Открытия Флорентино Амегино в Аргентине

 

Во второй половине девятнадцатого века Флорентино Амегино провел тщательное обследование геологичес­ких пластов и ископаемых останков прибрежных про­винций Аргентины, завоевав мировую известность. Его вызвавшие бурную дискуссию открытия каменных орудий, надрезанных костей и других следов присутствия человека на территории современной Аргентины в эпоху плиоцена, мио­цена и в более ранние периоды способствовали росту его все­мирной популярности.

В 1887 году Флорентино Амегино совершил ряд знаменательных открытий в районе горы Монте-Эрмосо (Monte Hermoso), расположенной на аргентинском побережье в 37 милях (59,5 километра) к северо-востоку от Баиа-Бланка. Го­воря о добытых там свидетельствах, Ф. Амегино подчеркивал: «Присутствие человека или, скорее всего, его предка на этой древней стоянке доказывается многочисленными образцами грубо обработанных кремней, наподобие миоценовых камен­ных орудий …
из Португалии, надрезанных и обожженных костей, а также следов древних кострищ». Содержащие эти сви­детельства слои принадлежат к плиоценовой формации Монте-Эрмосо, возраст которой оценивается в 3,5 миллиона лет.

Среди ископаемых находок, обнаруженных в районе Монте-Эрмосо, был атлант (первый шейный позвонок) гоминида. Флорентино Амегино увидел в нем примитивные черты, но Алеш Грдличка признал его человеческим. Все это говорит о том, что обнаруженные в формации Монте-Эрмосо артефак­ты и следы огня были оставлены существами современного человеческого типа.

Открытия, сделанные Флорентино Амегино в районе го­ры Монте-Эрмосо и на других аргентинских стоянках, при­влекли внимание некоторых европейских ученых. В свою оче­редь Алеш Грдличка, антрополог Смитсоновского института в Вашингтоне, также уделил большое внимание открытиям Амегино. Однако они не вызывали в нем сочувствия. Алеша Грдличку ужасала та степень поддержки, которую получили открытия Амегино среди ученых, особенно европейских. Кро­ме того, что он отрицал существование человека в третичном периоде, Грдличка критически относился к сообщениям о возможности присутствия человека на территории обеих Америк ранее нескольких тысяч лет назад. Создав себе широкую из­вестность «развенчанием» с помощью сомнительных аргумен­тов всех сообщений об открытиях подобного рода на террито­рии Северной Америки, Алеш Грдличка обратил свой взор на широко дискутировавшиеся в то время южноамериканские открытия Флорентино Амегино. В 1910 году Грдличка при­ехал в Аргентину для непосредственного ознакомления с ни­ми. Флорентино Амегино решил самолично проводить его до Монте-Эрмосо. По отношению к открытиям Грдличка занял довольно интересную позицию. В своей книге «Early Man in South America» («Древний человек в Южной Америке»), вышедшей в свет в 1912 году, он вскользь упомянул о кремневых инструментах и других следах человеческого присутствия, обнаруженных Амегино в формации Монте-Эрмосо. Как это ни странно, но напрямую Грдличка оспаривать свидетельства не стал. Вместо этого он посвятил десятки страниц своей кни­ги тому, чтобы посеять сомнения по поводу последующих, ме­нее убедительных открытий, которые он вместе с Амегино сделал в Пуэльчеане (Puelchean), более молодой формации, располагающейся над плиоценовой в Монте-Эрмосо. Возраст Пуэльчеанской формации оценивается в 1 – 2 миллиона лет.

По-видимому, Грдличка был уверен в том, что его много­словное опровержение сделанных в Пуэльчеане открытий до­статочно для того, чтобы поставить под вопрос достоверность свидетельств Монте-Эрмосанской формации той же стоянки. Такая тактика часто используется, чтобы бросить тень сомне­ния на открытия, которые выходят за рамки общепринятых научных представлений, а именно: сосредоточиться на крити­ке наиболее слабого звена в цепи доказательств, полностью игнорируя при этом наиболее сильные. Однако есть достаточ­но оснований полагать, что находки, сделанные в Пуэльчеан­ской, а также в Монте-Эрмосанской формациях, являются до­стоверными.

