Общие черты индоевропейских народов: трехфункциональность


К нем относятся ираноязычные кочевники Турана (туранцы), славяне, балтийские этносы (литовцы и латыши), греки, армяне (и хемшилы, армяне, принявшие ислам), цыгане.

В древности индоевропейские кочевники Турана были представлены множеством племен: арьи, туры, хьяона, дана, сайрима, саина, даха, саки, парфяне, массагеты, мидийцы, персы, тохары, скифы, сарматы, савроматы, юэчжи, кушаны, эфталиты, загадочный народ ди, динлины, усуни и т.д. При этом бол-во из этих названий были не самоназваниями, а именами, данными со стороны, сами …
же эти народы назывались по-разному и имели в своем составе множество отд. племен с отдельными этнонимами..

Открытием Дюмезиля было установление трехфункциональной системы соц.стратификации, следы которой фиксируются во всех индоевропейских народах. В основе индоевропейских обществ лежало деление на три страты (касты): жрецов, воинов и крестьян/ремесленников (домохозяев). Каждой из этих страт соответствовала особая религиозная форма (культы, божества, обряды, ритуалы), особая мораль, особый кодекс социального, профессионального и публичного поведения, особые знаки и символы и т.д.

Трехфункциональная соц. структура мыслилась как интегральная часть трехчленного деления космоса: небо – атмосфера – земля.

Эта структура нашла свое выражение в индийском общ-ве, созданной индоевропейскими кочевыми народами, завоевавшими древние оседлые цивилизации, располаг. на территории Индостана (Хараппа и Махенджо-даро). Индусы до сих пор имеют кастовую систему: во главе нее стоят жрецы (браманы), далее идут воины (кшатрии), и, наконец, крестьяне и ремесленники (вайшьи); позже к этой касте приписали торговцев, появившихся после развития городов, но изначально отсутствовавших в архаической индоевропейской системе.

У древних персов мы встречаем такую же тройственную иерархию: маги ( жрецы), ратаэшта (дословно, «стоящие на колесницах» — воины) и грихаспати (домохозяева). Все три касты считались «благородными» («арья»), откуда древнее название страны «Иран» — дословно, «страна благородных».

В средневековой Европе Дюмезиль обнаруживает ту же схему в социальном устройстве и делении общества на «ораторов» (католический клир), «беллаторов» (знать, дворянство) и «лабораторов» (тружеников, крестьян).



Следы трехчастной структуры общества мы находим у большинства индоевропейских народов.

Работы Эмиля Бенвениста подтверждают основные выводы Дюмезиля на основании лингвистических данных. Социальные термины в большинстве индоевропейских языков отражают именно трехфункциональную структуру как соц. устройства, так и пантеон божеств и структуру космологии. Т.о., согласно Дюмезилю, индоевропейская языковая группа народов и этносов сопряжена с такой социологической особенностью, как трехфункциональное устройство общества.

Теория Дюмезиля позволяет нам сделать важные выводы относительно соц. структуры древнейших славянских этносов. Будучи индоевропейскими этносами и находясь в тесном контакте с другими индоевропейскими этносами – в первую очередь, с «арийскими» кочевниками Турана (скифами, сарматами, аланами), а также с готами, а возможно и входя в состав политических образований этих народов, славяне так или иначе закрепили трехфункциональность социума. Следы ее мы обнаруживаем в различных фрагментах языческих представлений, в частности, в дуалистических мифах о противостоянии небесного бога-громовержца (Перуна) и земного «скотьего бога» Велеса. Перун – фигура двух высших каст (жрецы и воины); Велес – третьей касты (крестьяне).

Также наряду с землепашеством (третья функция), которое составляло основное занятие древних славян, мы встречаем упоминания о «волхвах», то есть о древнеславянских жрецах (первая функция). Архаические сюжеты в героическом эпосе могут служить примерами прославления «второй функции», славянских воинов-богатырей.

В дальнейшей истории Руси как гос-ва эти три индоевропейские функции проявятся еще более наглядно: православное священство (первая функция), воинство (князья, боярство, дворянство), крестьянство (позже свободное крестьянство в качестве третьего сословия замещается городским купечеством и мещанством).

Индоевропейское кочевничество и тип «героя»

Многие историки и культурологи (в частности, поздний О. Шпенглер в своем незаконченном и труде «Эпика человека») обращают внимание на то, что большинство индоевропейских народов древности было кочевым, скотоводческим, чрезвычайно воинственным и жестко патриархальным. Этот тип поздний Шпенглер называет «туранским» и считает, что именно индоевропейские кочевники предопределили особый стиль мировой цивилизации с древнейших времен до нашей эпохи.

Именно индоевропейские кочевники создали древнейшую цивилизацию Индии. Они же лежат в основе Мидийской, а позже Персидской государственности и религиозной традиции маздеизма (зароастризма). Ахейские завоеватели породили Античную Грецию. И все новые и новые волны воинственных культур с Севера в лице дорийцев, а позже македонян возобновляли в оседлой и изнеженной городской Греции воинственный дух и страсть к новым походам и завоеваниям.Точно к такому же крайне агрессивному воинственному типу относится и Рим.

Позднее, на заре нашей эры, эту же роль сыграли другие варварские кочевые племена – германцы, которые разрушили Западную Римскую империю и заложили основу политической и социологической конструкции Средневековой, а далее и современной Европы. Эти германские племена лежат в основе таких европейских государств, как Франция, Испания, Португалия, Англия, Германия, Австрия, Голландия. И именно норвежские (германские) военные отряды пришли на Русь вместе с Рюриком, основав первую русскую великокняжескую династию и заложив основу аристократии.

Можно считать кочевничество, патриархат и маскулинную агрессивность важнейшей этносоциологической особенностью индоевропейских племен. Индоевропейская культура, таким образом, может быть отнесена (как это делает Шпенглер) к культуре «героической». Эта особенность позволяет отнести тип индоевр. этносов к этнокинетике и увидеть в индоевропейцах движущую силу лаогенеза, то есть превращения этноса в народ. То, что в центре индоевр. культуры стоит фигура «героя», объясняет нам роль индоевропейских этносов в создании древнейших государств, религий и культур. Подчиняя оседлые, более миролюбивые народы, индоевропейцы создавали полиэтнические дифференцированные общ-ва (государства, религии, цивилизации) и тем самым переводили этническое бытие в историческое. Индоевропейцев мы встречаем как носителей преимущественно расколотого этноцентрума, несущего свою «расколотость» другим этносам, вовлекая их в стихию открытого и рискованного истор. бытия.