ОН 62: мог бы настоящий Homo habilis встать, если бы его об этом попросили?

 

Художники на основе ископаемых останков и информации, полученной от палеоантропологов, обычно изобра­жали Homo habilis в виде существа с человеческим те­лом и обезьяньей головой (рис. 12.7).

Этот в высшей степени умозрительный образ Homo habilis просуществовал до 1987 года, когда Тим Уайт (Tim White) и Дон Йохансон (Don Johanson) впервые в Олдувайском ущелье обнаружили кости тела вместе с черепом особи Homo habilis (ОН 62). Найденные скелетные останки свиде­тельствовали, что существо было только 3, 5 фута (1 м) ростом и имело довольно длинные руки. С учетом этих находок Homo habilis стали изображать более обезьяноподобным, чем рань­ше.

Дон Йохансон и его коллеги пришли к выводу, что скорее всего к человеку умелому были …
ошибочно отнесены многие фрагменты конечностей, найденные до 1987 года.

Находка ОН 62 подтверждает наше предположение, что бедренные кости ER 1481 и ER 1472 из Кооби Фора, описанные как имеющие большое сходство с современным Homo sapiens , на самом деле могли принадлежать анатомически современ­ному человеку, жившему в эпоху позднего плиоцена. Раньше некоторые ученые считали, что они относятся к Homo habilis . Теперь же новый взгляд на Homohahilis делает эту гипотезу несостоятельной. Но может быть, кости принадлежали Homo erectus ? Д. Э. Кеннеди (G. Е. Kennedy), к примеру, отно­сил образец ER 1481 к Homo erectus . Однако Е. Тринкхаус (Э. Thrinkhouse) отметил, что ключевые параметры этой бедренной кости, за одним исключением, соответствуют характеристикам этой же кости анатомически совре­менного человека.

 

 

Рис. 12.7. Слева: после того как в Олдувайском ущелье в 1987 году был обнаружен ОН 62, Homo habilis стали изображать иначе, гораздо меньше ростом и более обезьяноподобным. Справа: Homo habilis , как его представляли до 1987 года. За исключением голо­вы, по своей анатомии Homo habilis похож на человека.

 

Открытие ОН 62 приве­ло к тому, что перед учеными возникла проблема эволюци­онной связи между новым, более обезьяноподобным, чем это считалось раньше, Homo habilis и Homo erectus . Ведь дело в том, что эти два вида разделяют приблизительно 200 000 лет. Но трансформация Homo habilisHomo erectus предполагает большие морфологические изменения, в том числе и значительное изменение в размерах. Ричард Ли­ки провел соответствующие расчеты на основе общих законо­мерностей увеличения человеческого роста. Они показали, что обнаруженная в 1984 году подростковая особь Homo erectus KNM-WT-15000 должна была бы в зрелом возрасте иметь рост более 6 футов (180 см). С другой стороны, рост взрослой особи ОН 62 достигал всего лишь 3, 25 фута (99 см). В целом, превращение менее чем за 200 000 лет маленького обезьяно­подобного существа ОН 62 в крупного и более человекоподоб­ного KNM-WT-15000 представляется невероятным.

Тем не менее возможность такой трансформации может быть принята сторонниками модели неравномерного эволю­ционного развития. В отличие от приверженцев модели постепенного эволюционного развития они утверждают, что эволю­ция протекает скачкообразно, в результате изменений, про­исходящих в короткие промежутки времени, за которыми следует продолжительный период покоя. Поэтому сторонни­ки «неравномерной эволюции» допускают сосуществование всего многообразия контрастных аномалий, одной из которых, по их мнению, может являться превращение Homo habilis в Homo erectus .

«Маленький рост ОН 62, – утверждают сделавшие открытие ученые, – наводит на мысль, что существующие представления об эволюции человека при постепенном увели­чении его размеров основаны скорее на ошибочных взглядах сторонников этой теории, чем на фактах». Но то же самое можно сказать и в отношении приверженцев теории «нерав­номерного развития». Данные палеонтологии, если принимать их в целом, говорят, что различные человекообразные и обезьяноподобные существа, в том числе похожие на современ­ных людей, сосуществовали на протяжении всего плейстоце­на, а может быть, и раньше.

Так долго существовавший образ Homo habilis оказался под вопросом не только в связи с новыми находками, каковой является ОН 62. Дело в том, что и ранее сделанные находки, относящиеся к Homo habilis , сначала характеризовались ав­торитетными учеными как «человекоподобные». Тем не менее потом их точка зрения изменилась, и они стали характеризо­вать их как «обезьяноподобных».