Большинство орудий, найденных Грдличкой и Амегино во время их совместной экспедиции, представляли собой гру­бо обработанные кварциты. Грдличка не оспаривал того, что авторство даже самых грубо сработанных образцов принадле­жит человеку. Но возраст их он брал под сомнение. На его взгляд, слой, где были обнаружены каменные орудия, значи­тельно менее древний, чем это предполагалось. Делая такое заключение, Грдличка полностью полагался на свидетельство сопровождавшего его американского геолога Бэйли Уиллиса (Bailey Willis).

Геологический слой, в котором находились орудия, рас­полагался в верхней части Пуэльчеанской формации. С неко­торым колебанием Бэйли Уиллис признал, что возраст Пуэльчеана соответствует плиоцену. Характеризуя эту формацию, он сказал, что «она состоит из многослойных, частично отвер­девших серых песков или песчаника … и отмечена ярко выра­женными перекрестными напластованиями и однообразием оттенков серого цвета составляющих ее элементов». Бэйли Уиллис описал самый верхний слой, очевидно, отнесенный Флорентино Амегино к Пуэльчеанской формации, как полос­ку толщиной от 6 до 16 дюймов (15 – 40 см), «состоящую из се­рого песка, неровных кусков серого песчаника и гальки, неко­торые из которых несли на себе следы человеческого вмешательства».

Уиллис заметил, что верхний слой серого песка, содержащий ископаемые орудия, «по своей конституции иденти­чен» нижним слоям Пуэльчеана, но отделен от них «несоглас­ными напластованиями, вызванными эрозией». Несогласное напластование – это отсутствие равномерности в формиро­вании отложений между слоями, взаимодействующими друг с другом, соответствующее времени, когда отложения материа­лов не происходит, времени выветривания или, как в данном случае, эрозии. Ископаемые кости животных являются наибо­лее верным ориентиром в оценке времени, которое могло пройти между образованием формаций, лежащих сверху и снизу от линии несогласного напластования. Уиллис, однако, ничего об этом не сказал. Таким образом, неясно, сколько вре­мени мог занять процесс несогласного напластования. Он мог быть очень коротким. В таком случае располагающиеся свер­ху и снизу относительно несогласного напластования слои могли иметь практически один и тот же возраст – около 1 – 2 миллионов лет.

В попытке исключить такого рода альтернативу Уиллис отмечал, что «ассоциация обработанных человеком камней с песками дает первым относительно небольшой возраст». Уил­лис предположил, что любое каменное орудие не может быть древним и, следовательно, слой, в котором оно найдено, также древним быть не может. Окажется, тем не менее, что серая смесь гравиев и песка, содержащая каменные орудия, может действительно принадлежать к Пуэльчеанской формации, как полагал Амегино, а также что возраст найденных там кремневых инструментов может составить 2 миллиона лет.

На территории Аргентины, в Сантакрусианской и Энтерреанской формациях, Амегино обнаружил каменные ору­дия с находившимися рядом надрезанными костями и следа­ми огня. Возраст Сантакрусианской формации определяется ранним и средним миоценом. То есть возраст обнаруженных там орудий составляет 15 – 25 миллионов лет. Во всех просмо­тренных нами современных публикациях мы не нашли ни од­ного упоминания об Энтерреане. Но в силу того, что эта формация предшествует Монте-Эрмосанской, ее возраст должен по крайней мере соответствовать периоду позднего миоцена, или около 5 миллионов лет.

Во многих местах Амегино находил следы огня, темпера­тура которого была намного выше той, которую может дать обыкновенный костер. Свидетельство тому крупные глыбы твердой глины и шлака. Вполне возможно, что они могут яв­ляться остатками примитивных литейных производств или печей для обжига или сушки глины, которые использовали существа, обитавшие на территории современной Аргентины в период плиоцена.