Образ общ. В постмодерн. Социологии


Читайте также:
  1. B) в стремлении модифицировать и (или) раздвигать ограничения во времени, таким образом, обеспечивая наилучшее достижение поставленных целей.
  2. C) Образование электрон — позитронной пары.
  3. I. Желчеобразование
  4. I. Нарушение образования импульса.
  5. II. ДОКУМЕНТЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОБСТВЕННО ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧИТЕЛЯ-ЛОГОПЕДА КАК СОТРУДНИКА ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ
  6. II. Заочная форма обучения (среднее образование)
  7. II. КОМПЕТЕНЦИИ ОБУЧАЮЩЕГОСЯ, ФОРМИРУЕМЫЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОСВОЕНИЯ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ МАГИСТРАТУРЫ
  8. II. Напишите речь на тему: «Должно ли среднее общее образование быть обязательным?»
  9. II. Напишите речь на тему: «Как сделать образование в России более качественным?»
  10. III. Заочная форма обучения (высшее образование).
  11. III. Образование
  12. IV) Использование обьектов оценки, принадлежащим РФ, субьектам РФ или муниципальным образованием ( муниципалитетам) в качестве предмета залога.


Вторая основная тема постмодернистского дискурса в социологии-это поиск новых (альтернативных) подходов к теории общества. Социология модерна поставлена постмодернизмом под вопрос не только как эпистемология, но и как теория общества.

Центральным компонентом и главной отличительной особенностью этого видения, его основным объясняющим принципом является социологизм. Согласно этому принципу, общество и занимаемое в нем положение служат основой объяснения и оценки поведения индивидов. Индивиды рассматриваются как социальные акторы, определяемые своими ролями и через соответствующее своему статусу ролевое поведение обеспечивающие функционирование социальной системы. Нормальное поведение – это поведение, способствующее функционированию общества. Соответствие между социальными системами и акторами, между институтами и процессами социализации обеспечивает устойчивое функционирование общества. Идея такого соответствия лежит в основе всей классической социологии. Ее наиболее полной разработкой можно считать концепцию Т.Парсонса.

Вторым важнейшим компонентом модерного видения общества является признание того, что экономика, экономическая подсистема общества определяет тип общества, задавая принципы социального порядка и социальной интеграции.

Новый этап в развитии промышленного капитализма , его новые специфические характеристики, связанные с переходом в стадию государственно-монополистического капитализма ( или

"организованного капитализма" ), нашли свое отражение в целом ряде новых социологических теорий. Однако во всех этих теориях методологические подходы, разработанные классической социологией, не только не были опровергнуты и отвергнуты, но и получили подтверждение и дальнейшее развитие. Все эти концепции еще раз зафиксировали системное единство общества, а также тот факт, что экономическая сфера продолжает оставаться доминирующей, существенным образом влияющей на сферу государства и политики, социальную подсистему и подсистему культуры.

Таким образом, социология этого периода, вбирая в себя все основные положения разработанных новых теорий, таких как теория организованного капитализма, менеджериального общества, массового общества и т.п., вновь воспроизвела основные черты той теоретической модели общества, которая была предложена классической социологией. Более того, ее основные методологические требования – социологизм и признание доминирующей роли экономики в системе общества – стали реализовываться еще более последовательно.



В начале 70-х годов перед социологией вновь встала задача описать и теоретически проанализировать то качественно новое состояние, в котором оказалось западное общество к тому времени, создать социологические теории, позволяющие адекватно отразить происходящее. Эта задача получила определенное решение в различного рода теориях, таких как теория постиндустриального, постсовременного, посткапиталистического, а позже – информационного общества. Именно усилиями этих теорий и их представителей в социологии и был сформирован если не новый, то значительно обновленный теоретический дискурс, который в дальнейшем стал развиваться как социологический постмодерн. Для него характерно общее стремление выработать новую парадигму взамен классической, осуществить принципиальный методологический сдвиг в базисном подходе.

Именно в рамках этого дискурса было описано то качественно новое общественное состояние, о наступлении которого одними из первых заявили Д.Белл и О.Тоффлер. При всей пестроте названий и оценок в деталях, все эти концепции выделяют общие сдвиги, которые происходят в обществе постмодерна.

Главное изменение состоит в том, что экономика утрачивает свой статус доминирующей подсистемы общества, задающей условия и правила функционирования всем другим подсистемам. Более того, выделяются две других, столь же значительных и самостоятельных в новом обществе, подсистемы – телекоммуникационная и система образования (О.Тоффлер).

Коммуникационные и информационные возможности всего общества теперь определяет телекоммуникационная система. Она фундаментальным образом изменяет и коммуникационные возможности человека – создает для него возможность "непосредственного членства" в обществе без посредничества каких-либо групп и символических систем. Она непосредственно влияет на государственно-политическую сферу, организацию и управление, сферу труда, культуры и отдыха.

Система образования становится "почти доминирующей" подсистемой общества. Она определяет сферу труда и экономики, является стратегическим ресурсом функционирования государственных и политических структур, становится доминирующим фактором группообразования, статусной принадлежности, фундаментальной основой социализации.

На этой основе происходят существенные изменения и в системе социальной дифференциации общества. Собственность уже не является основным критерием, а классы – основным элементом социальной стратификации. Социальная структура становится более фрагментированной и сложной, характеризуется наличием множества оснований дифференциации. Классовая структура заменяется статусной иерархией, которая формируется уже не на основе профессии, а на основе образования, уровня культуры и ценностных ориентаций. Именно культурная идентичность

становится основой системы социальной иерархии и группообразования. Ось социального конфликта пролегает теперь не по линии обладания или необладания собственностью, а по линии обладания – необладания образованием и контролем над информацией.

Существенные изменения претерпевают типы организации и управления. Рушатся высоко иерархизированные и централизованные институты, происходит переход от иерархической к сетевой организации. Снижается роль бюрократических форм организации и ,напротив, растет роль рыночной конкуренции. Методы "научного управления" сменяются социальными управленческими технологиями. Массовое производство для массового потребителя сменяется специализированным производством ограниченных партий продукта и сегментацией рынка (постфордизм).

Государство все более неохотно принимает на себя ответственность за управление экономикой и поддерживает рыночное и частное предпринимательство, самостоятельность, конкурентоспособность.

По оценке Лэша и Урри ( Lash S., Urry J. ) общество обнаруживает определенное движение от "организованного", регулируемого государством монополистического капитализма к его "дезорганизованной" форме, характеризующейся большей конкуренцией и меньшей регуляцией, культурной фрагментацией.

У. Бек ( Beck U. ) отмечает развитие процесса индивидуализации, в ходе которого человек утрачивает все традиционные связи – с семьей, знакомыми, друзьями, с социальным классом. Индивиды становятся все более самостоятельными в осуществлении своего выбора, в формировании собственной идентичности и биографии. Все, что их связывает, — это рыночные отношения.

