Основные теоремы мотивационного влияния наказаний и наград на поведение людей


Читайте также:
  1. D10 Поведение
  2. Delphi. Основные характеристики и терминология
  3. I. Активность, деятельность и поведение
  4. I. ВСТРЕЧИ ЛЮДЕЙ И ВНУТРЕННЯЯ СВЯЗЬ
  5. I. Основные понятия и определения
  6. I. Основные права
  7. I. ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА ПО ТЕХНИКЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ ЛАБОРАТОРНЫХ РАБОТ
  8. I. Основные сведения
  9. I.3. Основные элементы окна Excel
  10. II Основные теоретико-методологические понятия.
  11. II. Изъятие, осмотр вещественных доказательств, наград, документов, ценностей и иного имущества
  12. II. Начальное отношение и начальное общение людей

Из обыденной жизни мы знаем, что, прежде …
всего, одно и то наказание или одна и та же награда неодинаково действуют на поведение различных людей. Один готов продать Христа за 30 сребре* ников, другой же не изменит ни на йоту своего поведения и при давлении большей награды. И наоборот, различные награды и наказа­ния имеют неодинаковое мотивационное влияние на одного и того * человека.

Ввиду этого позволительно спросить, чем обусловливается эта одинаковость влияния указанных рычагов?

снечно, указатьвсе условия, которые определяют силу этоговлия- невозможно: они слишком разнообразны и многочисленны. Ввиду ния» нв нашу задачу входит только формулировка основных и наиболее этого СЛОВий, которые имеют в данном пункте решающее значение. ва)КШ1Я того чтобы решить эту проблему, расчленим общий вопрос на юихие три вопроса: 1) чем обусловливается различная степень СЯ ния одной и той же награды или кары на одного и того же человека; вАиЯце и обусловливается степень влияния одной и той же кары или пады па различных людей и 3) чем обусловливается степень влияния Н шчных кар и наград на одного и того же человека. РазjНачнем с первого случая, как наиболее простого. Итак, чем бусловливается различная степень влияния одной и той же награды или °дного и того же наказания на одного и того же человека, при допуще­нии его неизменяемости?

д). Таким основным условием является время. При прочих равных условиях одна и та же награда или одно и то же наказание тем сильнее влияют на поведение человека, чем момент их выполнения ближе1. Нака­зание, готовое обрушиться сейчас, и награда, которую можно получить сейчас, действуют гораздо сильнее, чем награды и наказания, отодвига­емые в неопределенное будущее, и чем они дальше отодвигаются, тем степень их влияния становится меньше.

За известным пределом времени, различным для различных индиви­дов, влияние их равно нулю. Поясним сказанное. Мотивационное влия­ние наказания, состоящего в лишении жизни, совершенно различно тогда, когда оно грозит непосредственно и когда оно грозит, скажем, через 10 лет. В первом случае очень часто от наказываемого можно добиться почти всего, что не превышает его силы. История войн и инк­визиции дает немало иллюстраций к этому положению.



История войн дает ряд фактов, где угроза смерти заставляла пой­манного вражеского солдата раскрывать угрожающим все тайны своего войска. Из тех писем приговоренных, которые опубликовал В. Г. Коро­ленко в своих статьях, направленных против смертной казни, ясно видно то постепенное возрастание ужаса перед смертью по мере ее приближе­ния, которое испытывают приговоренные. Иногда этот ужас бывает настолько велик, что приговоренные сходят с ума перед смертью или же становятся палачами, чтобы спасти свою жизнь, несмотря на отвраще­ние их к этому ремеслу. Иначе обстоит дело тогда, когда смерть грозит через 10, 20, 30 лет.

