Объект и предмет социологии


Читайте также:
  1. B) квантовые ограничения применимости классических понятий «координата и импульс» к микрообъектам
  2. Front Minus Back (Вычесть нижний объект из верхнего)
  3. I) Нормативная деятельность в сфере оценки объектов, предприятий и организаций
  4. I. по степени осознанности и конкретности предмета.
  5. III. Государство как основной субъект и объект политического управления.
  6. III. Предметы коренных законов.
  7. III.3.1. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ЛОГОПСИХОЛОГИИ
  8. IV) Использование обьектов оценки, принадлежащим РФ, субьектам РФ или муниципальным образованием ( муниципалитетам) в качестве предмета залога.
  9. IV.1.1. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ПСИХОЛОГИИ ДЕТЕЙ С РДА
  10. MPC ДЛЯ СЕТОВ, ГДЕ НЕ НАЙДЕНЫ ДВИЖУЩИЕСЯ ОБЪЕКТЫ
  11. V. Передача вещественных доказательств и других изъятых предметов и ценностей
  12. V1: Тема 1. Понятие, предмет, метод, принципы и система налогового права


Само понятие “социология” имеет две грамматические основы: это слово составляется из двух частей: латинское socius (компаньон) и греческое logos (слово) – и поэтому буквально должно означать описание процессов общения[20].

Любая научная дисциплина имеет свой объект и свой предмет исследования. Под объектом, как правило, понимают круг явлений (феноменов), подлежащих ее изучению. Чем более общий характер носит наука, тем шире этот круг явлений. Так, например, биология исследует все, что связано с процессами живой природы (от греч. bios – жизнь). Это не просто научная дисциплина, а «совокупность наук о живой природе – огромном многообразии вымерших и ныне населяющих Землю живых существ, их строении и функциях, происхождении, распространении и развитии, связях друг с другом и с неживой природой»[21]. В свою очередь, составными частями биологии могут считаться ботаника (объектом которой являются растительные организмы) и зоология (где объектами выступают все животные организмы).

Что же касается предмета исследования, то под ним обычно понимают совокупность характеристик, качеств, свойств объекта, представляющих особый интерес для данной науки. Так, если мы интересуемся строением тканей и клеток, из которых состоят все живые организмы, то этим занимается цитология; взаимодействие отдельных частей и органов живого организма между собою, равно как и продукты этого взаимодействия, изучает физиология; закономерности более или менее осмысленного поведения животных – это предмет этологии и т. д.

Как ни странно, именно среди социологов не утихают споры о том, следует ли считать социологию отдельной и самостоятельной наукой. В то время как основоположники этой дисциплины, начиная от Конта и Дюркгейма, настойчиво стремились показать, что социология – это автономная и отдельная наука о социальных явлениях, позднее возникли значительные расхождения по поводу места социологии среди других общественных наук. Доводы оппонентов сводились к следующим аргументам:

1) социология является не отдельной дисциплиной, а дисциплиной, интегрирующей открытия экономики, политики и психологии, потому что социальное не является автономной характеристикой, но образуется на пересечении экономики, политики, географии, истории, психологии и т. д.;



2) социология – это, скорее, особый взгляд на окружающий мир или форма воображения, которая стремится поместить индивидов и события в максимально широкий социальный контекст, и такое представление не является специфическим только для социологии, но разделяется также историками, географами, экономистами, журналистами и т. д.;

3) в соответствии с некоторыми марксистскими подходами, социология не обладает особым научным статусом, поскольку она не имеет ни определенного объекта анализа, ни отдельной методологии, ни научной системы анализа и должна рассматриваться, скорее, как идеология, соответствующая конкретной стадии развития капитализма[22].