Вторая важнейшая черта нового общества — это его локализация, фрагментация, плюралистичность. Все социологические теории, описывающие общества постмодерна, отмечают не только утрату экономикой былой роли доминирующей и системообразующей структуры, но и растущий разрыв и взаимную независимость экономической и политической жизни, религиозной сферы, сферы приватной жизни и т.д. Развиваются раздельные логики действия в разных сферах, причем логики, не сводимые к общему, единому, универсалистскому разуму. Мир модерна, который был миром когерентно взаимоувязанных социальных и культурных сил, который существовал в универсальном контексте рациональности модерна, распадается. Создается впечатление, что мы живем в "не-обществе" (А.Турен), поскольку все его составляющие движутся каждая в своем направлении и удаляются друг от друга. Общество уже невозможно рассматривать как совокупность хорошо организованных институтов. Соответствие между акторами и системой, лежавшее в основе классической социологической теории общества, разрушается на глазах. Представление о таком соответствии в социологии поочередно сменяется сначала представлением о системе без акторов, затем – об акторах без системы.

Таким образом, объект, сконструированный классической социологией — социологией модерна, – перестает существовать. Социологизм как основополагающий принцип модерной социологии себя исчерпал.Общество все чаще рассматривается не как система социальной интеграции и социального контроля, а как система подавления со стороны ограниченной группы людей, контролирующей финансы, влияние и информацию и таким образом концентрирующей в своих руках власть. Тем самым сама социология поставлена под вопрос.

Совершенно очевидно, что социология нуждается в радикальном переосмыслении своих оснований, в принципиальном изменении в базисном методологическом подходе.

Постмодернизм в качестве альтернативы предлагает социологии свое видение социальной реальности, свое представление о социальности, которую с определенной долей условности можно назвать "новой социальностью малых групп". По мнению теоретиков постмодернизма, постмодернистское видение мира как децентрированного, фрагментированного, неупорядоченного, лишенного причинно-следственных связей, наиболее соответствует характеру социальной реальности эпохи постмодерна.

Постмодернизм изначально отвергает принцип системной организованности, целостности и структурной упорядоченности общества.Он рассматривает социальную реальность как множественность, состоящую из отдельных, единичных, разрозненных элементов и событий. В постмодернизме общество теряет черты тотальности, выстроенности в соответствии с той или иной моделью ("проект Модерн" ) – оно становится совокупностью локальных самопроизвольных и слабо скоординированных процессов. Постмодернизм – это, несомненно, кризисное мироощущение. Для него характерно чувство тревоги, ощущение распада единого и гомогенного мира. Но в то же время постмодернизм видит в этом распаде шанс нового – иного. Такой взгляд, по мнению Лиотара, и составляет специфику постмодернистского сознания. То, что с традиционных позиций кажется хаосом и беспорядком, постмодернисту представляется многообразием возможностей. Нестабильность, неопределенность и многозначность развивающихся в обществе процессов рассматривается не как проявление патологии системы, а как признак и условие ее жизнеспособности. Разнообразие элементов в системе делает ее устойчивой к многовариантному будущему.

Социальные изменения, согласно постмодернизму, носят нелинейный, многовариантный характер и никогда до конца не детерминированы. Такое видение социальной реальности исходит из отказа от идеала всеобщего прогресса, имеющего глобальный и необходимый характер, и, несомненно, связано с кризисом модерна, утратой им формы единого исторического процесса.

Постмодернизм акцентирует центробежные тенденции в современных социумах. Кризис модерна – это и распад его "универсалистских" принципов организации, его "универсалистских" структур. Это прежде всего разрушение структур модерна как пространства идентичности – распад иерархии идентичностей, дезинтеграция общества. Всеобщие, основывавшиеся на "универсальном" разуме, структуры модерна разлагаются, усиливается интеграция объединений более низкого уровня: доминирующей моделью идентичности становятся "размножающиеся" локальные идентичности. Общество фрагментируется, начинает походить на мозаику, образованную малыми группами. С уходом из западного сознания былой престижности общественного человека на поверхность общества вышла маргинальность во всех ее видах. У теоретиков постмодернизма это явление получило название "нового трайбализма". Именно подобного рода "племенная социальность" противопоставляется постмодернизмом обществу в его традиционном понимании. Особое значение имеет разложение национально-государственной идентичности. Нации распадаются на множество этнических и культурных образований. Основная тенденция – этнификация культурной идентичности, при которой акцентируется общая история, язык, раса как свидетельства аутентичности этно-культурной идентичности.

Кризис модерна как универсального проекта , разрушение универсальных моделей идентичности модерна и глобальное размножение локальных идентичностей означает закат гегемонии Запада, распад структуры центр – периферия и возникновение нового социального порядка глобального уровня. Для многих незападных стран понятие "модерн" было связано с тем периодом, когда всемирная ( и национальная) история была переосмыслена на евроцентристской основе. В этой истории они "переместились" на периферию, поскольку понятие "центра" было привязано к Западу. Постмодернизм для этих стран означает выход за пределы периферийного самосознания, осознание собственного опыта как самодостаточного, а собственных прав – как равных с ведущими державами современного мира. Отказ от евроцентризма ведет к разрушению традиционной культурной вертикали центр – периферия, а лозунги культурного релятивизма и радикального плюрализма воспринимаются как знамя утраты колониальной модели культуры. Вне универсальных стандартов не может стоять проблема глобализации высокой культуры, но может стоять проблема поиска коммуникации и понимания между культурами.

Таким образом, постмодернизм помимо эпистемологической альтернативы предлагает социологии и собственную теоретическую альтернативу, особое видение социальной реальности, в котором:

общество рассматривается не как целостное, системно упорядоченное и сплоченное (социологизм), а как фрагментарное, мозаичное, неупорядоченное образование;

представление о детерминированности и универсальной направленности социального развития сменяется представлениями о его неопределенности и многовариантности;

иерархическая центр-периферическая модель мира сменяется представлениями о радикальной плюральности и равноценности всех способов жизни.

Вместе с тем необходимо отметить, что в последние два-три десятилетия в социологии в рамках нетрадиционных направлений происходило активное критическое переосмысление

традиционных концепций, которое привело к общему методологическому сдвигу в видении социальной реальности, созвучному постмодернистскому. Этот сдвиг проявляется прежде всего в прекращении поисков устойчивых социальных целостностей, в смещении интереса исследователей со структур и институтов на процессы, причем прежде всего на процессы, протекающие в мире повседневности, который рассматривается как "первичная реальность", открывающаяся социологам (феноменологическая социология, этнометодология ).Этот сдвиг проявляется и в появлении нового языка социологии, в преобразовании статических понятий социологии в динамические ( понятия "структура" в понятие "структурация" у Н.Элиаса ( N.Elias ) , устойчивых форм межиндивидуального взаимодействия — в "фигурации" у Э.Гидденса (A.Giddens) и т.п. ) Таким образом, различные теоретические направления участвуют в разработке не только эпистемологической, но и концептуальной альтернативы социологии модерна, совместно формируя новую модель репрезентации социальной реальности, отличную от той, что доминировала в социологии модерна.