В этом случае она неясно и смутно рисуется где-то вдали, пригово­ренный может успокаивать себя тем, что есть еще достаточно времени Для жизни, что за это время можно и попросту умереть…

То же относится и к мотивационному влиянию других кар. История Нквизиции и застенков дает немало фактов, которые в общем вполне утверждают выставленное положение. Насколько сильно влияние не- ре^редС1?енно угрожающей пытки, это ясно из тех примеров, где об- -ный на пытки перед моментом истязания, желая хоть на время тольЛИТЬ~еевыдавал °чень часто все тайны, всех сообщников, не в Ко Действительных, но и мнимых, сознавался в таких преступлениях, бл1|3ТОрых 0Н никогДа не был повинен, и т. д. Очень маленькое, но сток°е наказание вследствие этого может быть равносильным же- 1У^интенсивному наказанию. Вследствие этого вполне понятно,

и карат°СЬ ДЛЯ кРаткости мы будем все вышеустановленные типы наградных пРостп .ельных актов по объекту (терпение, воздержание и делание) называть Оградой и карой.

почему потустороннее наказание, обещаемое почти всеми религиозным системами, рисуется в ужаснейшем виде, наделяется крайне жестоким1*

чертами и определяется "вечным и бесконечным". Загробная кара__ к и

ра отдаленная, поэтому она, чтобы иметь влияние на поведение ин дивида, должна компенсировать недостаток ее отдаленности избытком ужаса и жестокости. В противном случае она была бы бессильной.

Все сказанное о карах целиком приложимо и к области наград. Одна и та же награда производит тем большее влияние на поведение одного и того же человека, чем она ближе. Это положение давно уже быд0 схвачено народной мудростью и выразилось в пословице: "Лучше си- ница в руках, чем журавль в небе".

В обыденной жизни мы сплошь и рядом встречаемся с фактами, где непосредственное, но небольшое благо предпочитается большому, но отдаленному благу… Этим же объясняется и тот, опять-таки практику, емый религиозными системами, факт, что отдаленная, в особенности же загробная награда, чтобы иметь мотивационную силу, должна быть грандиозной, продолжительной и высшей наградой. И действительно, занебесное блаженство всех религиозных систем обладает данными при­знаками: оно вечно, неизъяснимо прекрасно, оно абсолютно. Этот факт роста силы наград или роста ценности одной и той же награды по мере уменьшения времени, отделяющего нас от нее, был уже давно замечен (хотя и неверно приложен) "школой воздержания" в политической эко­номии, указавшей на то, что отсрочка потребления какого-либо полез­ного продукта уменьшает его положительную ценность.

При желании можно подтвердить сказанное рядом фактов, число которых можно увеличить до бесконечности.

Указанная теорема о роли времени имеет, однако, различное значе­ние на различных стадиях истории человечества. Особенно важную роль играет она в поведении первобытного и вообще неразвитого человека. Для него всякая сколько-нибудь отдаленная награда или кара, как бы она ни была велика, не имеет никакого значения. Это обусловливается харак­тером его психофизической организации.

"Не обладая никакими повествованиямио прошлых событиях, чело­век, в его нецивилизованном состоянии, не способен к познаванию длин­ных последовательностей. Вследствие этого то предвидение отдаленных результатов, которое возможно для оседлого общества,обладающегомерами и письменным языком, для него невозможно. Это значит, что соответствие во времени развито здесь лишь в очень тесныхпределах.Воспроизведения сознания простираются здесь лишь нанемногочислен­ные последовательности явлений, которые при том не отличаются обши­рностью. И здесь существует лишь очень умеренное удаление от рефлек­тивной жизни, в которой побуждение и действие находятся внепосредст­венной связи между собою" (Спенсер Г. Основания социологии. § 39).

