Открытие Мойра в Восточной Англии

 

Наш экскурс в историю научных изысканий на этот раз перенесет нас на юго-восточное побережье Англии, где мы познакомимся с открытиями, сделанными Дж. Рэйдом Мойром, членом Королевского института антропологии и президентом Общества древнейшей истории Восточной Анг­лии. Начиная с 1909 года Мойр стал находить каменные ору­дия в Красной и Коралловой скалах и под их основаниями. Формацию Красной скалы, в которой Мойр сделал свои наиболее значительные открытия, составляют изобилующие раковинами пески, напоминающие о тех временах, когда мор­ские волны разбивались о берега Восточной Англии. В некоторых местах под основанием Красной скалы была обнаружена похожая формация, получившая название Коралловой.

Изучив данные современной геологической науки, мы пришли к выводу, что возраст Красной скалы составляет по меньшей …
мере 2, 0 – 2, 5 миллиона лет. Таким образом, можно считать, что формация Коралловой скалы еще старше. Под основаниями Красной и Коралловой скал Восточной Англии располагаются детритовые горизонты, иногда именуемые ко­стяными. Последние представляют собой смесь различных материалов: песка, гравия, осколков раковин, а также кост­ных остатков, происходящих из более древних формаций, в том числе Лондонской глиняной формации периода эоцена.

Во время раскопок, которые Дж. Рэйд Мойр проводил в подскальных детритовых горизонтах, ему удалось обнару­жить каменные орудия, отличавшиеся различной степенью обработки (рис. 3.4). Сделав вывод, что самые грубые орудия относятся к эпохе эоцена, Мойр заявил: «Настало время приз­нать более глубокую древность человеческого рода, чем пола­гали и до сих пор полагают».

 

Рис. 3.4. Остроконечный инструмент, найденный под основанием Красной скалы. Возраст образца составляет 2, 5 миллиона лет.

 

В крайнем случае найденные Мойром орудия труда могут быть отнесены к позднему плиоцену. Однако, согласно ны­не принятой эволюцион­ной теории, на территории Англии бессмысленно за­ниматься поисками следов человеческих существ, умевших делать орудия труда, в геологических от­ложениях, возраст кото­рых составляет 2 – 3 мил­лиона лет.

Мойр полагал, что изготовители этих наибо­лее древних и грубых ору­дий «представляют наибо­лее ранний и дикий период эволюции человека». Но даже сегодня есть отдельные племена, которые изго­товляют очень примитивные каменные орудия. Таким обра­зом, возможно, что существа, очень похожие на Homo sapiens sapiens , вполне могли изготовлять инструменты даже еще бо­лее грубые, чем те, которые обнаружил Мойр под Красной скалой.

В то же время предметом полемики стали сами орудия. Многие ученые полагали, что найденные образцы являлись результатом воздействия естественных сил природы, а не че­ловека. Однако Мойр пользовался поддержкой в лице многих влиятельных ученых. Среди них был и Генри Брейль (Henri Breuil), который принял личное участие в изучении места на­ходок. Исследуя собранные Мойром образцы, Брейль натк­нулся на камень, который, очевидно, мог быть использован для метания пращей. Этот камень был обнаружен под основанием Красной скалы. Поддержку Мойру оказали также изве­стный геолог и президент Королевского общества Арчибальд Гейки (Archibald Geikie) и директор Британского музея сэр Рэй Лэнкестер. Среди образцов Мойра Лэнкестер обнаружил один, похожий на орудие, которое он называл «клюво-килевидным» («rostrocarinate»). Этот термин определяет две ос­новные характеристики: «rostro» – клювовидную форму ра­бочих частей инструмента, a «carinate» – килевидную форму его дорсальной поверхности.