Обобщая, можно сказать, что социология постмодерна как в эпистемологическом, так и в концептуальном отношении значительно шире постмодернистской социологии. Постмодернизм участвует в формировании нового социологического дискурса, адекватного новым историческим условиям, определяемого как дискурс постмодерна, нового – постнеклассического типа научности в социологии , но не исчерпывает его. Хотя существуют попытки обобщить все новые тенденции в социологии как постмодернистские, "забывая" об особых – постструктуралистских — исходных философских основаниях постмодернизма. Так или иначе, ясно, что в социологии формируется новая парадигма:

пересматриваются представления о природе социальной реальности;

переопределяются проблемы, доступные и значимые для научных исследований;

утверждаются новые допустимые методы и набор стандартных решений.

Нормальная практика науки превращается в то, что Т.Кун назвал "экстраординарной наукой", с характерным для нее концептуальным хаосом ("радикальным плюрализмом").

15. Стратегия социологического исследования — это интеграция определенных познавательных средств и ресурсов (методов, техник, измерительных операций, инструментария и пр.), их поэтапное систематическое использование в целях достижения поставленных целей и последующая концептуализация полученных данных. Современное социологическое знание развивается в рамках различных теоретико-методологических парадигм, которые определяют предметное поле эмпирического исследования, его общую стратегию и допустимые границы концептуальной интерпретации полученных данных.

В основе стратегических установок любых социологических исследований лежат общие или особенные представления о социальной реальности.Количественная стратегия изначально ориентирована на поиск в обществе неких объективных, устойчивых и повторяющихся социальных связей или закономерностей, которые социолог открывает, выявляет, находит. Количественные исследования допускают верификацию полученных данных и их последующее обобщение.

Качественная стратегия строится на феноменологических и конструктивистских представлениях о социальной реальности, когда общество трактуется как результат социальных взаимодействий, а

социальные институты — как сконструированная человеком объективность. К результатам, полученным с помощью качественных методов, применимы лишь крайне ограниченные, локальные обобщения.

Если количественная стратегия ставит целью объяснить причины социальных явлений, обнаружить динамику тенденции в развитии общества, то качественная стратегия ориентирована на достижение понимания социальной реальности, закрепление и передачу реального жизненного опыта людей, выявление типичных форм коммуникаций людей в повседневных практиках.

Количественные стратегии предполагают выделение таких предметных полей исследования, как массовые социальные процессы, общественное мнение, социально-групповые установки и ожидания, электоральные позиции и предпочтения населения, рейтинги лиц и организаций и т.п. Для данных предметных областей всегда можно определить социальные индикаторы или показатели, измеримость которых достаточно велика. Качественная стратегия нацелена на выявление событийного ряда, смыслов и значений, которые вкладывают люди в те или иные поступки и жизненные ситуации, их мотивов поведения и оценок конкретных социальных ситуаций. Наиболее эффективными оказываются качественные методы применительно к изучению тех явлений и объектов, зона измеримости которых крайне мала.

К ним относятся, к примеру, замкнутые («непрозрачные» для социолога) сообщества, субкультуры, локальные эпизоды из жизни поколения, гендерное и девиантное поведение и пр.

Стратегии социологического исследования могут существенно различаться в зависимости от избранных средств описания социальной реальности. Любые количественные измерительные операции требуют максимальной строгости используемых понятий, показателей и однозначности проводимых процедур. В идеале подобное описание должно фиксировать социальный факт. Качественная стратегия предполагает насыщенное, «плотное» описание, которое включает в себя разнородную информацию и тем самым создает многослойное представление об изучаемом явлении.

Характер работы социолога также существенно определяется принятой стратегией эмпирического исследования. Использование всех количественных методов строится на заданной последовательности процедур и дистанцированных контактах с респондентами по типизированным образцам.

В основе всей количественной традиции в социологии лежат жесткие правила сбора информации. Качественные стратегии ориентированы на погружение в социальный опыт респондентов, с тем чтобы зафиксировать реальные жизненные переживания людей, оставить свидетельства о них в социологических текстах в виде записей «голоса человека с улицы». Качественные стратегии допускают гибкость и мягкость методик в рамках «естественных» процедур сбора данных.

Все стратегии количественного исследования вписываются в гипотетико-дедуктивную модель построения социологического знания. Это означает строго определенную последовательность шагов: сначала на основании предшествующих теоретических концепций выдвигаются гипотезы, которые затем в ходе соответствующих процедур измерения проверяются, т.е. подтверждаются или опровергаются. Такая стратегия называется нисходящей. Стратегия качественного эмпирического исследования, напротив, восходящая и выстраивается индуктивно: от единичных

высказываний респондентов через типизирующие процедуры к обобщенным интерпретациям. Если итогом количественной стратегии получения знаний являются универсальные теоретические обобщения, то качественные исследования нацелены на изучение микропроцессов, локальных социальных практик, и их результатом служат эмпирические обобщения и минитеории.

При определенных обстоятельствах количественная и качественная стратегии могут быть взаимодополняющими в рамках одного исследовательского проекта. Непременным условием этого являются единство предмета исследования и валидность измерения. В таких случаях качественные методы обычно используются для проведения разведывательного исследования, коррекции или изменения, как правило, достаточно ригидных количественных методик. Наряду с этим качественный этап проекта необходим для увеличения общего информационного ресурса (в частности, обнаружения новых объектов, признаков и пр.) и углубления концептуальной интерпретации полученных результатов.

В социологической практике под качественными данными понимают данные, которые выражаются нечисловым способом. Их носителями могут быть рисунки, фотографии, видеоматериалы, различного рода символы и знаки, вещи, предметы и пр. Но чаще всего они представлены в виде вербальной информации — текста или речи. От количественных данных качественные отличаются тем, что содержание последних несет в себе смысл, непосредственно характеризующий самого их носителя, в то время как количественные указывают на масштаб, объем, интенсивность характеристик изучаемого явления. Качественные данные позволяют раскрыть значения социального явления, количественные показывают, насколько часто оно случается или насколько интенсивно представлено в социальной реальности. Качественные данные обозначают предмет исследования, количественные — показывают, насколько сильно он проявлен в объекте. Продолжая такого рода рассуждения, можно сделать вывод, что одни данные в большей степени ориентированы на создание суждения о социальном явлении, другие — на оценку значимости или тестирование этого суждения. Эти различия в природе двух типов данных привели к тому, что так называемые качественные исследования (исследования, основанные на сборе и анализе качественных данных) стали связывать в большей степени с этапом генерирования или построения теории, а количественные исследования — с ее верификацией.

Качественные методы дают возможность выделить мотивационную составляющую восприятия людьми объектов социологического исследования, повышая таким образом информативность выводов и даже серьезно изменяя их.

Можно выделить две основные проблемы социологического исследования, основанного только на анализе статистических данных:

большинство опрошенных не задумывается о причинах своих поступков, а в ответ на подобные вопросы приводит рациональные основания;

при анализе стандартизированных анкет невозможно определить источники и причины высказанного отношения — мнения, что существенно снижает их информативность и практическую ценность.

