Понятие об идиомах и их стилистической принадлежности.

Идиома (от греч. idноma — особенность, своеобразие), сочетание языковых единиц, значение которого не совпадает со значением составляющих его элементов[1]. Идиомы представляют собой целые по значению обороты, смысл которых не может быть выведен из значений входящих в них слов: мелко плавать (не иметь большого значения), заморить червячка (слегка закусить), филькина грамота (поддельный, не имеющий значения документ). Характерным признаком идиом является наличие в них архаических, только в них употребляемых слов и форм: там и сям, бить баклуши, попасть впросак, не понимать ни бельмеса, часто совсем непонятных. Этим особенно усиливается неразложимость идиом, их целостность. Они и являются лексическими единицами наравне со словами.
Это несоответствие может быть следствием изменения значения элементов в составе целого.
Различают внутриязыковые и межъязыковые идиомы. Последние характеризуются невозможностью "буквального", …
перевода. Лексическая идиома- несвободное сочетание слов (разновидность фразеологических единиц), характеризующееся слитностью значения, которое не может быть выведено из лексических составляющих; она обладает функциональными признаками слова как номинативной единицы языка и воспроизводится как "готовая" единица языка ("собаку съесть", "сломя голову", "ахиллесова пята", "под мухой"). Понятие "лексическая идиома" отражает результат распространённого, хотя и нерегулярного процесса образования целостных знаковых структур за счёт слияния означаемых двух или более словесных знаков при сохранении формальной отдельности их означающих.
Фразеологизмы и идиомы в том числе можно разделить на группы с точки зрения происхождения и традиции использования:
Очень разнообразна идиоматика и фразеология бытовой речи, в ней нередко встречаются образы с чертами комизма, придающими речи живописный характер, в ходу алогизмы и гиперболы, отражаются черты давно оставленных и забытых верований, нередко комически переосмысляемых. Они являются типичным элементом разговорного стиля, создавая живость и непосредственность, естественную художественность речи: тянуть канитель, без году неделя, типун на язык, мерить на свой аршин, не до жиру, быть бы живу, чудеса в решете, свинью подложить
Широко использует такие идиомы Чехов в своих полных непосредственности и шутливости письмах: «Думаю, думаю, и хоть кол теши на голове (Лейкину). Подтяните художников! К несчастью, их так мало и так они все избалованы, что с ними каши не сваришь (Лейкину)».
Особый оттенок сказочности сохраняет фольклорная идиоматика, заимствованная из произведений устной народной словесности, в первую очередь воспроизводящая привычные формулы сказок: жить-поживать, за тридевять земель ,в некотором царстве, в некотором государстве.
Ряд идиом характеризует интеллигентское просторечие; они нередко имеют книжное происхождение, характеризуют непринужденную разговорную, литературную речь и отсутствуют в народной (диалектной) речи: всеми фибрами души, без зазрения совести, великое переселение народов, хватать с неба звезды.
Комически-архаическая идиоматика по большей части представляет переосмысленные и иронически сниженные выражения религиозных текстов. Лежащие в их основе образы теперь, разумеется, забыты: выбрать легкое и приятное; им же имя легион — несметное количество, притча во языцех — предмет общих пересудов.
Идиоматика и фразеология книжной речи включают ряд привычных оборотов, используемых обычно при изложении научных и литературных тем в качестве готовых формул, причем лежащая в их основе образность является стертой. Сюда относятся: проходить красной нитью, поставить точки над "и", привести к общему знаменателю, подготовить почву, лежать вне рамок, животрепещущий вопрос, заколдованный круг.
Характер литературности носят крылатые слова, связанные с теми или иными литературными произведениями и историческими событиями; почерпнутые по большей части из литературных произведений, они предполагают знакомство с литературой и историей. Таковы: гордиев узел — неразрешимая задача, дамоклов меч — постоянная смертельная угроза.
Риторическая фразеология, носящая характер торжественности и приподнятости с налетом архаичности: властитель дум, краеугольный камень, выпить горькую чашу, лебединая песня.