Впрочем, следует сразу же отметить, что указанные выше точки зрения не носят массового характера, а общераспространенный взгляд все же выделяет социологию в качестве автономной дисциплины со своими особыми объектом и предметом исследования. Чтобы более наглядно выделить объект и предмет изучаемой нами науки, воспользуемся тем же познавательным приемом, к которому мы прибегли в предыдущем параграфе. Подобно тому, как мы выявляли специфику научного знания, сравнивая его характеристики с другими типами знаний, мы могли бы выявить основные особенности социологии, сопоставляя ее с другими научными дисциплинами, изучающими общество как совокупность существ, обладающих сознанием, разумом, волей, определенным образом взаимодействующих между собою[23].

Давайте, прежде всего, проведем границы между социологией и науками, занятыми изучением поведения людей, – психологией и социальной психологией. В самом общем виде эти различия определяются следующим образом. Психология изучает характеристики и механизмы поведения отдельных индивидов, нередко вне их связи с другими индивидами. Социальная психология исследует поведение малых групп, то есть таких объединений индивидов, где они находятся в прямом и непосредственном контакте между собою, при этом очень важную роль в описании и объяснении поведения индивидов, находящихся в составе таких общностей, играют механизмы так называемой суггестии[24]; кроме того, объектом социальной психологии выступает поведение самой малой группы, взятой как единое целое. Что же касается социологии, то ее интерес сосредоточен на выявлении общих закономерностей поведения больших масс людей, независимо от пространственно-временной локализации этих масс; крупные размеры таких социальных групп не дают возможности каждому из входящих в их состав индивидов прямо и непосредственно общаться со всеми другими, и, тем не менее, они находятся в постоянном взаимодействии, то есть оказывают воздействие друг на друга и испытывают последствия таких воздействий, причем это взаимодействие носит чаще всего опосредованный характер.

Однако такой подход еще не дает нам возможности развести социологию с другими научными дисциплинами, изучающими общественные явления. В самом деле, что является объектом таких наук, как, например, история, экономика, политология, если не те же очень большие массы людей? Объект у них действительно один и тот же, общий, а вот предметы разные. Давайте попытаемся сопоставить социологию последовательно с каждой из трех только что упомянутых научных дисциплин и выявить при этом специфику социологии. Равным образом мы могли бы взять для рассмотрения и другие науки, изучающие человеческие сообщества, – этнографию, демографию, юриспруденцию, антропологию – логика рассуждений при этом изменится не сильно, а выводы окажутся практически такими же.

История. Эта научная дисциплина тесно связана с регистрацией, описанием и интерпретацией тех или иных событий, имевших место в человеческом обществе и отдельных его частях когда-либо в прошлом. Если мы обратимся к табл. 1.1, то убедимся, что историческое знание достаточно хорошо укладывается в систему характеристик первого ее столбца, то есть вполне может считаться научным. В чем специфика содержания этого знания? Главное: отраженные в нем факты реальности всегда конкретны, уникальны и неповторимы. Никогда в истории не было зафиксировано двух совершенно идентичных (по составу участников, конкретным событиям, ходу их развития, последствиям и т. п.) событий. Каждое из событий достаточно четко локализовано в пространстве и во времени. Если историк говорит о войне, то он должен вполне конкретно указать, о какой именно войне идет речь: о Семилетней, Тридцатилетней, Первой мировой, Алой и Белой Розы и т. д. Описываемая революция также должна иметь четкую национальную и временнýю привязку: Мексиканская, Русская[25], Великая французская, Французская 1848 г. (или 1830), Американская[26]…

Все указанные выше исторические события служат также и предметом научных изысканий социологов. Однако они, в отличие от историков, в ходе своего анализа сосредоточат внимание не на конкретных моментах, а на типовых. То есть будут искать, а что же общего было характерно и для Семилетней, и Тридцатилетней, и Первой мировой войн; таким образом, будут выявляться основные закономерности, составляющие концепцию социологии войны.

Между прочим, вопреки общераспространенному мнению, название знаменитого романа-эпопеи Л.Н. Толстого “Война и мир” несет в себе иной смысл, нежели противопоставление военного конфликта и мирной жизни. В дореволюционной орфографии роман назывался “Война и мiръ”, а не “Война и миръ”. По словарю В.И. Даля, “миръ” означает «отсутствие ссоры, вражды, несогласия, войны»[27]; а “мiръ” – «…все люди, весь свет, род человеческий»[28]. Поэтому название великого произведения русской литературы следует понимать как “Война и общество”, то есть речь в нем идет о влиянии войны на общество – в сущности, довольно социологичное название.