Зачастую заказчик, получив пухлую папку с результатами стандартного социологического исследования, не понимает, что ему дальше с этим делать.

Качественные методы направлены на изучение максимально широкого спектра мнений. Раскрытие наиболее полной картины ситуации является одним из условий, позволяющих анализировать внутреннюю структуру и взаимосвязи изучаемого явления, а значит — воздействовать на него.

Качественные методы наиболее применимы для решения практических задач по анализу общественного мнения в сфере средств массовой информации и маркетинга. Они позволяют исследовать глубинные механизмы процесса влияния массовой коммуникации на индивидуальное сознание и увидеть закономерности восприятия социальной информации. Меняя набор методик, можно задать уровень получаемой информации: от социально обусловленных реакций до их подсознательной мотивации. Можно выделить несколько уровней анализа:

Сознательных факторов, доступных для структурированных опросчиков;

Личных чувств и языка, для которых требуется «сочувствующее» интервью;

Интуитивных ассоциаций, для выявления которых используются невербальные методы или игры, выявляющие внутренний мир респондентов;

Бессознательных, спонтанных реакций, не подверженных цензуре сознания факторов, поддающихся проективным методам.

Качественные методы можно использовать не только для уточнения внутренней структуры и динамики общественного мнения, но и как вспомогательные при подготовке количественных исследований — например при формировании анкеты (получение спектра ответов, их предварительная кластеризация), или при разработке рабочей гипотезы исследования (выяснение специфических закономерностей восприятия изучаемого феномена и уточнение направлений исследования).

16. Методика – совокупность технических приемов, связанных с данным исследованием.

Методология – 1) совокупность исследовательских процедур, техники и методов;

2) система принципов научного исследования. Наиболее распространенным методом сбора социологической информации является опрос. Существует несколько видов опроса, прежде всего анкетирование и интервьюирование.

Анкетирование предполагает самостоятельное заполнение анкеты респондентами.

Возможно:

— индивидуальное и групповое анкетирование,

— очное и заочное. Примером заочного анкетирования является почтовый опрос или опрос через газету.

Анкетирование: это форма письменного опроса субъектов социума (групп, общностей) с целью получения совокупного представления о состоянии и функционировании социального объекта. Анкета или опросный лист включает в себя серию открытых (без конечного варианта возможных ответов) или закрытых (с конечным набором вариантов ответов) вопросов.

Интервьюирование представляет собой личное общение социолога с респондентом, когда он задает вопросы и записывает ответы респондента.

Существует несколько разновидностей интервьюирования:

— прямое (когда социолог непосредственно беседуете респондентом); опосредованное (беседа по телефону);

— формализованное (заранее разрабатывается вопросник);

— фокусированное (в центр внимания ставится конкретное явление) и свободное интервью (свободная беседа без заранее заданной темы).

В настоящее время широкое распространение получило интервью по телефону. Интервью: это исследование в форме заданного устного опроса субъектов социума с целью получения «социологической картины объекта».

В качестве социальных субъектов, респондентов для интервью избираются, как правило, типичные представители какой-то социальной группы, эксперты-профессионалы, известные лидеры. Результаты интервью могут представлять индивидуально-личностный интерес или социально-типологический.

Социология использует не только типичные для общественных наук абстрактно-теоретические методы (системно-категориальный анализ объекта), но и совокупность конкретно-эмпирических методов.

Социологическое наблюдение: изучение общества, общественного мнения, общественных настроений, социальных процессов в их естественном состоянии.

Наблюдение может быть

внешним, когда социолог не является сам участников какого-то социального процесса, и внутренним,

«включенным», когда социолог сам становится членом изучаемого коллектива или субъектом социального процесса. Наблюдение дает первичную информацию, которая затем может анализироваться, оцениваться, сравниваться.

наблюдение—

целенаправленное, систематизированное восприятие какого-либо явления с последующей фиксацией результатов на бланке или в дневнике наблюдения с помощью кино-, фото- или радиомагнитофонной аппаратуры.

Наблюдение может быть

— неформализованным (когда отсутствует детальный план наблюдения, определены лишь общие черты ситуации) или

— формализованным (есть детальный план наблюдения, инструкция, получена достаточная информация об объекте).

Анализ статистических материалов: изучение документации, отчетов, справок, протоколов, статистики, материалов прессы, фактических данных и т.д., т.е. непосредственного бытия социального объекта, а его отражения в первичной документации. Используя статистические материалы, социолог воспроизводит состояние объекта в категориях социологии и выявляет тенденции развития объекта.

Анализ документов применяется в сочетании с другими методами и может носить контрольный характер. Источником служат доклады, протоколы, решения, публикации, письма, записки, личные дела, отчеты, архивные материалы и др.

Социальное моделирование: оно связано с изучением социального объекта не в его натуральном, естественном виде, а в форме функциональных, структурных или атрибутивных моделей. Модель – это эвристический заменитель натуры. Как правило, при социальном моделировании используется ЭВМ, информационно-математические модели объекта.

Социальный эксперимент: это изучение социального объекта в его натуральном или модельном виде в контролируемых, искусственных условиях.

Существуют и другие методы получения социологической информации, но они, как правило, являются модификациями названных. К тому же надо учитывать, что каждый из методов имеет множество вариаций. Например, различают такие виды опроса, как выборочный, зондажный, групповой, заочный, очный, панельный, одноразовый, прессовый, прямой, раздаточный, сплошной, экспертный и т.д. В каждом случае исследователь определяет тот или иной метод и его варианты. В тоже время необходимо учитывать взаимодополняемость методов во избежание ошибок.

Каждый метод конкретно-социологического исследования предполагает набор необходимых процедур, технологий, методик и для эффективного проведения исследования, и для получения адекватных результатов.

Анализ — познание объекта на основе изучения его частей, его компонентов, составляющих. Например, школу как социальный институт общества можно изучать аналитически: изучение учеников и их качеств, изучение типов учителей, изучение учебных планов и программ, изучение методов обучения, стиля руководства, системы контроля за знаниями и т.д. В итоге получается дифференцированная картина школы, отображенная в знаниях, в понятиях, в гипотезах, в проблемах.

Синтез — познание целостности объекта путем объединения знаний о его составных частях, элементах, подсистемах. Синтез завершает и продолжает анализ, обеспечивая целостное, системное, интегративное знание объекта как целого.

Эксперимент — изучение объекта в искусственных контролируемых условиях. Эксперимент включает в себя:

а) теоретические основания – гипотезы, проблемы, теории;

б) экспериментальные операции;

в) экспериментальные выводы.

Экстраполяция – познание объекта путем переноса знаний с одного (изучаемого) объекта на другой. Экстраполяция в отличие от эксперимента – это метод опосредованного познания. Экстраполяция предполагает неполное, фрагментарное знание изучаемого объекта и некоторых его свойств. Например, зная закономерность удвоения всех показателей науки (число ученых, число открытий, число учреждений и пр.) каждые пять лет в настоящее время, можно предположить, что, вероятно, в 2030 году научной деятельностью будет занято все взрослое население планеты. Экстраполяция широко используется в социальном прогнозировании.

