Неолитические инструменты из Калифорнии

 

В 1849 году было обнаружено золото в гравиях русел древних рек, когда-то стекавших со склонов Сьерра-Невады, в центральной части Калифорнии. Золото влек­ло орды отчаянных авантюристов в такие места, как Брэнди-сити, Ласт Чане, Лост Кэмп, Юбет и Покер Флэт. Вначале отдельные старатели искали драгоценный металл в гравиях, выходящих в русла рек. Но вскоре золотодобывающие компа­нии ввели в игру более значительные ресурсы. Одни стали прорубать шурфы на склонах гор, неуклонно следуя за от­ветвлениями золотоносных гравиев, тогда как другие предпо­чли добычу металла методом промывания золотосодержащих гравиев с горных склонов водой под высоким давлением. Ста­ратели находили сотни каменных орудий, а реже и человече­ские костные останки (глава 7). О наиболее значительных ар­тефактах научному сообществу сообщал Дж. Д. …
Уитни, в то время государственный геолог Калифорнии.

Возраст артефактов, найденных на поверхности или об­наруженных с помощью гидравлического метода, вызывал со­мнения. Но в то же время образцы, поднятые из шурфов и туннелей, были более определенного возраста. Дж. Д. Уитни полагал, что геологическая основа с золотосодержащими гравиями относилась по крайней мере к эпохе плиоцена. Однако современные ученые считают, что некоторые отложения гра­вия могут относиться и к эоцену.

В Столовой горе (Table Mountain), расположенной в округе Туолумн (Tuolumne), были сделаны многочисленные шурфы. И прежде чем достичь золотоносных гравиев, нужно было пробиться сквозь базальтовый материал вулканическо­го происхождения, именуемый латитом. В некоторых случаях шурфы, прорытые горизонтально, простирались на сотни фу­тов под латитовой «шапкой» (рис. 5.10). Возраст находок, обна­руженных в гравиях непосредственно над основанием скалы, может составлять от 33,2 до 55 миллионов лет. А образцы, найденные в других гравиях, могут иметь от 9 до 55 миллио­нов лет.

 

 

Рис. 5.10. Вид сбоку на Столовую гору, округ Туолумн, Калифорния. На рисунке видны шурфы, прорытые до третичных залежей гравия, находящихся под покрывалом лавы, которая отмечена черным цветом.

 

Уитни провел личный осмотр коллекции артефактов Столовой горы, принадлежащих д-ру Пересу Снеллу (Perrez Snell) из Соноры (Sonora), Калифорния. Она включала в себя наконечники копий и другие орудия. Однако информации о самих открытиях или о первоначальном стратиграфическом положении находок не так уж много. Тем не менее было одно счастливое исключение. «Это был, – писал Уитни, – своего рода каменный пест или же нечто, что, по всей вероятности, использовалось для затачивания предметов». Д-р Снелл сооб­щил Уитни, что он «собственноручно взял его из тележки, груженной пустой породой, выезжавшей из недр Столовой го­ры». Дж. Д. Уитни осмотрел также находившуюся в коллекции д-ра Снелла человеческую челюсть. Челюсть была получена Снеллом от горных рабочих, утверждавших, что они ее нашли в гравиях, находящихся под латитовой «шапкой» Столовой го­ры в округе Туолумн.

Гораздо лучше задокументировано открытие в туолумнской Столовой горе, сделанное Альбертом Дж. Уолтоном (Albert G. Walton), владельцем участка Валентайн (Valentine), отведенного под разработку недр. Уолтон нашел каменную ступку диаметром в 15 дюймов (37,5 см). Образец был найден в золотосодержащих гравиях на глубине 180 футов (55 мет­ров) от поверхности и тоже под латитовой «шапкой». Приме­чательно, что ступка была обнаружена в ледниковом наносе, в шахтном проходе, идущем горизонтально от дна главного вертикального шурфа шахты Валентайн. Это обстоятельство ис­ключает возможность того, что ступка каким-то образом по­пала в нижние горизонты из верхних. Также из шахты Валентайн была извлечена часть ископаемой человеческой челюсти.

Уильям Дж. Синклер (William J. Sinclair) предположил, что многие из ледниковых туннелей в других близлежащих к шурфу Валентайн шахтах каким-то образом сообщаются между собой. И вполне возможно, что ступка попала туда, где ее обнаружили рабочие, через эти туннели. Однако Синклер допускал вероятность того, что, побывав в этом месте в 1902 году, он не смог найти этот шахтный ствол. Своим ничем не подкрепленным предположением Синклер просто хотел обес­ценить сообщение Альберта Дж. Уолтона о сделанном им открытии. Действуя в таком духе, очень даже просто отыскать повод для непризнания любого когда-либо сделанного в обла­сти палеонтологии открытия.