Рэй Лэнкестер представил детальный анализ того, что он называл «норвичским контрольным образцом» (рис. 3.5). Этот образец являл собой наиболее яркий пример «клюво-килевидного» типа орудия. Он был найден под основанием Крас­ной скалы в Уитлингэме, под Норвичем. Таким образом, если норвичский образец происходит из отложений, расположен­ных под Красной скалой, то его возраст должен превышать 2, 5 миллиона лет. Норвичский контрольный образец служил показательным примером интенсивной предварительной обра­ботки. Кроме того, его первоначальное стратиграфическое ме­стоположение не вызывает сомнений. В 1914 году Лэнкестер представил в Королевский антропологический институт до­клад, в котором, в частности, говорилось: «Любой, кто знаком с техникой обработки камня, а также с крем­невыми сломами ес­тественного происхож­дения, не может усомниться в том, что обработка норвичского каменного образца бы­ла сделана человеком, и только им одним». Лэнкестер полагал, что инструменты этого ти­па могли до нас дойти из эпохи миоцена.

 

Рис. 3.5. Норвичский контрольный обра­зец. Дж. Рэйд Мойр утверждал, что он был найден в отложениях, находящихся под формацией Красной скалы, в Уитлингэме, Англия. «Клюв» (на который указывает стрелка) образует рабочую поверхность инструмента. Принимая во внимание то, что образец был обнару­жен в отложениях, находящихся под формацией Красной скалы, его возраст должен превышать 2, 5 миллиона лет.

 

Серия важных от­крытий была сделана Мойром в Фоксхолле, где он нашел каменные орудия (рис. 3.6). Он об­наружил их в самом центре формации Красной скалы, фор­мирование которого происходило в эпоху позднего плиоцена. Та­ким образом, возраст найденных образцов должен превышать 2 миллиона лет. В 1927 году Дж. Рэйд Мойр писал: «Находки представляли собой остатки мастерской и включали камен­ные молотки, заготовки для кремневых пластин, законченные инструменты, многочисленные кремни, а также несколько прокаленных камней, свидетельствующих о том, что в этой яме когда-то жгли огонь… Если знаменитая фоксхолская человеческая челюсть, отнюдь не примитивная по своей форме, в действительности происходила из отложений, ныне погребенных под Скалой и под толстым слоем ледникового гравия, то мы вправе со всей определенностью заявить, что жившие в те далекие времена люди по своим физическим данным не очень сильно отличались от ныне живущих».

 

 

Рис. 3.6. Вид спереди и сзади двух каменных орудий из формации Красной скалы в Фоксхолле, Англия. По своему возрасту образцы относятся к периоду позднего плиоцена. По поводу левого образца Генри Фэрфилд Осборн сказал: «С двух сторон показано остроко­нечное каменное орудие, сколотое сверху и снизу и с суженным ос­нованием, найденное на шестнадцатифутовом (около 5, 5 метра) уровне фоксхолского разреза. Примитивный стреловидный тип ору­дия. Мог использоваться во время охоты». Относительно правого об­разца Осборн написал: «Бур с шестнадцатифутового уровня Фоксхолла».

 

У челюсти, о которой говорил Мойр, довольно интересная история (см. главу 7). Некоторые ученые сочли ее похожей на современную. К большому сожалению, фоксхолская че­люсть теперь недоступна для дальнейших исследований, а они могли бы предоставить дополнительные данные в пользу того, что каменные орудия труда из Фоксхолла были сделаны человеком. Но даже и без челюсти сами орудия со всей опре­деленностью говорят о присутствии человека на территории Англии в эпоху позднего плиоцена, то есть 2, 0 – 2, 5 миллио­на лет назад.

В 1921 году американский палеонтолог Генри Фэрфилд Осборн энергично выступил в поддержку того, что каменные орудия пришли к нам из эпохи плиоцена. Он заявил, что доказательства присутствия человека в эпоху плиоцена «основы­ваются теперь на прочном фундаменте фоксхолских кремне­вых инструментов. И не может быть подвергнуто сомнению то, что они были сделаны рукой человека». По утверждению Осборна, фоксхолские образцы включали в себя буры, стрело­видные остроконечные орудия и различные скребки.

