Позвонок из Монте-Эрмосо

 

В пятой главе мы рассмотрели кремневые орудия труда и следы разведения огня, обнаруженные в Аргентине, в Монте-Эрмосо. Теперь давайте обсудим другую наход­ку в том же месте: первый шейный позвонок, или верхняя часть позвоночного столба, которую называют атлантом. По­звонок нашел в 1880-х годах, во время раскопок верхнеплио­ценовой формации в Монте-Эрмосо, сотрудник Музея Ла-Платы Сантьяго Поцци (Santiago Pozzi). Поначалу находка не привлекла особого внимания. В то время кость была еще по­крыта желтовато-коричневым наслоением лесса, характерно­го для формации Монте Эрмосо, чей возраст – 3 – 5 миллио­нов лет.

Хотя …
эта находка и лежала в музее на протяжении долгих лет, ее нельзя недооценивать: гибралтарский череп много лет находился в гарнизонном музее, прежде чем был признан доказательством существования неандертальцев. Несколько бедренных костей, принадлежавших человеку прямоходящему, были доставлены с острова Ява в Голландию в ящиках, где лежали вперемешку с другими костями. Прошло несколько десятилетий, прежде чем их разобрали и классифицировали; теперь же они фигурируют во всех учебниках наряду с други­ми признанными открытиями. Подобных примеров много, сей­час же речь идет о том, что позвонок из Монте-Эрмосо повто­ряет судьбу множества ископаемых костных останков, получивших признание спустя долгое время после их обнару­жения.

Очистив кость от плиоценового лесса, ученые подвергли ее тщательным исследованиям. Флорентино Амегино, при­знав происхождение позвонка в эпоху плиоцена, классифици­ровал его как принадлежавший обезьяноподобному предку человека. В своем описании кости он указал на ряд характер­но примитивных ее признаков.

В то же время Алеш Грдличка представил убедительные доказательства современного строения кости. Подобно Амегино, Грдличка считал, что чем древнее человеческие ос­танки, тем они должны быть примитивнее. Следовательно, ес­ли кость принадлежит к полностью современному типу, то, по мнению Грдлички, она не может быть древней по определе­нию. При этом возраст пласта, в котором она находилась, аб­солютно никакого значения не имеет, а присутствие в нем ко­сти всегда можно – и нужно – объяснить неким внешним вмешательством.

Существует, однако, и другое объяснение, и заключается оно в том, что человеческие существа современного физио­логического типа обитали в Аргентине свыше 3 миллионов лет назад. В пользу этого говорит целый ряд признаков того, что позвонок изначально был вмурован в материнские отложения формации Монте-Эрмосо.

Так или иначе, Грдличка заявил, что позвонок из Монте-Эрмосо заслуживает «полного забвения в силу его абсолютной бесполезности». Именно такая судьба его и постигла. Если бы этого не произошло, то тезис Грдлички о недавнем проникно­вении людей на Американский континент имел бы под собой весьма зыбкую почву. И сегодня очень многие бы хотели, что­бы позвонок из Монте-Эрмосо навечно оставался в забвении, которому «по необходимости» был предан. Академическая палеоантропология отнюдь не жалует свидетельства присутст­вия на Земле, а тем более в таком месте, как Аргентина, чело­века современного типа еще 3 миллиона лет назад или даже более того.

 

Мирамарская челюсть

 

В 1921 году М. Виньяти (М. А. Vignati) сообщил о нижней челюсти человека с двумя коренными зубами, найден­ной в Мирамаре, Аргентина, внутри верхнеплиоцено­вой Чападмалаланской формации. Ранее на этом месте были обнаружены каменные орудия и кость млекопитающего с за­стрявшим в ней наконечником стрелы (см. главу 5). Челюсть нашел собиратель музейных редкостей по имени Лоренцо Пароди. Э. Боман сообщал, что Пароди обнаружил кость с при­крепленными к ней коренными зубами «в чападмалаланских напластованиях обрывистого берега реки, на очень большой глубине от земной поверхности, примерно на уровне моря». В таком случае находке должно быть 2 – 3 миллиона лет.

Однако Боман отнесся к этому скептически, отметив: «Газеты тут же подхватили “утку” о “древнейших человечес­ких останках на Земле”, но все, кто исследовал зубы, были едины во мнении об их полном соответствии коренным зубам современного человека».

Боман считал само собой разумеющимся то, что полностью человеческая природа фрагмента челюсти из Мирамара лишь доказывает недавнее происхождение находки. При этом он не приводит ни единого аргумента, на основании которого мирамарский ископаемый образец нельзя было бы считать свидетельством существования современных людей в Арген­тине в эпоху плиоцена.