При таком положении дела вполне понятно, что отдаленная во времени кара или награда нисколько не влияет на поведениепервобытногочеловека, ибо она равна для него несуществующей каре и награде. И дей­ствительно, "австралийцев описывают как неспособных ксколько-ни­будь настойчивому труду, коль скоро вознаграждение за этоттруДможет быть получено только в будущем". Отсюда жебеспечностьпервобытных людей относительно будущего,непредусмотрительность

их, импульсивность и детская веселость их поведения; отсюда жехара*’терная для них черта — отсутствие накопления тех или иных благ я черный день и т. д. (Там же. § 34—35). ^

Отсюда же становится понятным и необходимым, что для воздейсФ вия путем кар и наград на поведение первобытного и вообще нецивилиз

человека (неразвитого, ребенка и т. д.) необходимо, чтобы ванн°г0 иаграды были налицо и наступали тотчас по совершении хаРЫ U ги иного акта. В противном случае они будут бессильны того " — Этим объясняется ряд явлений, характерных для пер- и бсСоГО времени: например, поштучная система вознаграждения, 0обыт е на первых порах занебесных санкций (ибо они отдаленны), °ТС^Ьактов, говорящих о том, что здесь кары и награды должны ^пи наступать немедленно, и т. д.

По мере развития сознания расширяется способность предвидения ушего и тем самым растет возможность регулирования поведения, дя из представлений отдаленных кар и наград. Теперь культурный ИСХовек координирует свое поведениес карой и наградой, которые наступят через 10, 20, 30 ит. д. лет,а иногда и выходят за пределы его жизни (слава).

Таким образом, хотя приведенная теорема о значении времени при одной и той же каре или награде верна вообще, но она имеет различное значение для различных людей в зависимости от их способности пред­видеть будущее. Отсюда само собой вытекает педагогическое правило: чем ниже по своему развитию человек, каковыми являются неразвитые люди, дети и т. д., тем немедленнее должны наступать кары и награды, чтобы влиять на их поведение. Само собой разумеется, что данной теореме нисколько не противоречит и то явление, что великие люди живут для будущего, что они предпочитают будущую отдаленную на­граду настоящей. Не противоречит это по той простой причине, что настоящей награде предпочитается не равноценная будущая награда, а также, как и в случае с потусторонними наградами, награда бесконечно более ценная, высокая, вечная и т. д. Поэтому это не противоречие, а прямое подтверждение данного закона.

Такова первая теорема мотивационного влияния кар и наград. Б). Наряду с этой теоремой можно формулировать и вторую те­орему, отчасти связанную с первой. Она будет гласить: одна и та же кара или награда тем сильнее влияют на поведение одного и того же человека, чем сильнее в нем уверенность в их неизбежности.

Если бы, например, преступники были убеждены в том, что за преступлением неизбежно последует наказание, то можно было бы смело утверждать, что число преступлений сократилось бы в этом случае на громадный процент. Ведь большинство из них, совершая преступление, всегда надеется так или иначе избегнуть наказания.

этой целью и выбираются для совершения преступления такие условия, которые дают надежду "схоронить концы в воду" и безнаказан- о улизнуть. Конечно, реальной почвой для этого служит факт недока- нности в социальной жизни таких же непреложных законов, как, пример, в области физико-химических явлений. Если я знаю, что, ^росившись с шестого этажа, я разобьюсь насмерть, опустив в расплав- вполЫИ свинеця обожгу палец, воткнув иголку в глаз, я ослепну, то на м 6 Понятно> что эта неизбежность последствий будет сильнее давить потивы моего поведения и сильнее удерживать меня от этих "можПК Чем неопределенная вероятность, дающая надежду на то, что мир" СТ ^ть> я разобьюсь, а может быть, и нет", может быть, "удивлю СтепенВ°е^ хРаостью и героизмом. То же относится и к любому акту. Кары г ВЛи?ния неизбежной кары будет гораздо больше, чем вероятной наград ЭТ0^ т°чки зрения опять-таки малая, но неизбежная кара или веРоят ^ожет быть равна по своему значению большой, но только Чается Н0Ы Ка^)е или награде. Связь этой теоремы с предыдущей заклю- в том, что кары или награды, непосредственно близкие по

времени, кажутся и неизбежными; чем более они отдаленны — т более они гадателъны, и тем меньшей становится уверенность в наступлении, что, опять-таки, объясняется гадательным характепо* социальной жизни. **

Такова вторая теорема.