Сообщение о другой, более ранней находке в туолумнской Столовой горе поступило в 1871 году от Джеймса Карвина (James Carvin): «Сим подтверждаю, что я, нижепод­писавшийся, раскопав в 1858 году несколько шурфов в горно­рудном владении, принадлежащем Stanislaus Company, рас­положенном в районе Столовой горы, округ Туолумн, напротив переправы О’Бирн (O’Byrn) на реке Станислава, на­шел каменный топор… Данная находка была обнаружена на глубине от 60 до 75 футов (18,3 – 23 метра) от поверхности земли в лежащих под базальтовой платформой гравиях, и на расстоянии около 300 футов (90 метров) от входа в туннель. Еще примерно в том же месте и в то же время были обнаружены несколько ступок».

В 1870 году Оливер У. Стивене (Oliver W. Stevens) представил нотариально заверенное письменное показание следу­ющего содержания: «Я, нижеподписавшийся, около 1853 года побывал у Туннеля Сонора (Sonora Tunnel), расположенном в Столовой горе, примерно в полумиле от северо-западу от Shaw’s Flat. В это время я увидел выезжавшую из вышеупо­мянутого туннеля тележку с золотоносным гравием. И я, нижеподписавшийся, поднял из кучи этого гравия, добытого в залежах туннеля, находящихся под слоем базальта, на глуби­не около 200 футов (61 метр) по горизонтали и 100—120 футов (30 – 36,5 метра) по вертикали, зуб мастодонта… Тогда же мне удалось обнаружить реликт, по своей форме напоминавший большую каменную бусину, сделанную, возможно, из алебас­тра». Возраст этой бусины, если она на самом деле изначально находилась в гравиях, может составить от 9 до 55 миллионов лет.

Тем не менее Уильям Дж. Синклер заявил, что обстоятельства находки описаны недостаточно ясно. Но обстоятель­ства многих других принимаемых официальной наукой нахо­док по своей определенности практически не отличаются от случая с мраморной бусиной. Например, в южноафриканской Пограничной пещере (Border Cave) ископаемые останки Homo sapiens sapiens были обнаружены в грудах скальных облом­ков, извлеченных из шахтных штреков годами раньше. Тогда возраст найденных костей оценивался в 100 тысяч лет, в ос­новном по ассоциации с извлеченными скальными породами. Если бы к таким находкам применялись жесткие стандарты Синклера, их подлинность, безусловно, оказалась бы под со­мнением.

В 1870 году Левеллин Пирс (Llewellyn Pierce) дал письменное свидетельство следующего содержания: «Я, нижепод­писавшийся, передал сегодня г-ну С. Д. Вою (С. D. Voy) камен­ную ступку для того, чтобы она хранилась в его коллекции древних каменных реликтов. По всей вероятности, ступка бы­ла сделана человеком. Образец был раскопан мною около 1862 года в гравиях Столовой горы на глубине примерно 200 футов (61 метр) от поверхности, под шестидесятифутовым (18,3 мет­ра) базальтовым слоем, и примерно в 1800 футах (550 метров) от входа в туннель. Находка была сделана в горнорудных раз­работках Boston Tunnel Company». Возраст гравиев, в кото­рых была обнаружена ступка, колеблется от 33 до 55 миллионов лет.

На это Уильям Дж. Синклер возражал, что ступка сделана из андезита – породы вулканического происхождения, не так часто встречающейся в гравиях, залегающих под Сто­ловой горой. Однако современные ученые заявляют, что на не­котором расстоянии к северу от Столовой горы есть четыре горнорудные разработки, содержащие породы того же возра­ста, что и довулканические золотоносные гравии, в том числе и андезит. Андезитовые ступки могли быть ценным продуктом торговли, и вполне вероятно, что их перевозили на плотах или лодках или переносили на руках.

Согласно утверждениям Синклера, рядом со ступкой Пирс обнаружил и другой артефакт: «Ему показали неболь­шой предмет овальной формы из сланца темного цвета, с вы­резанными на барельефе дыней и листочком… На этом образ­це не наблюдалось никаких следов потертости о гравий. Все имевшиеся царапины были оставлены относительно недавно. Характер резьбы говорит, что ее наносили стальным лезвием и что работа была выполнена искусным мастером».

Синклер не уточнил, почему он сделал вывод о том, что увиденный им овальный предмет был обработан стальным лезвием. Таким образом, он мог ошибаться по поводу типа ис­пользовавшегося инструмента. Но во всяком случае очевидно, что сланцевый кругляш был действительно обнаружен в од­ном месте с каменной ступкой в довулканических гравиях глубоко под латитовой «шапкой» туолумнской Столовой горы. Следовательно, даже если на нем есть следы обработки сталь­ным инструментом, это вовсе не означает, что она сделана не­давно. Можно с полным основанием утверждать, что сланец обработан человеком относительно высокого культурного уровня в период от 33 до 55 миллионов лет назад. Синклер также отмечал, что на кругляше нет следов трения о гравий. Это объясняется, возможно, тем, что течение реки не перемещало его на большие расстояния и поэтому он не истерся. Или же тем, что он мог попасть в залежи гравия из сухого русла.