Литературные реминисценции представляют яркие образные выражения из литературных произведений, причем употребляющие их отчетливо сознают, из какого произведения взята цитата и какое значение она имеет в этом произведении, благодаря чему используемое выражение вызывает в памяти сложный художественный образ и служит понятным намеком на этот образ. Например, словосочетание человек в футляре сразу вызывает представление о персонаже чеховского рассказа под этим заглавием со всеми его характерными чертами.
Общее стилистическое значение идиом сводится к тому, что они, выступая синонимами к словам и сочетаниям слов, обогащают лексику. Кроме того, составляя характерную особенность русского языка, так как они не имеют буквальных соответствий в других языках (обычно идиомы не переводимы дословно на другие языки), они придают речи ярко выраженный национальный характер. Но стилистическая роль идиом неодинакова, среди них имеются различные разряды, связанные с разными стилями речи и благодаря этому имеющие неодинаковый экспрессивный характер.
51)Новые слова и трудности их употребления.

Словарный состав языка (лексика) охватывает отдельные слова (авангард, авторитет) и приравниваемые к ним составные наименования (типа акционерное общество, альтернативная служба), а также устойчивые (фразоологические) словосочетания (типа бежать сломя голову, без году неделя). Поэтому под лексическими нормами понимают правильность словоупотребления: использование указанных словарных единиц в соответствии с их значением, стилистической окраской, оценочными свойствами и т.д.. Объявленная М. Горбачевым «перестройка» вызвала те процессы в обществе, которые имели далеко идущие последствия как в нашей стране, так и за ее пределами. А это не могло не сказаться на лексической стороне языка как наиболее чуткой ко всякого рода окружающим изменениям. Прежде всего язык стал интенсивно пополняться новыми словами. Конечно, лексика языка обогащается постоянно. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть выходившие (с 70-х гг.) ежегодно словарные материалы «Новое в русском языке», а затем (уже по десятилетиям) словари новых слов и значений. Но в период «горбачевской перестройки», (1985–1991 гг.) и в постгорбачевский период пополнение языка новыми словами и значениями было видно и без специальных исследований, в таких оно шло количествах, а главное – это пополнение коснулось прежде всего «ключевых» слов, социально значимых, свидетельсвующих о коренных изменениях во всех сферах общества: политической, экономической, правовой и т.д. Примером таких ключевых слов может служить дискутировавшийся в первые годы перестройки вопрос о «трех де», способных обновить общество. Материалы публицистики того времени как бы документально свидетельствуют о рождении новых понятий в нем, а в конечном счете о том, какие толчки испытывала перестройка, что дала она народу и чего не дала. Одни общественные деятели относили к «трем де» демократизацию, демонополизацию и демилитаризацию (Правда. 1989 31 мая), другие – дееологизацию, децентрализацию идемонополизацию (Смена. 1990. 26 июня), третьи – деидеологизацию, департизацию и деполитизацию (Правда. 1990. 28 авг., АиФ. 1990. .№ 39). Скорее всего именно последним было суждено послужить детонатором, способствовавшим подрыву устоев существовавшей политической системы, ибо деидеологизация означала ослабление или устранение влияния идеологических факторов при рассмотрении внутригосударственных или международных проблем, отказ от навязывания определенных идеологических взглядов, стереотипов; департизация означала устранение влияния только одной партии (КПСС), а деполитизация– отказ от односторонней политической ориентации. Недаром противники этих процессов предрекали развал существующей политической системы в случае доведения их до конца в армии, МВД, КГБ, учебных заведениях и других общественных структурах страны.
Среди общественно значимых (ключевых) политических терминов, рожденных перестройкой и отражавших происходившие в обществе коренные изменения, должны быть названы, новое политическое мышление, общеевропейский дом, всеобщая система международной безопасности, либерализация, открытое гражданское общество, поименное голосование, общечеловеческие ценности, гуманный, демократический социализм и т д. В то же время фактором политической жизни стали антиперестроечные силы, комитеты национального спасения, гекачеписты и т д.