II. Теперь спросим себя, от чего зависит различная степень мотив ционного влияния одной и той же кары и награды на различных людД или на одного и того же человека, взятого не неизменяющимся, каЙ в только что разобранном положении, а взятого в различные период^ его жизни, следовательно, в состояниях, отличных друг от друга? 1

В этом случае решающих условий слишком много, учесть их все невозможно, поэтому приходится довольствоваться указаниемтольконекоторых наиболее важных условий… В самом деле, почемуодин за награду, состоящую в чечевичной похлебке, готов продать правосвоегопервородства, а другой за полмира не изменяет ни на йотусвоегоповедения? Проблема, как видно,в высшей степени важная и достаточно интересная…

А). Первое положение, которое определяет одно из важнейших в дан­ном отношении условий, позволительно формулировать так: одна и та же награда или кара при прочих равных условиях произведет тем большее влияние на поведение различных людей или одного и того же человека в различные периоды его жизни, чем больше данный человек нуждается в этой награде для удовлетворения соответствующей потребности, или чем большее "благо" отнимает у него кара. Таков второй закон мотива­ционного действия кар и наград. Что этот закон верен — подтверждает­ся множеством фактов, ежедневно наблюдаемых нами в обыденной жизни. Приведу некоторые.

Награда в виде красивой игрушки, обещанной ребенку за хорошее поведение, существенно влияет на его поступки, удерживая от актов не рекомендуемых и поощряя к актам рекомендуемым, тогда как та же награда почти нисколько не давит на поведение взрослого или старика. Причина этого различия кроется в том, что ребенку нужна игрушка, а старику или взрослому она не нужна. Для первого игрушка — "цен­ность", а потому и награда, для второго — она "бесценна", а потому не составляет награды. Если же взять практиковавшуюся ранее и практику­ющуюся еще теперь в различных формах награду, состоящую в облада­нии любимой и красивой женщиной, то эта награда не окажет никакого влияния на ребенка или на дряхлого старика, тогда как взрослого человека она может побудить к совершению самых опасных и необыч­ных поступков… Причина этого различия та же, что и в первом примере. Не иначе обстоит дело и в ряде других случаев, например, награда, состоящая в передаче той или иной суммы денег, не одинаково подей­ствует на человека — члена того общества, где деньги служат орудием обмена, и человека, где эту роль деньги не играют. В первом случае деньги — "ценность", во втором случае они бесценны или в лучшем случае могут служить только предметом украшения.

И наоборот, награда раковинками, служившими в некоторых прими­тивных обществах орудием обмена, может иметь большое значение ДЛ члена этого общества и почти никакого значения для нас. Также и награ­да в виде той или иной пищи произведет сильное влияние на голодН<?£^ тогда как для сытого она может не иметь никакого значения. Подоб этому награда в виде шубы, или красивого платья, или рубля денег, ил в виде похвалы и т. д. может очень сильно видоизменить поведен мерзнущего, не имеющего красивой одежды, бедняка, не имеющего гроша, молодого человека, написавшего первую работу, и т. д.; тоГ^

поведение теплои красиво одетого богача, обладающего милли- *аК на ученого, пользующегося мировой известностью,и т. д. она не 0нами^ ^икакого или же в лучшем случае окажет бесконечно малое

давлен ^^ этих ^^алх различие влияния наград обусловливается ючительно различной степенью нуждаемости в данной награде при- искл различных лиц или одного и того же лица в различные

проноды его жизни.