Моделирование — это изучение объекта не в его непосредственном виде, а на основе исследования его моделей. Модель – это эвристический заменитель натуры, т.е. в модели отображаются некоторые свойства объекта, натуры с целью их познания. Различают структурные модели, материальные и идеальные. Необходимость обращения к моделям и моделированию обусловлена рядом обстоятельств:

— натурального объекта еще нет в действительности (строящийся мост);

— изучение натурального объекта обходится дорого;

— изучение натуры опасно для жизни исследователя и самого объекта;

— он отдален, недоступен для непосредственного изучения.

Индукция — получение из частных знаний общего выводы.

Дедукция – это выведение частных знаний об объектах из общих положений, посылок. Дедукция противоположна индукции. Например, если экспериментально установлено, что все люди обладают способностью к художественной деятельности, значит, это можно сказать и о любом отдельно взятом человеке.

Системный подход – изучение объекта как системы, состоящей из состава (совокупность компонентов) и структуры (способов связей компонентов). Этот метод все более доминирует в современной науке: системное изучение общества, системное изучение экономики, рекламы, менеджмента, искусства и т.д.

17. Интервью — это беседа с какой-либо целью. Большой толковый социологический словарь определяет интервью как метод сбора социальных данных на индивидуальном уровне (если речь идет об индивидуальных, а не групповых интервью). Метод интервью, так же как и анкетный опрос , является одним из методов сбора первичной информации. В отличие от анкетного опроса, интервью как метод социологического исследования предполагает общение интервьюера и респондента «лицом к лицу», что обеспечивает более высокий коэффициент ответа, который определяется как доля респондентов, принявших участие в исследовании по отношению к общему числу людей, приглашенных принять участие в исследовании. Кроме того, при проведении интервью вероятность того, что опрашиваемый ответит на все вопросы анкеты выше, чем в случае, когда респондент сам заполняет анкету и может пропустить некоторые из вопросов.

Одним из ограничений метода интервью является так называемое смещение интервьюера. Речь идет о влиянии личностных характеристик интервьюера и опрашиваемого на результаты исследования. Например, между интервьюером и интервьюируемым в процессе интервью могут

сложиться отношения недоверия, непонимания или даже личностной неприязни, что, безусловно, отразится на качестве и достоверности информации полученной от интервьюируемого.

Структурированные и неструктурированные интервью

Все интервью можно разделить на структурированные интервью и неструктурированные интервью.

В структурированных интервью сценарий интервью заранее продуман, интервьюер имеет перед собой последовательность вопросов, а ответы респондента сразу распределяются по определенным категориям. Вопросы структурированного интервью задаются респонденту в той последовательности, в которой они расположены в анкете. Информацию, полученную при помощи структурированных интервью достаточно легко обрабатывать и анализировать по сравнению с информацией, полученной с помощью неструктурированного интервью. Более подробно о структурированных интервью читайте в статье Социологический опрос. Пример структурированного интервью смотрите в статье Пример анкеты для опроса

Неструктурированные интервью не ограничивают исследователя определенным списком вопросов, и он сам решает, в зависимости от ответов респондента на предыдущие вопросы, в каком направлении вести беседу. Этот вид интервью также часто называют глубинным интервью или полуформализованным интервью. Полуформализованное интервью как-бы погружает опрашиваемого в суть исследуемой проблемы. Глубинные интервью позволяют собрать более «богатую» и иногда даже неожиданную для исследователей информацию.

Неструктурированное (полуформализованное) интервью записывают на аудио носители, а часто и на видео. Это облегчает процесс фиксации и последующей обработки информации, полученной от опрашиваемого.

Просмотр видеоматериалов помогает понять эмоциональное состояние респондента при ответе на тот или иной вопрос, что может дать дополнительную информацию исследователям.

Неструктурированные интервью часто применяется на начальной стадии исследования, когда необходимо собрать как можно больше информации об исследуемой проблеме и сформулировать первоначальные гипотезы. Неструктурированные интервью часто используются в экспертных опросах.

Групповые и индивидуальные интервью

Также все интервью можно разделить на индивидуальные интервью и групповые интервью. Примером группового интервью может служить фокус-группа. Смысл названия заключается в том, что внимание всех присутствующих в группе людей сфокусировано на решении какой-то одной проблемы.

Особенностью групповых интервью является то, что между участниками возникает обсуждение исследуемой проблемы и в ходе этого обсуждения часто возникают интересные идеи или гипотезы, навеянные высказываниями других участников дискуссии. Задача модератора – ведущего фокус-группы, заключается в том, чтобы направлять эту дискуссию в нужном для исследования направлении и следить за тем, чтобы все запланированные вопросы были обсуждены.

18.

Эксперимент — специфический метод, основанный на контролируемом взаимодействии исследователя с исследуемым объектом в заранее заданных условиях. В эксперименте можно получить информацию в искусственно созданной обстановке, что отличает этот метод от обычного наблюдения.

Социологический эксперимент в корне отличается от естественно-научного. Особенностью последнего является то, что объектом выступает материальный мир, исследуемый с помощью определенного прибора или инструмента, т.е. экспериментатор, говоря словами Г. Гегеля, «действует против природы с помощью самой природы», тогда как социологический эксперимент — это совместная деятельность испытуемых и социолога, направленная на исследование какой-либо особенности личности, группы.

Данный метод применяется при проверке гипотез относительно причинных связей между социальными явлениями. При этом сравниваются два сложных явления, различающиеся тем, что в первом присутствует некоторая гипотетическая причина, а во втором она отсутствует. Если под воздействием экспериментатора в первом наблюдается изменение, а во втором — нет, то гипотеза считается доказанной. Экспериментальное исследование в социологии отличается от методов других наук тем, что экспериментатор активно манипулирует независимой переменной. Если в применении неэкспериментальных методов, как правило, все группы для исследователя равноценны, то в эксперименте обычно участвуют основная и контрольная группы испытуемых.

Вследствие разного уровня разработанности той или иной научной проблемы и недостатка информации о связи зависимой и независимой переменных выделяют два основных типа экспериментов:

* исследовательский, который проводится в том случае, когда неясна причинная связь между зависимой и независимой переменными и эксперимент направлен на проверку гипотезы о наличии причинной связи между двумя явлениями;

* подтверждающий, который проводится, если связь выяснена заранее и выдвигается гипотеза о содержании связи. Тогда в эксперименте эта связь раскрывается и уточняется.

Так, при выяснении причин социальной напряженности в определенном городе выдвигаются такие возможные гипотезы: низкие доходы населения, социальная поляризация, непрофессионализм администрации, коррупция, негативное воздействие СМИ и т.д. Каждая из них требует проверки, хотя и представляется вполне обоснованной.