Не менее показательны и многие экономические термины, вызванные к жизни перестройкой и отражающие дух времени. Например. арендаторство, государственная приемка, демонополизация, договорная цена, единое экономическое пространство, зона свободного предпринимательства, индивидуальная трудовая деятельность, малое предприятие, а также вызывающие куда менее приятные ассоциации антиалкогольная кампания, беспредел, визитная карточка покупателя, групповой интерес, дельцы теневой экономики, «деревянные» рубли и т.д.
Даже из приведенного краткого перечня «перестроечных» слов и словосочетаний видно, что многие из них, отражая специфику происходивших в конце 80-х гг. событий, являясь как бы визитной карточкой того периода, не пережили его, нуждаются в пояснении для молодого поколения, комментировании. И в момент появления соответствующих явлений и процессов в обществе современники относились к ним неоднозначно, толковали их часто неодинаково. Так, под деидеологизацией одни понимали «отделение внешней политики государства от политической пропаганды (Правда. 1989. 17 июля, другие – нарушение прав «любого члена общества определять свои политические взгляды, идеологию, партийность» (Правда. 1990. 27 авг.), третьи – «безыдейность» (Правда. 1989. 26 ноябр.) Нередкая расплывчатость семантики в новых словах – первая очевидная трудность даже для носителей языка. Приведем еще пример. Что такое новое политическое мышление, о котором так много и громко говорилось еще совсем недавно? Даже в словарях оно определяется по-разному, часто в зависимости от гражданской позиции самих составителей, а в 80-е гг. – от идеологических установок «свыше», где формировалась внутренняя и внешняя политика государства. Сравним три определения, взятые из разных словарей: «Новое политическое мышление подразумевает умение, преодолевая многие стереотипы, объективно осознать реальности современного мира. Н.п.м. выражается в понимании того, что сложный и противоречивый мир, в котором мы живем, становится все более взаимосвязанным и целостным» (Кр. полит, сл. – 89); «Система взглядов на мировые реальности ядерно-космического века, исходящая из приоритета общечеловеческих ценностей и отказа от идеологических стереотипов» (Сл. пер. – 92); «Н.п.м. – система приоритетов общечеловеческих идеалов и ценностей во внешней и внутренней политике, провозглашенная во второй половине 80-х гг. руководством КПСС и СССР. Реализация этой системы приоритетов во внутренней, а отчасти и во внешней политике, отличалась до декабря 1991 г. непоследовательностью и противоречивостью» (Политология. Энц ел. – 93). Общим в приведенных определениях нового политического мышления является указание на освобождение от стереотипов, учет сложившихся реальностей в мире и понимание «общечеловечности»глобальных проблем, стоящих перед народами планеты. И все же, чем является новое мышление: умением, как отмечено в первом из приведенных определений, системой взглядов, как признается во втором, или системой приоритетов, как указано в третьем? От этого может проистекать и восприятие нового мышления.

Приведем примеры, относящиеся к нашим дням, связанные, возможно, с будущей профессиональной деятельностью тех, кто сейчас учится. Отличают ли студенты типы акционерного общества (открытое от закрытого), аудитора от обычного ревизора, дилера от брокера. Есть ли у них четкое представление, какие виды топлива относить к альтернативным. Какие монополии являются естественными. Какие документы принадлежат к ценным бумагам. Нередкие споры по поводу содержания термина возникают даже на высоком уровне. Так, в государственной Думе при работе над новым законом «О прожиточном минимуме» столкнулись две полярные точки зрения на само это понятие. С учетом традиционного подхода прожиточный минимум представляет собой показатель минимального объема и структуры потребления материальных благ и услуг, необходимых для поддержания жизни человека. Этому взгляду противостоял новый, близкий к западному, в соответствии с которым прожиточный минимум – это денежный эквивалент структуры потребления, соответствующий фактически сложившемуся эталону потребления самого низкого уровня, и определяться он должен из среднедушевого довода на территории определенного субъекта РФ.
