Москва происходит от балтийских форм типа Mask-(u)va, Maskava, Mazgava, которые обозначают нечто «жидкое, топкое, вязкое, мокрое, слякотное». [Смолицкая; 1990, 85]

Чем гидроним древнее, тем он непонятнее, тем больше вокруг него разного рода легенд, тем чаще он подвергается стихийному переосмыслению. Наглядный пример этому – подмосковная Яхрома, правый приток реки Сестры. В 1803 году в журнале «Вестник Европы» была напечатана статья, которая следующим образом объясняла этимологию названия реки. Жена князя Юрия Долгорукого, сопровождая мужа на охоте, при переправе через реку оступилась и воскликнула «Я хрома!». Для ученого-лингвиста эта легенда идет вразрез с правилами и законами языка. Чтобы установить истинную, подлинно научную историю происхождения слова, необходимо вести поиск так называемым ареальным методом, т.е. надо найти другие названия рек, похожие на Яхрому, установить их ареал. Это удалось сделать профессору Е.М. Поспелову. Такие названий оказалось достаточно много. Во-первых, название Яхрома имеют несколько рек, протекающих в разных местах бассейна Волги. Во-вторых, в ее бассейне встречаются и другие похожие гидронимы: Яхробол, Яхрянка, Яхруста, Яхромша, Яхреньга и другие. В данных словах можно выделить корень яхр-, ягр-, означаюший «озеро» и предположительно относящийся к языку племени меря. Все реки, в названиях которых выделяется корень яхр-, действительно так или иначе связаны с озерами. Возникает вопрос, какую связь с озерами имеет подмосковная речка Яхрома. Ведь на ее пути озера не встречаются. Но нельзя забывать, что в древности Подмосковье выглядело иначе: еще во времена неолита, то есть несколько тысяч лет назад, река Яхрома представляла на значительном протяжении своего течения огромное озеро, которое впоследствии превратилось в торфяное болото. [Горбаневский; 1987, 18]

Проанализировав топонимический словарь Московской области, мы условно выделили несколько групп наименований:

· гидронимы, происходящие от имен и фамилий людей. Данный принцип, согласно классификации, данной Г.П. Смолицкой в книге «Занимательная топонимика», является одним из самых активных в древности. Одна из таких рек, название которой представляется интересным с точки зрения антропонимики, — Шолоховка, левый приток реки Оки (исток – в 12 км к северо-востоку от города Озёры, устье – в 9 км выше места впадения в Оку Москвы-реки, длина – 11 км). Как известно, в России есть одноименная река, протекающая по Томаринскому району и названная в честь советского писателя Шолохова Михаила Александровича. По аналогии можно построить предположение, что и река притока Оки носит имя великого писателя. Но данное умозаключение будет неправильным, поскольку прежде река упоминается как Шелаховка и, следовательно, логически можно увидеть сходство с подобными русскими фамилиями 19 века. К категории гидронимов, образованных от имен и фамилий людей, относится также река левого притока Москвы-реки Велегушка. В Коломенской писцовой книге 1557 г. она упоминается как Велегоща, что представляет собой притяжательную форму от двуосновного дохристианского личного имени Велегость.

· гидронимы, отражающие физико-географические особенности местности. Данный принцип второй по частотности номинации. В соответствии с этим принципом, гидронимы получают название по географическим особенностям той местности, где находится объект. Например, города и села часто получают имена рек, на которых они находятся. Существует и обратный процесс: гидронимы именуют названиями селений. Мы хотели бы привести несколько примеров. В писцовой книге 16 века упомянуто село Пестриково – название от неканонического имени Пестрик или от фамилии Пестриков. Позже такое же название получило озеро Пестриковское (озеро на территории Коломенского района. К данной группе относится и речка Осенка, названная по поселку, который находится в Непецинском сельском поселении Коломенского района. Еще один пример – река Песоченка. Такое название имеют около десяти небольших рек в различных районах Московской области. Данные реки взаимосвязаны с близлежащим населенным пунктом. Например, река Песоченка, протекающая на территории городского поселения Пески Коломенского района, название которого приурочено к местам с песчаным грунтом.