Как мы уже отмечали, в горизонте I Олдувайского ущелья был найден полный скелет стопы (ОН 8). Эту стопу, воз­раст которой оценивается в 1, 7 миллиона лет, ученые сначала отнесли к Homo habilis . Но в 1964 году М. X. Дэй и Ж. Р. Напьер заявили, что ОН 8 очень напоминает стопу современного Homo sapiens . Поэтому облик человека умелого (Homo habilis) стали представлять более близким к человеческому.

Однако анатом О. Д. Льюис из медицинского колледжа при больнице св. Варфоломея в Лондоне показал, что данная стопа больше похожа на стопу шимпанзе или гориллы, так как, по его мнению, она была приспособлена для жизни на де­ревьях. Это заключение создает для эволюционистов пробле­му. Оно, естественно, никоим образом не может способство­вать пропаганде их взглядов. Сторонникам теории эволюции не хотелось, чтобы в обществе сложился такой образ предпо­лагаемого человеческого предка, как Homo habilis , с удиви­тельной ловкостью карабкающийся по деревьям при помощи прекрасно приспособленных для этих упражнений стоп. Им больше хотелось бы видеть в нем высокое существо, смело шагающее по просторам африканской саванны.

Результаты проведенного Льюисом исследования стопы ОН 8 позволяют сделать вывод, что Homo habilis на самом де­ле был намного более похож на обезьяну, чем принято считать. Находка ОН 62 подтверждает это предположение. Можно сде­лать и другой вывод: стопа ОН 8 принадлежала не Homohahilis , a Australopithecus . Именно этой точке зрения и отдал предпочтение Льюис.

В течение многих лет разные ученые описывали стопу ОН 8 как –

1) человеческую;

2) обезьянью;

3) занимающую про­межуточное положение между человеком и обезьяной;

4) от­личную как от человеческой, так и от обезьяньей;

5) как похо­жую на стопу орангутана.

Это еще одна особенность палеоантропологических находок – их многочисленные тол­кования часто противоречат друг другу. Приверженность ученых каким-либо определенным взглядам часто предопре­деляет, какая именно точка зрения будет преобладать в конкретный момент.

В Олдувайском ущелье была также найдена кисть руки ОН 7 Homo habilis . В 1962 году Напьер решил, что по некото­рым характерным признакам, в частности по кончикам паль­цев, она похожа на человеческую. Но как и в случае со стопой ОН 8, последующие исследования продемонстрировали, что кисть ОН 7 больше похожа на обезьянью. Под вопросом оказа­лись либо принадлежность данной находки к Homo habilis , ли­бо общепринятый образ этого существа, который возник после первичной интерпретации принадлежности кисти ОН 7. Обе­зьяньи особенности строения кисти ОН 7 позволили Рэнделлу Л. Сасману (Randall L. Susman) и Джеку Т. Стерну (Jack Т. Stern) предположить, что она предназначена «для лазания по деревьям».

Другими словами, Homo habilis (или же существо, которому принадлежала кисть ОН 7) мог проводить достаточно много времени на деревьях. Этот обезьяноподобный образ от­личается от человекоподобного портрета Homo habilis , а так­же других предполагаемых предков современного человека, которые можно встретить на страницах иллюстрированных изданий издательства «TimeLife» и в телепрограммах Национального географического общества США.

В связи с противоречивым характером интерпретаций находок, связанных с Homo habilis , некоторые исследователи стали считать необоснованным «выдвижение» этого существа в качестве «первого кандидата» на роль прародителя совре­менного человека.

Если костные останки, относимые к Homo habilis , в дей­ствительности этому виду не принадлежали, то возникает во­прос: кому же? Т. Д. Робинсон уверен, что Homo habilis по­явился на свет в результате ошибки, когда были смешаны костные останки, принадлежавшие Australopithecus africanus и Homo erectus . Некоторые другие ученые придерживались мнения, что все кости Homo habilis относятся к австралопите­ку.

Итак, мы видим, что Homo habilis реален не более, чем мираж в пустыне: то он похож на человека, то на обезьяну; то он есть, то его нет. И зависит это от позиции наблюдателя. Принимая во внимание многие противоречащие друг другу точки зрения, мы пришли к выводу, что ископаемый матери­ал по проблеме Homo habilis в действительности относится к нескольким видам: к небольшому обезьяноподобному австра­лопитеку, обитающему на деревьях (ОН 62 и некоторые об­разцы из Олдувайского ущелья); к примитивному человеку (череп ER 1470); наконец к современному по своей анатомии Homo sapiens (бедренные кости ER 1481 и ЕЕ 1472).