то же следует сказать и о карах. Одна и та же кара тем сильнее еняет поведение человека, чем больше она делает степень неудовлет- изМенНости той или иной потребности. Угроза отнять у го­лодною пищу, у мерзнущего — одежду, у бедняка — последние Лооши и т. д. более действительна для голодного, чем для сытого, яля мерзнущего, чем не мерзнущего, для бедняка, чем для богача, ит Д Угроза заключением в тюрьму более действительна для того, кто не переносит тюремного заключения, чем для того, кто легко уживается и приспособляется к данной обстановке, угроза смертною казнью может произвести сильнейшую пертурбацию в поведении человека, дорожащего жизнью, тогда как на поведение человека, которому "все равно — жить или не жить", давление этой кары будет незначительно. Все эти факты, как и множество других ана­логичных фактов, являются частными случаями указанного общего положения1.

Из этого положения видно, что степень влияния или ценности на­градного действия или карательного акта зависит не только от природы и содержания самой кары или награды, но и от природы и свойств соответствующего человека.

Б). Как частный случай ниже приводимого более общего закона можно сформулировать следующее четвертое положение: степень моти- вационного влияния одной и той же кары или награды на различных людей зависит от характера и интенсивности (устойчивости) их научно-рели- гиозно-морального мировоззрения и миропонимания. Это условие является решающим для области потусторонних наград и кар, игравших и игра­ющих огромную роль в жизни человечества и решающим образом влиявших на его поведение.

Поведение каждого верующего в бытие посюстороннего и потусто­роннего воздаяния, исходящего от того или иного божества, чуть не все Целиком регулируется этими карами и наградами. Стоит.для примера

т сказанного нельзя не признать глубоко верными следующие положе- Фог» да 0 ™>Ремном заключении, положения, представляющие частный случай ние УЛИр°Ванно" теоРемы: одно и то же наказание, а именно тюремное заключе- СТи‘ говорит он, причиняет различные страдания различным людям, в зависимо- КресгТ ИХ ^ене1111 развития, количества и качества их потребностей и т. д. ми"^ЯНИН-заключенный страдает менее, чем человек с большими потребностя- ная э слово (тюремное) заключение, — продолжает Тард, — есть абстракт- jmuc!IlUKeniKa‘ данная лишениям чрезвычайно разнообразным и несходным: это м°т Для крестьянина заключается в лишении его возможности работать посеще^’ о°^Рабатывать землю, пить в гостинице; для рабочего — в лишении его ^змож11111. Шантана> разговоров о политике в кафе, посещений своей метрессы, Ние озн"°СТИ ^астовать и т. д.; для человека высших классов тюремное заключе- сигар 0Гет лишение его путешествий по железной дороге, курения дорогих *азнь’те аДанИЯ хоРошенькими женщинами и т. д…. Точно так же и смертная б°льще М. стРаи^нее кажется человеку и тем сильнее влияет на его поведение, чем Penale рад^тей и счастья дает этому человеку жизнь…" (Tarde G. La philosophie
хотя бы взять культ предков. Для того, кто верует и признает сущее вование душ предков, приписывает им силу награждать или наказывав вредить или помогать, — для того награды и кары, исходящие от э^’ душ, весьма действительны и заставляли и заставляют совершать масс актов, которые без подобной веры никоим образом быть не могли бь^ Совершение ряда актов: месть, заботы о поддержании очага, всевозмо* ные жертвы, начиная от возлияния вина и кончая человеческим^ гекатомбами — умерщвлением жен, детей и рабов, ряд актов, требуемых от женщины, и т. д. — вызвано было исключительно мотивационным действием указанных рычагов, исходящих от умерших предков. Не будь mm веры — не имело бы место и потустороннее карательно-наградное воздействие, а следовательно, не было бы и всех указанных актов и институтов. Если я не верю в существование душ, то для меня их угрозы покарать или наградить меня за те или иные поступки будут только смешными. Если же убежден в бытии их, я буду делать то же, что делали и все веровавшие в культ предков.

Сказанное можно приложить и к любой религии. Актыжертво­приношения, моления, мистерии, колдовство и т. д. мы находимпочтив любой религии.

