Открытия А. Рюто в Бельгии

 

В Бельгии хранитель Королевского музея естественной истории в Брюсселе А. Рюто совершил ряд открытий, придавших в начале двадцатого века новое качество аномально древним кремневым орудиям. Большинство най­денных им кремневых инструментов Рюто отнес к периоду раннего плейстоцена. А в 1907 году его исследования ознаме­новались новыми, еще более поразительными, находками в песчаных карьерах под Бонселем (Boncelles), в Бельгийских Арденнах. Слои, в которых были обнаружены орудия, относи­лись к периоду олигоцена, из чего следует, что их возраст ко­леблется от 25 до 38 миллионов лет.

Описывая найденные орудия, Георг Швейнфурт (Georg Schweinfurth) писал в «Zeitschrift fur Ethnologic» : «Среди них были долота, каменные наковальни, ножи, скребки, буры и метательные камни. Все они демонстрировали очевидные признаки …
осмысленной обработки и великолепно ложились в человеческую руку… Удачливый первооткрыватель с явным удовольствием познакомил с местами находок 34 бельгийских геолога и студента, изучавших древнейшую историю. И все они согласились, что не может быть никаких сомнений относи­тельно первоначального залегания найденных образцов».

Подробный отчет Рюто по бонсельским находкам был помещен в бюллетене Бельгийского общества по геологии, па­леонтологии и гидрологии. Рюто заявил, что аналогичные бон­сельским каменные орудия еще раньше были найдены в олигоценовых слоях под Барак Мишель (Baraque Michel) и в пе­щере Бэ Боннэ (Bay Bonnet). В местечке Розар (Rosart), распо­ложенном на левом берегу Меза (Meuse), в горизонтах среднего плиоцена также были обнаружены кремневые инст­рументы.

«Теперь ясно, – подчеркивал Рюто, – что существование человека в эпоху олигоцена … находит настолько сильное и точное подтверждение, что вряд ли кому-либо удастся най­ти в нем хоть какой-то изъян». Рюто отмечал, что олигоценовые орудия из Бонселя почти полностью идентичны тем, кото­рые еще несколько веков назад делали аборигены Тасмании (рис. 4.11 и 4.12).

Далее Рюто описал различные типы инструментов, най­денных в олигоценовых горизонтах Бонселя, начиная с percuteurs , или пробойников. Он описал прямые пробойники, ост­рые и остроконечные долота, а также точила, которые использовались для заточки рабочих поверхностей кремне­вых инструментов. Все категории percuteurs имели удобные рукоятки и следы износа на рабочих поверхностях.

На бонсельских стоянках также было найдено несколько каменных наковален, отличавшихся широкой и плоской по­верхностью с характерными следами от ударов.

Затем Рюто описал инструменты, которые он назвал couteaux, т е. режущие: «Можно видеть, что couteaux сделаны из относительно длинных кремневых пластин, тупых с одного края и заостренных – с другого».

Следующим описанным Рюто типом орудия был racloir , или боковой скребок. Racloir обычно делался из кремня оваль­ной формы, один из концов которого был тупым, а другой ост­рым. После того как заготовка была соответствующим обра­зом подготовлена, тупой конец можно было зажать в руке, а острым скоблить поверхность изделия. Во время этой работы от рабочей поверхности скребка могли отслаиваться неболь­шие кусочки кремня, и именно эти щербинки мы можем наблюдать на многих образцах.

 

 

Рис. 4.11. Инструменты, произведенные относительно недавно або­ригенами Тасмании. Согласно Рюто, они почти полностью идентич­ны орудиям периода олигоцена, открытым в Бонселе (Бельгия):

а) боковой скребок (racloir), сравните с рис. 4.12а;

б) остроконечный инструмент (percoir), сравните с рис. 4.12б;

в) наковальня (enclume), сравните с рис. 4.12в;

г) каменный нож (couteau), сравните с рис. 4.12г;

д) двусторонний скребок (grattoirdouble), сравните с рис. 4.12д;

е) шило (регсогг), сравните с рис. 4.12е;

ж) скребок (grattoir), сравни­те с рис. 4.12ж.

 

Далее Рюто описал другие типы racloir:racloir с выемкой, вероятно, использовавшийся для обработки длинных ци­линдрических предметов, а также двойной racloir, с двумя ос­трыми лезвиями. Некоторые из двойных racloir напоминали мустерианские остроконечные инструменты периода поздне­го плейстоцена.

Рюто также дал описание отдельной категории инструментов, которые он назвал многоцелевыми, так как они, судя по всему, могли быть использованы в самых различных целях. Рюто утверждал: «Обычно у таких орудий на заточенном крае есть острие, образованное пересечением двух прямых лезвий или, что встречается чаще, двух зазубрин, появившихся в ре­зультате преднамеренной обработки».

Еще один тип орудия, о котором говорил Рюто, – grattoir , являющийся разновидностью скребка. Он также описалpercoirs , который можно назвать шилом или буром. Рюто от­метил среди находок камни, которые, скорее всего, применя­лись для метания, в частности пращей. И наконец он предпо­ложил, что древние обитатели Бонселя использовали отдельные кремни, со следами неоднократно повторенных ударов, для высекания огня. Такие камни присутствуют в коллекциях орудий эпохи позднего плейстоцена.

 

 

Рис. 4.12. Каменные орудия из нижних слоев песков позднего олиго­цена под Бонселем (Бельгия):

а) скребок, напоминающий мустерианское острие эпохи позднего плейстоцена в Европе;

б) остроконеч­ное орудие с хорошо наблюдаемым утолщением;

в) наковальня со следами от ударов;

г) каменный нож со следами износа на лезвии;

д) скребок;

е) шило;

ж) большой скребок.

 

«Мы сталкиваемся, – продолжает Рюто, – с серьезной проблемой – присутствием в эпоху олигоцена существ доста­точно разумных, чтобы изготовлять и использовать опреде­ленные и разнообразные типы орудий». В настоящее время ученые вообще не рассматривают возможность существова­ния человека или даже его предка в эпоху олигоцена. Нам представляется, что для этого есть две причины: незнание о существовании таких свидетельств, которые, например, представил Рюто, а также непоколебимая и слепая вера в ны­не существующие взгляды на происхождение человека и его Древность.