Экспериментатор обязан располагать необходимой информацией по изучаемой проблеме. После формулировки проблемы определяются ключевые понятия, содержащиеся в специальной научной литературе и социологических словарях. При работе с литературой не только уточняется проблема, но и вырисовывается план исследования, возникают новые гипотезы. Далее определяются переменные в терминах экспериментальной процедуры; в первую очередь выделяются внешние переменные, которые могут существенно повлиять на зависимую переменную.

Отбор испытуемых должен отвечать требованию репрезентативности, т.е. производиться с учетом характеристики генеральной совокупности, иначе говоря, состав экспериментальной группы должен моделировать эту совокупность, поскольку выводы, получаемые в результате экспериментов, распространяются на население в целом.

Кроме того, испытуемые должны быть распределены по экспериментальной и контрольной подгруппам так, чтобы они были эквивалентными.

Исследователь экспериментально воздействует на первую группу, а в контрольной группе воздействие отсутствует. В результате полученное различие можно отнести к независимой переменной.

Предположим, исследователь выдвинул гипотезу, что в данном городе воздействие СМИ приводит к росту социальной напряженности. Но что является причиной, а что следствием? Возможно, социальная напряженность сама влияет на характер передач телевидения и публикаций «тревожащих» статей в местной печати. В данном случае социолог может провести эксперимент с целью выяснить эту причинно-следственную связь.

Так, для экспериментальной группы можно контролировать (уменьшать или увеличивать) число передач с избыточной «негативной» информацией, менять факторы воздействия с тем, чтобы узнать, как эти факторы раздельно или в совокупности влияют на людей, т.е. исследователь манипулирует одной или двумя независимыми переменными, стараясь сохранить все остальные неизменными (рис. 1.3).

Рис. 1.3. Воздействие СМИ на рост социальной напряженности В качестве объектов социологических экспериментов выступают различные социальные группы — потребителей и производителей, управляющих и управляемых, верующих и атеистов, студентов и преподавателей, производственные и научные коллективы и т.д., и любые характеристики этих групп носят в основном психологический характер. Поэтому эксперименты такого рода зачастую являются социально-психологическими. Заметим, что основное различие чисто психологическою и социологического экспериментов состоит в акценте исследовательских программ и методов, а также в целях, поставленных перед исследователем. Так, при социологическом эксперименте изучаются конкретные проявления поведения людей, где психологические факторы играют значительную роль. В. Биркенбил описывает невербальный (бессловесный) конфликтный эксперимент, участниками которого были всего двое (малая группа).

Таким образом, под социологическим экспериментом следует понимать метод сбора и анализа данных, позволяющий осуществить проверку гипотез о наличии или отсутствии причинных связей между социальными явлениями. Для этого исследователь активно вмешивается в естественный ход событий: создает в изучаемой группе искусственные условия и планомерно контролирует их. Полученная в ходе эксперимента информация об изменении показателей изучаемого объекта способствует уточнению, опровержению или подтверждению исходной гипотезы исследования. Экспериментальный метод позволяет получать достоверные результаты, которые можно успешно применять в практической деятельности, например для повышения эффективности функционирования социальных групп, организаций, институтов. Однако в процессе применения экспериментального метода важно учитывать не только достоверность данных, но и моральные и правовые нормы, а также интересы и стремления людей, участвующих в исследовании.

19. Со времени возникновения социологии как самостоятельной науки ученые всегда пытались понять общество как организованное целое, выделив в нем составляющие его элементы. Такой универсальный для всех наук аналитический подход должен быть приемлем и для позитивной науки об обществе. Описанные выше попытки представить общество как организм, как саморазвивающееся целое, обладающее способностью самоорганизации и поддержания равновесия, по сути были предвосхищением системного подхода. В полной мере речь о системном понимании общества можно вести после создания Л. фон Берталанфи общей теории систем.

Социальная система — это упорядоченное целое, представляющее собой совокупность отдельных социальных элементов — индивидов, групп, организаций, институтов.

Эти элементы соединены между собой устойчивыми связями и в целом образуют социальную структуру. Общество может само рассматриваться как система, состоящая из множества подсистем, а каждая подсистема представляет собой систему на своем уровне и имеет свои подсистемы. Таким образом, с точки зрения системного подхода общество — это что-то вроде матрешки, внутри которой находится множество все более маленьких матрешек, следовательно, существует иерархия социальных систем. Согласно общему принципу теории систем, система — нечто гораздо большее, чем просто сумма своих элементов, и как целое, благодаря своей целостной организации обладающее качествами, которых не было у се элементов, взятых в отдельности.

Всякая система, в том числе социальная, может быть описана с двух точек зрения: во-первых, с точки зрения функциональных взаимоотношений ее элементов, т.е. с точки зрения структуры; во-вторых, с точки зрения отношений между системой и внешним миром вокруг нее — окружающей средой.

Отношения между элементами системы поддерживаются сами собой, никем и ничем не направляясь извне. Система автономна и не зависит от воли включенных в нее индивидов. Поэтому системное понимание общества всегда связано с необходимостью решения большой проблемы: как соединить свободное действие индивида и функционирование системы, существовавшей до него и самим своим существованием обусловливающей его решения и поступки. Если следовать логике системного подхода, то, строго говоря, свободы индивида нет вообще, поскольку общество как целое превышает сумму своих частей, т.е. являет собой реальность неизмеримо более высокого порядка, чем индивид, меряет себя историческими сроками и масштабами, несопоставимыми с хронологическим масштабом индивидуальной перспективы. Что может знать индивид об отдаленных последствиях своих действий, которые могут оказаться противоположными его ожиданиям? Он просто превращается в «колесико и винтик общего дела», в мельчайший элемент, сведенный к объему математической точки. Тогда в

ракурс социологического рассмотрения попадает не сам индивид, а его функция, обеспечивающая в единстве с другими функциями сбалансированное существование целого.

Отношения системы с окружающей средой служат критерием ее прочности и жизнеспособности. Для системы опасно то, что приходит извне: ведь внутри все работает на ее сохранение. Окружающая среда потенциально враждебна системе, поскольку воздействует на нее как на целое, т.е. вносит в нее изменения, которые могут расстроить ее функционирование. Систему спасает то, что она обладает способностью к самопроизвольному восстановлению и установлению состояния равновесия между собой и внешней средой. Это означает, что система по своей природе гармонична: она тяготеет к внутреннему балансу, и его временные нарушения представляют собой лишь случайные сбои в работе слаженной машины. Общество похоже на хороший оркестр, где гармония и согласие являются нормой, а разлад и музыкальная какофония — случайным и досадным исключением.

Система умеет воспроизводить самое себя без сознательного участия включенных в нее индивидов. Если она функционирует нормально, следующие поколения спокойно и бесконфликтно вписываются в ее жизнедеятельность, начинают действовать согласно правилам, которые диктует система, и в свою очередь передают эти правила и навыки следующим поколениям. В рамках системы воспроизводятся и социальные качества индивидов. Например, в системе классового общества представители высших классов воспроизводят свой образовательный и культурный уровень, соответствующим образом воспитывая своих детей, а представители низших помимо своей воли воспроизводят свой недостаток образования и свои трудовые навыки в своих детях.