И несомненно, что потусторонняя карательно-наградная санкция играла громадную роль в направлении и характере поведения человека. Бесконечное множество поступков делалось или не делалось (воздержа­ние от них) исключительно под влиянием потусторонней санкции.

Всякая религиозная система предписывала до мельчайших деталей известное поведение, рекомендуя одни поступки, приказывая другие и запрещая третьи, обещая награду за послушание (рай и т. д.) и кару за нарушение (ад и пр.), и нет сомнения, что ее правила и давление ее санкций не было пустым звуком, а было могучим рычагом, управля­вшим поведением человека и вызвавшим к жизни ряд поступков, пред­метов и институтов как добрых, так и отвратительных, которых без этой санкции не было бы.

Это "расписание поведения "имеется в каждой крупной религии, и для иллюстрации я позволю привести отрывки из Библии, Законов Ману и Корана, рекомендующие одно и запрещающие другое и в то же время указывающие на положительные и отрицательные следствия послуша­ния и непослушания.

"Если ты будешь слушать гласа Господа, Бога твоего, тщательно исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня, то Господь, Бог твой, поставит тебя выше всех народов земли… Если же не будешь слушать гласа Господа, Бога твоего, и не будешь стараться исполнять все заповеди Его и постановления Его, которые я заповедую тебе сегодня, то придут на тебя все проклятия сии и постигнув тебя" (Второзаконие, гл.28).

Подобного рода мотивация (главным образом карательная) прохо­дит через все Пятикнижие. То же мы видим и в Новом завете, где доминирует главным образом наградная мотивация (заповеди блажен­ства и т. д.). Примером двусторонней мотивации может служить мест: притчи о десяти девах, о талантах, о страшном суде и т. д. ‘Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону его: прийдите, бла?0‘^ словенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от со3>да~ ния мира. Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть, жаждал, и вы напоил Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Мен > был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и Вы пришли ко Мне—

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его. И

а и вы не дали Мне есть, жаждал, и вы не напоили Меня… аЛ*^ ч ,t]} сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную И о же касается Законов Ману, то эпиграфом ко всей книге здесь служить ее же собственные стихи о значении наказания и награды. мотУГ наказание правит всеми созданными существами, только нака- "Т°ль ранЯет их, наказание бодрствует над ними, когда они спят". 3dHliC3CitiueM весь мир держится в порядке, ибо трудно найти человека Нака ног0; из страха наказания весь мир предается свойственным ему ^^тичм"[69]— Оставаясь верным этим стихам, этот религиозно-правовой эаня — ^ скупясь, отпускает кары в изобилии и в виде посюсторонних, Г^виде потусторонних кар.

То же видим мы и в Коране.

"Люди справедливые будут пить из чаш, наполненных смесью

фуром. Вот источник, из которого будут пить служители Господа; °нипроведут его по желобам туда, куда пожелают, — справедливые шоди, исполняющие свои обеты и страшащиеся того дня, бедствия которого распространяются вдаль. Кто, вздыхаяо кушанье своем, подает еду бедному, сироте и пленному, говоря: мы даем вам пищу эту, чтобы угодить Господу, и не требуем от вас ни награды, ни дел милосердных. Мы боимся со стороны Господа дня страшного и несу­щего бедствия — Господь также сохранил их от несчастья дня сего, он придал блеск их челу и осыпал их радостями; за постоянство их он даровал им рай и одежды шелковые" ит. д. Это положительная санкция за послушание, заканчивающаяся стихами: "Вот предостереже­ние: пусть тот, кто хочет, идет путем правым, ведущим к Господу. Он охватит своим милосердием тех, кого пожелает. Он приготовил дур­ным людям наказание тягостное"[70]. (Двусторонняя санкция.) А вот и пример карательной санкции за неисполнение предписанных правил поведения.

Горе неверным в сей день! (судный п. е.).

Разве мы не уничтожили народы прошлых веков?

Разве не заменили мы их народами более свежими?