· гидронимы, отражающие положение по отношению к реке. Довольно активный принцип, наряду с такими, как название топонима по личному имени и характеру рельефа, — это признак, отражающий положение по отношению к крупной реке. Довольно крупная река Цна, левый приток Оки длиной 104 км, начинается в заболоченном лесу к востоку от села Шувое Егорьевского района и впадает в Оку у седа Дединово. Данное название, кроме Московской области, встречается в Рязанской и Тверской областях, а также в Белоруссии. Исследователи в области гидронимики выдвигают две весомые гипотезы происхождения данного названия. Согласно первой, исходным было название Десна («правая»), из которого сначала образовалось Дсна, а затем Цна. Подтверждением является то, что реки Цна почти всегда левые притоки, т.е. обозначены по принятому у славян в прошлом делению притоков на левые и правые против течения. Есть и другая, балтийская гипотеза, которая была выдвинута В.Н. Топоровым и О.Н. Трубачевым, согласно которой исходным является древне-балтийское tusnan («тихая»), с промежуточными вариантами Tusna, Тьсна и, наконец, Цна.

· гидронимы, получившие названия в зависимости от своей формы, окружающей растительности и особых примет. Данный принцип номинации является одним из самых активных в гидронимии и топонимии в целом. Реки могут получать названия по форме русла (р. Кривая), по характеру течения (р. Быстрянка), по крутизне берегов (р. Крутая), по температуре воды (р. Студеная). Также в названиях рек отражаются особенности растительности на берегах, виды рыб и даже залежи ископаемых. Река Осетр, правый приток реки Оки длиной 237 км, — главная река заокского региона Московской области. Местные жители полагают, что своим названием Осетр обязан рыбе, которая водилась в реке до возведения плотины в Северных прудах. Другую версию, связанную с происхождением названия, была выдвинута в топонимическом словаре Московской области Е.М. Поспелова. Согласно данной версии, название Осетр не связано с названием рыбы. Рассматривается другая гипотеза: в названии Осетр может быть выделена основа –стр-, широко используемая в славянских и балтийских языках для образования гидрографических терминов (стержень, струя, стремнина и т.д.) и производных от них гидронимов (реки Остер, Струма, Стрый и т.д.). [Рудакова; 2011, 108]

Также в своей работе мы хотели бы рассмотреть взаимосвязь гидронимов и ойконимов. Многие подмосковные поселения имеют названия, в той или иной мере связанные с рекой, водоемом, расположенными рядом. Проанализируем несколько примеров:

1. Финно-угорские этимологические корни:

Упомянутая нами раньше река Яхрома, давшая название одноименному населенному пункту, — самая крупная из рек с финскими названиями. Ойконим получил название от гидронима Яхрома, правого притока Сестры (бассейн реки Дубны), в котором отчетливо выделяются структурные элементы яхр и ома. Слово яхр на языке мери является географическим термином со значением «озеро». Данный термин, как мы уже говорили раньше, неоднократно встречается в гидронимии мерянской и соседних территорий: Яхрома, Яхреньга, Яхробол, Яхромша и т.д. Вторая часть названия –ома также часто встречается в финно-угорских речных названиях Севера: Ома, Кулома и т.д. и, судя по всему, означает «река». Название в целом означает «озерная река».

Город Истра известен с 16 в.: сначала как село Сафатово, в 1589 году переименовано в село Воскресенское по церкви Воскресения Господня; в 1930 г. – в город Истра по названию протекающей через него реки. Гидроним Истра происходит от istrist – «косой, вкось», «наискосок», т.е. «косая» (по диагонали к р. Москве) река.

2. Прибалтийские корни.

Ойконим Дрезна своим названием обязан реке, правому притоку Клязьмы. Гидроним Дрезна находит много соответствий в верхнеднепровской и прибалтийской гидронимии: Дресна, Дросна, Дрежна, латыш. Driskne и др.

Город Руза, районный центр в Московской области в 110 км к западу от Москвы, расположен на высоком берегу реки Руза (приток р. Москва). Гидроним Руза образован от слов ruase, rohse – «рубеж», «полоса», «черта», которые определяют семантику как река – «рубеж», «порубежная» река. Руза сопоставляется с латышским словом ruosa и с некоторыми балтоязычными названиями рек в Прибалтике: Раузе, Руосе и др.

3. Славянские корни.

Непосредственное отношение к реке имеет название подмосковного районного центра – Подольск. В основе названия понятие подол «склон горы, холма, возвышенности» или «место под горой, холмом, возвышенностью», как правило, у реки. У восточных славян подол (и посад) – это место проживания городского населения в отличие от вышгорода – места пребывания знати и князей. Подолы имелись во многих древнерусских городах, в том числе и в Москве. Прежнее название Подольска – село Подол-Пахра и Подол, то есть селение, расположенное под возвышенностью у реки Пахры. [Стельмах; 2010, 139]

Таким образом, проанализировав этимологию некоторых ойконимов, связанных с гидронимами, мы сделали вывод о тесной связи географического названия с географическим термином.