В число характеристик системы входит также способность интегрировать в себя новые социальные образования. Она подчиняет своей логике и заставляет работать но своим правилам на благо целого вновь возникающие элементы — новые классы и социальные слои, новые институты и идеологии и т.д. Например, нарождавшаяся буржуазия долгое время нормально функционировала как класс в составе «третьего сословия», и л ишь когда система сословного общества уже не могла сохранять внутренний баланс, выломалась из нее, что означало гибель всей системы.

Общество как социальная система Общество с точки зрения системного подхода может рассматриваться как система, состоящая из множества подсистем, а каждая подсистема в свою очередь сама являет собой систему на своем уровне и имеет свои подсистемы. Таким образом, общество — что-то вроде набора матрешек, когда внутри большой матрешки находится матрешка поменьше, а внутри нее — еще более маленькая и т.д. Таким образом, существует иерархия социальных систем.

Общий принцип теории систем заключается в том, что система понимается как нечто гораздо большее, чем просто сумма своих элементов, — как целое, благодаря своей целостной организации обладающее качествами, которых нет у ее элементов, взятых в отдельности.

Отношения между элементами системы таковы, что поддерживаются сами собой, они никем и ничем не направляются извне. Система автономна и не зависит от воли включенных в нее индивидов. Поэтому системное понимание общества всегда связано с большой проблемой — как соединить свободное действие индивида и функционирование системы, существовавшей до него и обусловливающей самим своим существованием его решения и поступки. Что может знать индивид об отдаленных последствиях своих действий, которые могут оказаться противоположными его ожиданиям? Он просто превращается в «колесико и винтик общего дела», в мельчайший элемент, и социологическому рассмотрению подвергается не сам индивид,

а его функция, обеспечивающая в единстве с другими функциями сбалансированное существование целого.

Отношения системы с окружающей средой служат критерием ее прочности и жизнеспособности. Для системы опасно то, что приходит извне, так как внутри системы все работает на ее сохранение. Окружающая среда потенциально враждебна системе, поскольку воздействует на нее как на целое, внося в нее изменения, которые могут расстроить ее функционирование. Система сохраняется, так как обладает способностью к самопроизвольному восстановлению и установлению состояния равновесия между собой и внешней средой. Это означает, что система тяготеет к внутреннему балансу и временные его нарушения представляют собой лишь случайные сбои в работе слаженной машины.

Система умеет воспроизводить самое себя. Это происходит без сознательного участия включенных в нее индивидов. Если она функционирует нормально, следующие поколения спокойно и бесконфликтно вписываются в ее жизнедеятельность, начинают действовать согласно правилам, которые диктует система, и в свою очередь передают эти правила и навыки своим детям. В рамках системы воспроизводятся и социальные качества индивидов. Например, в классовом обществе представители высших классов воспроизводят свой образовательный и культурный уровень, соответствующим образом воспитывая своих детей, а представители низших классов помимо своей воли воспроизводят в своих детях недостаток образования и свои трудовые навыки.

В число характеристик системы входит также способность интегрировать в себя новые социальные образования. Она подчиняет своей логике и заставляет действовать по своим правилам на благо целого вновь возникающие элементы — новые классы, социальные слои и т.д. Например, нарождавшаяся буржуазия долгое время нормально функционировала в составе «третьего сословия» (первое сословие — дворянство, второе — духовенство), но когда система сословного общества не могла сохранять внутренний баланс, она «выломалась» из нее, что означало гибель всей системы.

Итак, общество можно представить в виде многоуровневой системы. Первый уровень — это социальные роли, задающие структуру социальных взаимодействий. Социальные роли организованы в институты и общности, которые составляют второй уровень общества. Каждый институт и общность могут быть представлены в виде сложной системной организации, устойчивой и самовоспроизводящейся. Различия выполняемых функций, противостояние целей социальных групп могут привести к гибели общества, если не будет такого системного уровня организации, который поддерживал бы в обществе единый нормативный порядок. Он реализуется в системе культуры и политической власти. Культура задает образцы человеческой деятельности, поддерживает и воспроизводит нормы, проверенные опытом многих поколений, а политическая система законодательными и правовыми актами регулирует и укрепляет связи между социальными системами.

20. Традиционное и современное общество.Постсовроеменное общество.

Современное общество начало пониматься как особый тип цивилизации, первоначально возникший в Западной Европе и затем распространившийся в других регионах как система жизни, экономического, политического устройства, идеологии и культуры. Концепция «распространения» западных обществ применима, пожалуй, к Германии, Португалии, Италии. Ни Турция, ни Мексика, ни Россия — страны, продвинувшиеся к западному пониманию жизни, ни Китай, имеющий необычайное ускорение развития, ни Япония, достигшая западных технических возможностей, не стали Западом, хотя в той или иной мере стали современными. Желая избежать трудностей, связанных с употреблением терминов «Запад» и «современное общество», Э. Геллнер использует следующую периодизацию уровней развития: пред-аграрная стадия, аграрная и индустриальная фазы развития.

Традиционные обществаявляются исторически первыми. Это — общества, воспроизводящие себя на основе традиции и имеющие источником легитимизации активности прошлое, традиционный опыт.

Традиционные общества отличаются от современных рядом особенностей. Среди них: зависимость в организации социальной жизни от религиозных или мифологических представлений; цикличность развития; коллективистский характер общества и отсутствие выделенной персональности; доиндустриальный характер, преимущественная ориентация на метафизические, а не на инструментальные ценности; авторитарный характер власти; отсутствие отложенного спроса, т.е. способности производить в материальной сфере не ради насущных потребностей, а ради будущего; преобладание особого психического склада — недеятельной личности (называемой в психологии человеком типа Б); ценностная рациональность; ориентация на мировоззренческое знание, а не на науку, локальное развитие и др. Наука традиционного общества является предклассической. В естествознании — это преобладающее рецептурное знание, дающее ответ на вопросы, которые ставят конкретные задачи практики. Здесь развиты математика и астрономия. Социальных наук еще нет. Есть теология и описательная история. В духовном смысле это общество не живет сегодняшним днем: в нем нарабатываются долговременные смысловые содержания.

 

21. «гражданское общество» восходит к идее полиса Аристотеля. У него гражданское общество равнозначно понятию политического общества и противопоставляется понятию «семья», с одной стороны, и понятию «этнос» — с другой. Таким образом, изначально значение термина «гражданское общество» можно определить словами Гегеля как «дифференциацию, которая выступает между семьей и государством». Сегодня понятие «гражданское общество» приобрело более конкретное значение, полу чило научную определенность, и его можно охарактеризовать как совокупность социальных отношений и институтов, функционирующих независимо от

государства и способных на него воздействовать, общество автономных индивидов и автономных социальных субъектов.