Допускаются ошибки на самом высоком уровне и в смысловом употреблении терминов. Так, в прессе нередко мелькают сообщения о возвращении Президентом РФ проектов федеральных законов в Государственную Думу из-за некорректного употребления юридических терминов. Например, в Заключении на проект федерального Закона «О торгах за закупку товаров, работ, услуг для государственных нужд» отмечается: «Недостаточно проработана применяемая в законопроекте терминология… Не указано, какой вид торгов им регулируется, каков порядок проведения конкурсов и аукционов, чем различаются эти виды торгов. Попытка разработчиков законопроекта определить закупки через торги, а торги через конкурс вносит дополнительную неясность. Кроме того, в законопроекте не раскрыты такие понятия торгов, как двухэтапные, специализированные, внутренние, закупки из одного источника (Рос. газета. 1998. 19февр.).
Укажем словари, в которых наиболее полно нашли отражение неологизмы 80х – начала 90-х гг.:
Левашов Е.А., Поповцева Г.Н., Алаторцева С.И. Словарь новых слов русского языка 1950–1980 гг. / Под ред. Н.3. Котелевой. СПб. Изд. Дмитрий Буланин, 1995.
Буцева Т.Н., Денисенко Ю. Ф., Холодова Е.П. Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 80-х гг. / Под ред. Е.А. Левашова. СПб: Изд. «Дмитрий Буланин», 1997.
Максимов В.И., Буре Н.А., ВакуловаЕ.Н. Словарь перестройки (1985-1992) / Под ред. В.И. Максимова. СПб: Златоуст, 1992.
То л к о в ы й словарь русского языка концаXX века. Языковые изменения / Под ред. Г.Н. Скляревской. СПб: Изд. Фолио-Пресс. 1998.
В области профессиональной деятельности сейчас особое место занимают термины информатики и вычислительной техники. Компьютеризация распространяется во все новых и новых сферах этой деятельности, а сам компьютер стал неотъемлемым спутником учебной работы, независимо от того, на каком факультете и чем занимаются студенты. У многих он стоит на письменном столе дома, всегда готовый углубить и ускорить процесс занятий. Однако вычислительная техника развивается столь быстро, а области ее применения расширяются столь стремительно, что язык безостановочно пополняется все новыми терминами, без знания которых невозможно ни читать специальную и даже научно-популярную литературу, ни рассуждать об использовании компьютеров, ни тем более практически пользоваться ими. Кроме того, постоянно совершенствуются программы обучения; последние из них ориентируются на работу с персональными IBM-совместимыми компьютерами и их программным обеспечением, использование терминов, связанных с искусственным интеллектом. Windows – приложений, графического интерфейса пользователя, сети Интернет и мультимедиа. Междутем даже в специальных словарях начала 90-х г отсутствовало упоминание о компьютерных вирусах, Интернете, мультимедиа, виртуальной реальности, лазерном принтере, не говоря уже о десятках других терминов, без знания которых в конце XX в. невозможно иметь дело с вычислительной техникой.

Чтобы иметь четкое представление об используемых вами или встречающихся в литературе терминах информатики и вычислительной техники, их системе, имейте под рукой соответствующие словари, среди них назовем в первую очередь:
Бордовский Г.А., Извозчиков В.А., Исаев Ю.В., Морозов В. В. Информатика в понятиях и терминах / Под ред. В.А. Извозчикова. М.: Просвещение, 1991.
Ершов А.П., Шанский Н.М., Окунева А. П., Басков Н.В. Школьный терминологический словарь по основам информатики и вычислительной техники / Под ред. А.П. Ершова и Н.М. Шанского. М.: Просвещение, 1991.
Информатика: Энциклопедический словарь для начинающих / Сост. Д.А. Поспелов. М.: Педагогика-Пресс, 1994.
Максимов В.И., Дорот В.Л., Зайцев Б.Е. и др. Иллюстративный толковый словарь русской научной и технической лексики: 7671 термин / Под ред. В.И. Максимова. М.: Рус. яз., 1994.