Таким же образом изучение повторяющихся черт всех (или очень многих) подлежащих исследованию национальных революций приведет к формированию социологической теории среднего уровня под названием социология революции. Таким образом, социология, в отличие от истории, базируется, прежде всего, на рассмотрении стандартизованных объектов. Объектом социологии могут стать лишь повторяющиеся и типовые социальные явления (социальные роли, институциональные объекты, социальные процессы, средства социального контроля, социальные структуры и т. д.). Это стремление к стандартизации проявляется и в том, что социология довольно слабо интересуется отдельно взятым индивидом, его поведением, мыслями, чувствами, а если и интересуется, то опять же – стандартными, повторяющимися у всех или у очень многих. Эта наука принципиально и изначально безличностна. Здесь для обозначения социальной единицы чаще используется безличное “индивид” или чаще – “член общества”. Человек, личность – это уже некое конкретное воплощение, наполненное индивидуальностью, конкретностью и неповторимостью. Такая максимальная обезличенность проявляется, в частности, в предложениях некоторых российских социологов именовать отдельно взятого члена общества не индивидом, не личностью даже, а специальным социологическим термином áктор – то есть тот, кто совершает акты, действия. Между прочим, слово actor, используемое в англоязычных социологических текстах, дословно означает “актер”, и это, как мы увидим в дальнейшем, неплохо согласуется с функциональной теорией социальных ролей. Такой подход проявляется и в эмпирических социальных исследованиях, где анкеты, заполняемые респондентами, сплошь и рядом носят анонимный характер. Причем, это делается не только с целью получения искренних и достоверных ответов, но и в стремлении подразделить всех респондентов не на личностей, а на типы.

Экономика. Эта научная дисциплина имеет своим объектом совокупность тех отношений, в которые вступают между собою люди и социальные группы по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Она не только изучает закономерности их поведения в этой сфере общественной жизни, но вводит особые категории, позволяющие обобщить массовые явления экономической жизни, познать экономические законы и т.п. Таким образом, как и социология, экономика имеет дело с типовыми, стандартизованными, устойчиво повторяющимися социальными явлениями. Но все эти типовые явления относятся лишь к одной из сфер жизнедеятельности общества. Вряд ли экономист будет без особой нужды интересоваться этическими нормами, эстетическими настроениями, преобладающими в данном обществе на данном этапе, или же господствующими формами брачно-семейных отношений.

Политология. Сферой интересов политологии являются взаимоотношения людей по поводу борьбы за завоевание, удержание, а также в связи с практическим использованием государственной власти. Внимание политолога как исследователя к экономическим, религиозным, образовательным институтам возникает постольку, поскольку они оказывают свое влияние на политику. И не более того. Таким образом, политология, как и экономика, также изучает особый, специальный вид взаимодействий между людьми.

В отличие от экономики и политологии, социология исследует все проявления общественной жизни, причем, в тесной взаимосвязи и взаимном влиянии их друг на друга. При этом она, как и в случае истории, активно пользуется данными этих частных (или “индивидуализирующих”, как называл их П. Сорокин) наук, обобщая и устанавливая их встречные воздействия. Однако верно и обратное: в последнее время специалисты в области изучения особых сфер общественной жизни все отчетливее начинают осознавать необходимость использования в своих исследованиях обобщающих данных социологической науки. Имплицитно эта необходимость присутствовала всегда, однако первыми ее почувствовали все же социологи. Действительно, социология активно пользуется данными, получаемыми в других научных дисциплинах, изучающих общественные явления, и в этом смысле существенно зависит от них. Однако более глубокое понимание этих явлений существенно зависит от их социологического осмысления. Сорокин, ссылаясь на выводы целого ряда социологов начала ХХ века, отмечает: «Заработная плата рабочих, например, зависит не только от отношений между спросом и предложением, но и от известных моральных идей… Формы политического устройства связаны и зависят от числа и плотности населения. Разделение труда определенным образом связано с явлениями солидарности. Экономическая организация общества зависит часто от форм религиозных верований. Географические условия определенным образом влияют и на организацию производства, и на строй семьи, и на обычаи народа и т. д. Короче, в подлинной действительности все явления взаимодействия одни с другими связаны»[29].