Автономия гражданского общества от государства не отменяет их взаимосвязи, а наоборот, способствует взаимоконтролю и взаи- моограничению государственных и негосударственных структур. В результате этого стимулируется движение к правовому государству, согласующему свою деятельность с законом, и ответственному обществу, учитывающему объективные потребности государства.

Одна из важнейших задач гражданского общества — добиться, чтобы государство не вторгалось в частную жизнь, а наоборот, охраняло ее.

Степень воплощения этого императива в реалиях публичной жизни — важный показатель существования гражданского общества. Гражданское общество имеет признаки, отличающие его от других негосударственных образований: церкви, общественных объединений, традиционной общины. Среди этих признаков можно выделить следующие: 1)

комплексность, переплетенность хозяйственно-экономических, организационно-политических, социально-демографических и культурно-национальных отношений; 2)

децентрализованный характер, т. е. невозможность создания гражданского общества централизованными органами государственной власти; 3)

динамизм, подвижность различных ассоциаций при свободе их возникновения, ликвидации, деления, перегруппировки, переориентации; 4)

демократизм, который определяется самостоятельностью и самодеятельным характером гражданских ассоциаций; 5)

зависимость от образа жизни людей, генетическая и функциональная связь с материальной жизнью общества.

Помимо отличительных признаков, гражданское общество

имеет и свою четкую структуру. Его элементы существуют во всех сферах общества, что характеризует его как сложную социальную систему. В экономической сфере элементами гражданского общества являются общества с ограниченной ответственностью, акционерные общества, производственные и сельскохозяйствен ные кооперативы, потребительские общества, индивидуальные предприниматели и др.

В социальной сфере гражданское общество представлено сельскими общинами, жилищными кооперативами, товариществами собственников жилья, органами местного самоуправления, объединениями по интересам.

В общественно-политической сфере это различные общественные объединения и движения, лоббистские образования, профессиональные союзы, избиратели. В духовной сфере проявления гражданского общества — негосударственные средства массовой информации, религиозные объединения, творческие союзы, культурно-национальные общества и автономии.

Итак, нетрудно увидеть, что гражданское общество является сложным образованием, которое охватывает различные сферы общества. Во многом это обуславливается многогранностью функциональных задач, которые оно выполняет. Среди них: 1)

воспроизведение ценностей, обычаев, норм, позволяющих осуществлять комфортное общежитие; 2)

формирование и поддержка среды, в которой формируется активный социальный тип гражданина; 3) поддержание моральных устоев общества: порядочности, честности, гуманности, достоинства человека; 4) обеспечение формирования разнообразных форм собственности, многоукладной рыночной экономики;

5) регулирование взаимоотношений частных лиц, групп, организаций, разрешение конфликтов; 6)

осуществление самоуправления во всех сферах и на всех уровнях общественной жизни; 7)

сочетание социальных симметрий и асимметрий в структурах гражданского общества, что позволяет поддерживать социальную справедливость; 8)

создание форм демократического оппонирования и демократической конструктивной оппозиции.

Так как гражданское общество имеет выходы во все сферы и активно включается в политическую жизнь, то именно оно способствует формированию интересов и потребностей людей.

Интересы и потребности людей нередко осознаются как включенные в социальный статус человека и гражданина. Другими словами они осознаются как сочетание интереса человека с его достоинством. Это сочетание воспроизводится в форме прав и свобод человека и гражданина. Эти права классифицируются в зависимости от включенности человека в те или иные ассоциации на три группы: 1)

естественно-антропологические, реализуемые в рамках семьи, местной общины, личного состояния; 2)

духовно-культурные, выражающие достоинство человека как мыслящего существа, включенного в сферу мировой культуры, духовных традиций этноса; 3)

агентно-профессиональные, реализующиеся как способность человека производить материальные и нематериальные ценности, выступающие как товары и услуги и потребляемые другими людьми.

Формирование гражданского общества в России началось только в начале XX в., когда бурно происходило формирование легальных политических партий, складывался парламентаризм. Однако этот процесс был прерван большевизацией государственной власти.

Следующий этап становления гражданского общества начался лишь в 90-е гг. XX в. Однако этот этап был осложнен значительным ослаблением государства и разрывом между ним и обществом.

Поэтому вместо общественных объединений и организаций силу набирали организованные преступные группировки, коррумпированные чиновники, криминальные финансовые группы.

В итоге посредниками между гражданским обществом и государством стали мощные лоббисты и олигархические элементы. В результате не сложилась нормальная партийная система, ослабли профсоюзные объединения, возрос абсентеизм избирателей, атомизация гражданского общества. Все это указывает на невозможность говорить сегодня об окончательном формировании в России гражданского общества.

Социальное развитие — это изменение общества, которое приводит к появлению новых общественных отношений, институтов, норм и ценностей. Характерными признаками социального развития являются три черты: необратимость, направленность и закономерность.

Необратимость — это постоянство процессов накопления количественных и качественных перемен.

Направленность — это те линии, по которым совершается накопление.

Закономерность — это необходимый процесс накопления перемен.

Важная характеристика социального развития — период времени, в течение которого оно осуществляется. Необходимо также учитывать, что основные черты социального развития выявляются только по прошествии определенного времени. Результатом социального развития является новое количественное и качественное состояние социального объекта, изменение его структуры и организации.

В социологической науке сформировались три подхода к рассмотрению процессов развития общества. 1.

Развитие общества имеет линейно-восходящий характер. Предполагается, что общество проходит ряд последовательных стадий, причем на каждой из них используются особые способы накопления и передачи знаний, коммуникации, добывания средств жизнеобеспечения, а также разные степени сложности структур общества. К сторонникам данного подхода развития общества следует отнести марксистов, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, Ф. Тенниса и др. 2.

Развитие общества имеет циклический, повторяющийся характер. В данном случае модель, описывающая развитие общества и его изменения, опирается на аналогию между обществом и природой. Одним из примеров циклических процессов в жизни обществ можно считать исторические циклы, которые проходят все цивилизации, — от их возникновения через расцвет к распаду. Представители данного подхода — Н. Данилевский, О. Шпенглер, Л. Гумилев и др. 3.

Нелинейное развитие общества. Реальный ход событий в мире, особенно в последние десятилетия, показал, что нелинейное видение социальных изменений и социального развития более всего соответствует происходящим в обществе процессам.

Ученые выделяют «точку изменений» — бифуркацию, т. е. такую поворотную точку, после которой изменения и в целом развитие может пойти не в прежнем, а в совершенно ином, возможно даже непредвиденном направлении. Нелинейность социального развития означает наличие объективной возможности многовариантного хода событий.

Таким образом, выбор той или иной последовательности развития зависит от социального субъекта. Сторонниками нелинейного развития общества являются С. Л. Франк, М. Хетчер, Д. Коллмэн и др. По своему характеру социальное развитие подразделяется на эволюционное и революционное. Характер того или иного социального развития зависит прежде всего от способа социальных изменений. Под эволюцией понимают постепенные плавные частичные изменения общества, которые могут охватывать различные сферы общества — экономическую, политическую, социальную, духовную.