С получением в 1990 г. Российской Федерацией государственной независимости обнаружилось, что ее законодательная база не отвечает тем экономическим, социальным и правовым условиям, которые складываются в стране. В то же время стал набирать силу законотворческий процесс – вначале в Верховном Совете РСФСР, а затем в Государственной Думе Российской Федерации, не говоря уже о президентских структурах и правительственных органах. В связи с этим в русском языке появилось огромное количество новых правовых терминов, которые в значительной степени незнакомы широким слоям населения, а вместе с тем правовые термины, как никакие другие, требуют четкого знания установленного федеральными законами их значения. Вольные толкования их не допустимы. Какую бы категорию населения современной России мы ни взяли, все они ощущают потребность в знании тех или иных групп правовых терминов.
Широким слоям населения эти знания необходимы по многим причинам. Прежде всего большинство граждан может интересовать их сегодняшний статус, от чего во многом зависят их льготы, а, следовательно, и материальное обеспечение. Так, появилось немало людей, у которых возникли проблемы с работой. Целая серия правовых терминов может помочь им уяснить свое положение в обществе: безработный, занятые граждане, неподходящая работа, подходящая работа, То же самое относится к лицам, вынужденным покинуть место своего постоянного жительства: беженец, вынужденный переселенец, миграционный поток, обустройство вынужденных мигрантов, пункт первичного приема вынужденных переселенцев. А сколько существует категорий ветеранов и инвалидов среди пожилых людей! Кого из этих людей не интересует, к какой категории они относятся: к ветеранам (инвалидам) Великой Отечественной войны, к ветеранам (инвалидам) боевых действий на территории других государств или к ветеранам военной службы? А если тот или иной гражданин еще и ветеран труда?
Гражданам, занимающимся хозяйственной деятельностью, даже в пределах своего приусадебного участка, необходимо знать, кто такой владелец земельного участка или плательщик государственной пошлины, что такое садовый или огородный земельный участок, бесхозяйная вещь или недвижимое имущество. А кто не соприкасается с законом на бытовом уровне, не хочет иметь представления о договоре дарения, исковой давности, лишении родительских прав, мировом соглашении, моральном вреде, общей собственности супругов, превышении пределов необходимой обороны и т.д.? Или возьмем молодежь, вступающую во «взрослую» жизнь. Разве все юноши и девушки всегда знают, что такое альтернативная гражданская служба, брачный договор, законный режим имущества, ежемесячное пособие на ребенка, пособие по беременности. А тем же молодым людям, особенно начинающим коммерческую деятельность, разве не полезно знать, чем отличаются акционерное общество, закрытое акционерное общество, открытое акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, коммандитное товарищество и товарищество на вере; безвозмездный договор и возмездный договор; безотзывный аккредитив и отзывной аккредитив; брокер, брокерская деятельность и дилер, дилерская деятельность; валютная интервенция и иностранные инвестиции?
Таким образом, практически нет групп населения, которые не нуждались бы в знании точного значения тех или иных правовых терминов, затрагивающих их интересы. Тем более такие знания полезны для деловых людей, дабы их профессиональная и иная деятельность имела не только четко осознаваемую ими юридическую основу, но и протекала с максимальным учетом лексических норм русского литературного языка. И хотя изданные до настоящего времени словари русских правовых терминов далеко не полны по своему охвату, все же укажем наиболее полные из них, где можно получить нужную справку.
Румянцев О.Г., Додонов В.H. Юридический энциклопедический словарь. М.: ИНФРА, 1997.
Тихомирова Л..В., Тихомиров М.Ю, Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю.Тихомирова. М., 1998.
Энциклопедический юридический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. М.: ИНФРА. М., 1998.
Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. АЯ. Сухарев. М.: Советская энциклопедия, 1987
Кроме того, следует иметь в виду, что издаваемые в Российской Федерации многие федеральные законы, президентские указы, правительственные постановления имеют специальные разделы «Основные термины» или «Основные понятия». В случае острой необходимости интересующиеся могут непосредственно обращаться и к этим официальным документам. Они публикуются в обязательном порядке после их подписания главой государства или главой правительства в «Российской газете», а также в специальных изданиях, к которым относятся: «Сборник законодательных актов Российской Федерации», «Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации», а с 1994 г. «Собрание законодательства Российской Федерации». В каждом из этих сборников имеется к тому же подробнейший перечень наименований публикуемых в том или ином выпуске законов, указов, постановлений.