Осборн поддержал и остальные находки Мойра: «Открытия Дж. Рэйда Мойра, свидетельствующие о том, что в эпоху плиоцена на территории Восточной Англии обитали люди, вписывают новую страницу в историю археологии… от­крытия предоставили несомненные свидетельства существо­вания на юго-востоке Англии человека, имевшего достаточ­ный уровень интеллекта, чтобы обрабатывать камень и уметь обращаться с огнем. Это происходило в конце эпохи плиоцена и накануне Первого оледенения».

Другим ученым, который не смог устоять перед фоксхолскими находками, был Хьюго Обермайер, который прежде находился в стане наиболее непримиримых оппонентов эоли­тических находок. Обермайер был одним из тех исследовате­лей, кто полагал, что эолиты есть результат воздействия есте­ственных природных стихий, наподобие тех процессов, какие происходят в мельницах для цемента и мела. Но в 1924 году Обермайер написал следующее: «Фоксхолское открытие яв­ляется первым свидетельством существования человека в третичном периоде». Примечательно, что третичный период охватывает миоцен и плиоцен.

Мойр также сделал ряд открытий в относительно более молодом горизонте Кромерского леса, под Норфолком. Най­денные им инструменты имеют возраст от 400 тысяч до 800 тысяч лет. По некоторым расчетам, возраст нижних слоев формации горизонта Кромерского леса достигает 1,75 милли­она лет.

 

 

Рис. 3.7. С. Хэзлдин Уоррен заявил, что этот предмет, расщепление ко­торого стало, по его мнению, резуль­татом воздействия естественных факторов, очень сильно напоминает мустерианский остроконечный инструмент. Не смотря на то, что ка­мень был обнаружен в эоценовой формации, его обработка вполне могла быть делом рук человека.

 

Тем не менее многие ученые продолжали упорствовать в своем непризнании найденных Мойром образцов в качестве настоящих орудий труда. Они утверждали, что камни получи­ли свою нынешнюю форму в результате воздействия исклю­чительно природных сил. Например, С. Хэзлдин Уоррен (S. Hazzledine Warren) утверждал, что давление геологических пород на твердые меловые горизонты стало причиной соот­ветствующей деформации камней. В качестве подтверждения он использовал несколько камней с отбитыми краями из Булхэдского горизонта (Англия), относящегося к эпохе эоцена. Об одном из них (рис. 3.7) в своем докладе Лондонскому геологи­ческому обществу Уоррен заявил: «Этот образец, являющий­ся хорошим примером остроконечного каменного орудия пра­вильной формы, наиболее примечателен. Не принимая во внимание обстоятельства его находки и не сравнивая его с другими подобными образцами, его мустерианские характе­ристики вряд ли можно поставить под вопрос». Мустерианскими именуются характерные обще­принятые черты и свойст­ва каменных орудий, присущие эпохе позднего плейстоцена. Уоррен счи­тал вполне возможным обнаружение орудий в ге­ологических слоях, отно­сящихся к эпохе эоцена. Но люди, свободные от этих предубеждений, мо­гут задать вопрос, дейст­вительно ли Уоррен обна­ружил настоящее орудие труда в эоценовых слоях Эссе.

В последовавшей за докладом Уоррена Геоло­гическому обществу дис­куссии один из присут­ствовавших на заседании ученых указал на то, что в некоторых случаях инструменты Мойра были найдены в самой середине третичных осадочных слоев, а не на твердом меловом горизонте. Это об­стоятельство лишает основы аргументацию Уоррена, объяс­няющую необычную форму эолитов давлением геологических пород. Именно тогда решение судьбы открытий Мойра было доверено международной комиссии. В состав комиссии, образованной по просьбе Международного института антрополо­гии, вошли восемь известных европейских и американских ученых – антропологов, геологов и археологов. Изучив обсто­ятельства дела, ученые поддержали выводы, сделанные Мойром. Они пришли к заключению, что кремни из основания Красной скалы под Ипсвичем были извлечены из ранее не­тронутых слоев и что их возраст соответствует по крайней ме­ре эпохе плиоцена. Более того, сколы на камнях были, несо­мненно, сделаны рукой человека. Члены комиссии четырежды принимались раскапывать расположенный под Красной скалой детритовый горизонт и сами сумели обнару­жить пять типичных образцов. Этим орудиям должно быть по крайней мере 2, 5 миллиона лет. А так как детритовый гори­зонт содержит поверхностные минералы глубокого эоцена, возраст инструментов может вырасти до 55 миллионов лет.