Так поступаем мы с людьми виновными…

Горе неверным в сей день!

Подвергнитесь же наказанию, которое вы считали ложью.

Ступайте под тень (дым), которая протянется тремя столбами, но не затеняет; она ни к чему не послужит Вам и не защитит Вас от пламени;

Она будет выбрасывать искры величиною с башню;

Похожие на рыжих верблюдов

горе…

Вкушайте же и наслаждайтесь здесь на земле, еще некоторое время ы "Г люди преступные.

Горе…

Когда им говорят: преклоните колена свои, они не преклоняют их.

* оре неверным в сей день! какую же другую книгу они уверуют потом?[71]и в л°тивацию> подобную приведенным примерам, мы встречаем своей УГИХ Религиозных системах. Каждая из них была в значительной в По Части регулятором поведения, где регулирующий центр находился ^^^тороннем мире.

И, конечно, эти награды и наказания не были пустыми словам а действительно руководили и руководят поведением целых народ ^ и отдельных личностей. Существование церквей, сословия шаманоЬ жрецов, священников, папства, существование культа, многочисленны8, обрядов и актов — все это продукт мотивационного влияния религиоз* ных санкций и подтверждение этого влияния. Бесконечный ряд ^ торических фактов: храбрая битва скандинавских воинов, жертвующн жизнью, дабы блаженствовать в Валгалле, христианские мученики* с радостью идущие на смерть, дабы перейти в "лоно Отца", тысячи арабов, умирающие в битве, дабы поскорее перейти в обещанный им рай, камчадалы, кончающие с собой, чтобы обжираться на том свете салом и жиром, религиозные войны средневековья, инквизиция, кост­ры, крестовые походы с их участниками, которым дано отпущение грехов, и т. д. и т. д. — все эти факты с возникшими из них ин­ститутами обязаны своим существованием, если не исключительно, то главным образом, давлению кар и наград, исходящих от тех или иных божеств.

После всего сказанного можно утверждать, что действие подобных религиозных санкций несомненно для того, кто в них убежден или верует[72].

Следовательно, основным условием мотивационного влияния подо­бных потусторонних санкций является убеждение или верование в реаль­ность этих санкций и тех существ, от которых исходят эти санкции. Если индивид убежден в их непреложности — они будут действительны, если он убежден в их иллюзорности — они будут бессильны… А так как, в конечном счете, эта убежденность зависит от той или иной высоты научных знаний индивида, то отсюда следует, что действие или недейст­вие подобных кар и наград зависит от характера знаний и высоты его, присущих данному индивиду.

Но это еще не все. В этом отношении имеет значение не только самый характер убеждений, но и степень их устойчивости и интенсив­ности в переживании тех или иных лиц…

Мы знаем пример, где люди, верующие в реальность этих санкций, под давлением других (земных) санкций часто нарушали правила, пред­писываемые первыми.

Но наряду стакими "маловерами" мы знаем также личности, кото­рые под влиянием давления занебесных санкций ни на шаг не отступали от требуемых ими правил при давлении самых огромных земных сан­кций. Чем же объяснить это различие?

Занебесная санкция одна и та же, личности той и другой категории верят вих реальность, земная санкция, заставляющая нарушить "долж­ный" шаблон поведения, может быть допущена одинаковой, а итог получается различный?.. Очевидно, что это различие может вытекать только из различной степени устойчивости или интенсивности этого убеждения. Чемсильнее убежден кто-нибудь вистинности, непрелож­ности и справедливости "должного" поведения, требуемого занебесными

мИ тем давление их будет сильнее, тем неуклоннее будет со- ^HICUHW требуемое ими поведение и тем недоступнее будет данная 6JI&J&J давления других (земных) кар и наград, требующих нару- личноСповедения, диктуемого занебесными санкциями. И наоборот, чем 0еяяя ^ стеПень устойчивости и уверенности, тем слабее будет влияние с бесных санкций и тем легче возможны отступления от диктуемого