Подошва башмака из Невады

 

8 октября 1922 года журнал «NewYork Sunday» опублико­вал в рубрике «События недели в Америке» сенсацион­ный материал д-ра Баллу (W. H. Ballou) под заголовком «Подошве башмака – 5 000 000 лет». Автор писал: «Некоторое время тому назад видный горный инженер и геолог Джон Рэйд (John Т. Reid), занимаясь разведкой ископаемых в штате Не­вада, внезапно наткнулся на кусок камня, который привел исследователя в неописуемое изумление. И было от чего: на кам­не, валявшемся у ног Рэйда, отчетливо виднелся отпечаток человеческой подошвы! (Рис. 6.6.) Как выяснилось при бли­жайшем рассмотрении, то был …
не просто след голой ноги, а по всей видимости подошва башмака, которую время превратило в камень. И хотя передняя часть подошвы отсутствовала, со­хранилось по меньшей мере две трети ее площади, а по ее периметру шли ясно разли­чимые нитяные стежки, оче­видно, скреплявшие рант с подошвой. Затем следовал еще один ряд стежков, а по центру, где должна нахо­диться нога, если бы речь действительно шла о подош­ве башмака, располагалось углубление, полностью соот­ветствующее тому, какое обыкновенно образует кость человеческой пятки в каб­лучной части подошвы обу­ви при длительном ее ноше­нии. Находка эта, по всей вероятности, представляет собой величайшую научную загадку, ибо возраст окаменелос­ти – по меньшей мере 5 миллионов лет».

 

 

Рис. 6.6. Часть окаменевшей по­дошвы башмака из Невады, дати­руемой триасовым периодом. Воз­раст триасовых окаменелостей определяется в 213—248 миллио­нов лет.

 

Рэйд привез находку в Нью-Йорк и попытался привлечь к ней внимание других ученых. Вот что он писал: «По прибы­тии в Нью-Йорк я показал окаменелость геологу из Колум­бийского университета д-ру Джеймсу Кемпу (James F. Kemp) и профессорам Осборну (H. F. Osborn), Мэттью (W. D. Matthew) и Хови (Е. О. Hovey) из Американского музея естественной истории. Все они пришли к одному и тому же заключению, отме­тив, что “никогда не встречали столь великолепной натураль­ной имитации предмета искусственного происхождения”. Все названные эксперты сошлись, однако, во мнении относитель­но возраста камня, отнеся его к триасовому периоду. С другой стороны, консультанты-обувщики отметили, что рант “по­дошвы” был изготовлен, несомненно, вручную. Д-р Мэттью составил краткое заключение по поводу находки, указав, что, несмотря на присутствие всех отличительных признаков башмака, включая нитяные стежки, характерные для обуви, речь может идти лишь о превосходной имитации, своего рода lususnaturae (“игра природы”)». Забавно, что, обратившись в Американский музей естественной истории, мы получили от­вет об отсутствии заключения д-ра Мэттью в архивах.

Однако Рэйд на этом не успокоился. «Я обратился к спе­циалистам по микрофотографии и химическому анализу из Фонда Рокфеллера, которые в частном порядке сделали фо­тоснимки находки и подвергли ее анализам, результаты кото­рых подтвердили [зачеркнуто] каких-либо сомнений в том, что речь идет о подошве обуви, подвергшейся окаменению во время триасового периода… Микрофотографии, сделанные с двадцатикратным увеличением, отчетливо показывают мель­чайшие детали перекрученных нитей стежков, их деформа­ции и перекосы, тем самым убедительно подтверждая, что это именно ручная работа человека, а не ее природная имитация. Все особенности нитей можно без труда рассмотреть даже не­вооруженным глазом, да и сами контуры подошвы определен­но симметричны. Внутри них, строго параллельно, проходит линия, состоящая из мелких отверстий, проделанных, очевид­но, для пропускания стежков. К этому могу добавить, что по меньшей мере двое видных геологов, чьи имена еще не при­шло время предать гласности, определили находку именно как подошву обуви, подвергшуюся природному процессу ока­менения в триасовый период». Со своей стороны добавим, что, как считается теперь, возраст триасовых горных пород на­много превышает 5 миллионов лет. Триасовый период лежит в границах от 248 до 213 миллионов лет назад.