Член комиссии Луи Капитан (Louis Capitan) заявил: «В нетронутых слоях Красной скалы есть обработанные кремни (мы видели их своими глазами). Обработка была проведена ни кем иным, как человеком или гоминидом, жившим в третич­ную эпоху. Мы, специалисты в области древнейшей истории, считаем этот факт не подлежащим сомнению».

Удивительно, но даже после доклада комиссии такие оп­поненты Мойра, как Уоррен, продолжали упорствовать в сво­их попытках доказать, что именно силы естественного проис­хождения придали камням их нынешнюю форму. Уоррен утверждал, что камни могли быть расщеплены в результате трения айсберга об океанское дно вблизи береговой линии. Но, насколько известно, до сих пор еще никто не сумел доказать, что айсберги могут производить многочисленные выбоины и обеспечивать высокую точность обработки материала, как на образцах Мойра. К тому же многие образцы из района Красной скалы до своего извлечения находились в серединной ча­сти горизонта, а не на твердых скальных поверхностях, тре­нием о которые айсберг мог их расщепить. Кроме того, англий­ский археолог Дж. М. Коулз (J. М. Coles) сообщал, что фоксхолские инструменты встречаются в слоях осадочных пород, которые когда-то были поверхностью удаленной от океана суши и ни в коей мере не являются береговыми отло­жениями. Этот момент исключает предположение Уоррена­.

После того как Уоррен выдвинул свою версию с айсбер­гом, острота полемики стала спадать. В 1968 году Коулз отме­чал: «То… что научный мир безоговорочно не встал на сторону ни одной из сторон, может быть объяснено тем, что этой про­блеме не уделялось большого внимания даже в период наибо­лее активного ее обсуждения». Отчасти, может быть, и так. Но есть еще одно возможное объяснение: в научных кругах со­чли, что замалчивание открытий Мойра предпочтительнее их активной критики и что это наилучший способ их похоронить. К пятидесятым годам двадцатого века все больше и больше ученых склонялось к мысли, что колыбелью человечества следует считать Африку и что предки людей появились имен­но там в эпоху раннего плейстоцена. Таким образом, не было особого смысла (а возможно, был бы и вред) в постоянном оп­ровержении доказательств теоретической невозможности обитания на территории Англии человека в эпоху плиоцена. Наоборот, это способствовало бы поддержанию полемики на достаточно высоком уровне. Политика замалчивания, предна­меренного или нет, оказалась очень эффективной в переме­щении проблемы эолитов Мойра на второй план. Теперь уже не было необходимости пытаться одержать верх над теми, ко­го не замечают. Не было также особого интереса защищать и поддерживать свидетельства, предоставленные Мойром, так как такая позиция не сулила больших дивидендов.

Коулз является исключением из общей тенденции инстинктивного отрицания (или полного замалчивания) откры­тий Мойра. Он считал «несправедливым просто-напросто иг­норировать весь этот материал без всякого на то основания» и в своем докладе за 1968 год все же признал, с определенными оговорками, подлинность некоторых каменных инструментов.