Это означает, что эффективность всех наук об общественных явлениях, их прогресс и дальнейшее развитие существенно зависят от прогресса социологии и от того, насколько активно будут учитываться в них общесоциологические законы и методы. Вот почему Сорокин приходит к выводу о методологической ценности и важности социологической науки: «И наука о праве, и наука о хозяйстве, и дисциплины, изучающие явления религиозные, эстетические, психологические, язык, нравы, обычаи, движение народонаселения и т.д. – все они за эти десятилетия “социологизировались”, прониклись общесоциологическими принципами и понятием, соответственным образом перекрасились, короче не избегли влияния этой дисциплины. “Социологизм” специальных наук – знамение времени»[30].

Впрочем, основной нашей задачей является не столько доказательство общенаучной значимости социологии, сколько выявление качественной определенности ее. Итак, подведем некоторые итоги сказанному в этом параграфе. Объектом социологии выступает общество, взятое в целом, а также отдельные его части, достаточно крупные для того, чтобы в них проявились закономерности, характерные для общества. Предметом же социологии являются взаимодействия между входящими в состав этого общества людьми. Как определяет это П. Сорокин, «социология изучает явления взаимодействия людей друг с другом,с одной стороны, и явления, возникающие из этого взаимодействия,с другой»[31].

Хотелось бы сделать здесь также одно замечание по поводу термина “социальное”, достаточно часто используемого как в социологии, так и в других науках об обществе. Очень часто этот термин имплицитно отождествляют с понятием “общественное”. Однако на протяжении нынешнего века это понятие все чаще приобретало другой оттенок и использовалось в иных контекстах, особенно в сочетании со словом “политика”. Социальная политика – это не что иное, как определенная деятельность правящей группировки (или декларация группировки, борющейся за обладание государственной властью), направленная на создание и развитие социальной инфраструктуры – образования, здравоохранения, культуры, а также системы социальной защиты т. н. слабозащищенных категорий населения – детей, престарелых, инвалидов, сирот, безработных и т. п. В еще более общем виде социальная политика – это сфера перераспределения той доли прибавочного продукта, которая изымается у собственника (или выделяется им добровольно), и направляется на нужды общества в целом и всех его членов вне зависимости от меры затраченного ими труда и капитала. Она, конечно же, не включает в себя целый ряд других важнейших видов и направлений политики – в частности, экономическую политику, а также поддержание и развитие условий собственно политической деятельности как таковой – хотя и зависит от их характера и эффективности. Отсюда появление устойчивых словосочетаний “социальная работа”, “социальная защита” и т. п.

Таким образом, все чаще понятие “социальное” используется не столько как синоним понятия “относящееся к обществу как к целому”, а, скорее, для обозначения принадлежности лишь к одной из сфер общественной жизнедеятельности. Поэтому в социологии все чаще начинает использоваться другой термин. Понятие социетальное – довольно новое для нашей общественной науки. Неоднократно упоминавшийся нами британский социологический словарь The Penguin Dictionary of Sociology определяет его весьма лаконично: «Этот термин относится к характеристикам общества как целого»[32]. Понятие социетальности было введено в научный оборот американским социологом Толкоттом Парсонсом. В контексте обсуждаемой проблемы нам представляется ключевым его утверждение: «Для выживания и развития социетальное сообщество должно придерживаться единой культурной ориентации, разделяемой в целом (хотя и не обязательно единообразно и единодушно) его членами в качестве их социальной идентичности»[33].