Хотя большинство современных ученых даже не упоми­нают об открытиях Мойра, одну из редких ссылок мы находим в работе Б. У. Спаркса (В. W. Sparks) и Р. Г. Веста (R. G. West) «The Ice Age in Britain» («Ледниковый период в Британии»):

«В начале века многие найденные в скалах позднего плейсто­цена камни расценивались как артефакты. Таковыми явля­лись кремни, некоторые из которых были сколоты с обеих сто­рон и происходили из формации Красной скалы (под Ипсвичем), а также так называемые „клюво-килевидные“ об­разцы из основания Норвичской скалы (под Норвичем). Сов­ременная наука считает, что своей формой они обязаны дей­ствию естественных сил. Эти находки не отвечают требованиям, необходимым для признания их орудиями тру­да. Среди прочего эти требования предусматривают следую­щее: исследуемый предмет должен соответствовать установ­ленному образцу; он должен происходить из того места, где обитание человека было возможно, и лучше всего, если там есть другие следы пребывания человека (например следы об­работки материалов, убийства и захоронений); исследуемые образцы должны нести на себе следы обработки с двух или трех сторон, проведенной под правильными углами». Спаркс и Вест являются экспертами Кембриджского университета по эпохе плейстоцена на территории Великобритании,

Отвечая Спарксу и Весту, заметим, что Мойр и другие ученые, например Осборн и Капитан, классифицировали скальные образцы как определенные типы инструментов (то­поры, буры, скребки и т д.), сравнимые с другими палеолити­ческими орудиями, в том числе и мустерианскими. Фоксхолская стоянка вместе со знаменитой фоксхолской челюстью приводится многими учеными в качестве доказательства гео­логической допустимости присутствия там человека. Мойр полагал, что на месте обнаружения эолитов когда-то в очень глубокой древности была мастерская, и отмечал следы огня, который там тогда использовался. Что касается сколов на ка­менных орудиях, сделанных под правильными углами, то это не единственный критерий, по которому можно судить, что то или иное каменное орудие было сделано человеком. И все же М. С. Беркитт (М. S. Burkitt) из Кембриджа на некоторых ин­струментах, найденных Дж. Рэйдом Мойром, сумел обнару­жить отщепления, сделанные с разных сторон и под правильными углами.

Беркитт, принимавший участие в работе международной комиссии, которая занималась изучением найденных Мойром в 1920-х годах орудий, дал о них положительный от­зыв в своей книге «The OldStoneAge» («Каменный век»), опуб­ликованной в 1956 году.

Особое впечатление на Беркитта произвело ознакомление с местом и результатами раскопок под Торрингтон Хол­лом, в двух милях (3200 метров) к югу от Ипсвича, где в скаль­ных отложениях были обнаружены кремневые орудия. «В Торрингтон Холле непосредственно над артефактами были обнаружены раковины с неповрежденными до сих пор створ­ками. … Какое-либо смещение слоев гравия, которое бы могло вызвать деформацию кремня, не могло иметь места, так как в противном случае это неминуемо привело бы к разрушению хрупких створок раковин».

На этом основании Беркитт сделал смелый вывод по по­воду обнаруженных под Красной скалой орудий: «Сами эоли­ты в своей массе намного старше отложений позднего плиоце­на, в которых они были найдены. В самом деле, по возрасту некоторые из них вполне могли бы относиться к доплиоценовой эпохе». Другими словами, Беркитт был готов допустить существование на территории Англии разумных гоминидов, умевших производить орудия труда, пять миллионов лет на­зад. Так как существует достаточно много фактических сви­детельств, включая скелетные останки, говорящих в пользу наличия в доплиоценовых временах людей абсолютно совре­менного типа, нельзя исключать возможность того, что обнаруженные Мойром под основаниями скальных формаций ин­струменты были сделаны рукой Homo sapiens именно в тот период. Другим поддержавшим открытия Мойра ученым был Луи Лики (Louis Leakey), который в 1960 году писал: «Более чем вероятно, что в период нижнего плейстоцена первобыт­ные люди жили на территории Европы, как это было в Афри­ке. Не вызывает сомнений, что большинство образцов из подскальных отложений были обработаны человеческой рукой и не могут считаться продуктом естественных сил. Однако воз­раст орудий, найденных под основанием Скал, соответствует не раннему (нижнему) плейстоцену, а по крайней мере позд­нему плиоцену».