2 августа 1890 года Дж. X. Нил (J. H. Neale) поставил свою подпись под заявлением о сделанном им открытии: «В 1877 го­ду г-н Дж. X. Нил являлся суперинтендантом Montezuma Tunnel Company и руководил проходкой Монтесумского тун­неля в гравиях под Столовой горой, округ Туолумн… На рас­стоянии от 1400 до 1500 футов (426—457 метров) от входа в туннель, на глубине от 200 до 300 футов (61 – 91 метр) от верх­ней кромки базальтового слоя, г-н Нил увидел несколько наконечников копий длиной около фута (30 см), сделанных из темной скальной породы. При дальнейшем осмотре места на­ходки он лично обнаружил небольшого размера ступку непра­вильной формы, трех или четырех дюймов (7,5 – 10 см) в диа­метре. Затем он наткнулся на пестик с четкими очертаниями, являющийся теперь собственностью д-ра Р. И. Бромли (dr. R. I. Bromley), и рядом на большую ступку правильной формы, находящуюся сейчас также у д-ра Бромли». Послед­ние находки (ступка и пестик) можно видеть на рис. 5.11.

 

 

Рис. 5.11. Эти ступка и пес­тик были найдены г-ном Дж. X. Нилом в туннеле, проры­том в третичных отложе­ниях (33 – 55 миллионов лет) Столовой горы, округ Туо­лумн, Калифорния.

 

Далее в показании Нила читаем: «Все эти реликты были обнаружены… вблизи коренной подстилающей породы, воз­можно в пределах фута (30 см) от нее. Г-н Нил заявляет, что полностью исключает возможность попадания реликтов туда, где они были обнаружены, иначе как в период формирования зале­жей гравия и до образования ба­зальтовой “шапки”. Не наблюда­ется ни малейших признаков дислокации горной массы или естественного разлома, который бы вел к ней здесь или поблизости». Обнаружение артефактов в тол­ще расположенных вплотную к подстилающей породе гравиев туолумнской Столовой горы гово­рит о том, что их возраст состав­ляет 33 – 55 миллионов лет.

В 1898 году Уильям X. Холмс встретился с Нилом, расспросил его о подробностях открытия и опубликовал в 1899 году отчет об этой встрече. «Один из горняков, выйдя из шахты пообедать, принес в контору суперинтенданта каменную ступку и сломанный пестик, кото­рые, по его словам, были откопаны в наиболее глубокой части туннеля, примерно в 1500 футах (450 метров) от входа. Г-н Нил попросил рабочего, чтобы тот, когда вернется в туннель после обеда, внимательно осмотрел место находки, в надежде, что тот встретит что-либо еще. И его ожидания оправдались. Поблизости от первых были найдены два других реликта: не­большая яйцеобразная ступка 5 – 6 дюймов (12,5 – 15 см) в диаметре и плоская ступка или тарелка 7 – 8 дюймов (17,5 – 20 см) в диаметре. С тех пор об этих находках ничего не слышно. В другой раз горные рабочие принесли ему из шахты один­надцать клинков из обсидиана, которые можно было также принять за наконечники копий. В длину они были около 10 дюймов (25 см)».

Однако на этот счет есть и другие высказывания. Говоря о Ниле, Холмс отмечал: «В его разговоре со мной он не утвер­ждал, что находился в шахте, когда эти открытия были сдела­ны». Это фраза как бы допускает возможность того, что в сво­ем первоначальном заявлении Нил солгал. Но вышеприведенные слова Холмса не есть сказанное Нилом, но самим Холмсом. Последний заявил: «Таковы были его [Нила] заявления, занесенные в мою записную книжку во время и сразу после интервью». И это еще вопрос, доверять ли больше пересказу Холмса или официальному документу, под которым стоит нотариально заверенная подпись самого Нила. Примечательно, что от Нила мы не имеем никакого подтверж­дения того, что версия его встречи с Холмсом в изложении по­следнего верна.

О том, что Холмс мог просто ошибиться, со всей опреде­ленностью свидетельствует описание состоявшейся позже, в 1902 году, встречи Уильяма Дж. Синклера с Нилом. Суммируя сказанное Нилом, Синклер записал: «Рабочий утренней сме­ны Монтесумского туннеля Джо вынес наружу каменную та­релку или блюдо в два дюйма (5 см) толщиной. Джо попроси­ли, чтобы он посмотрел, нет ли на том же месте чего-нибудь еще… Г-н Нил спустился в шахту вместе с ночной сменой и при установке крепежных опор „выудил“ наконечник копья из обсидиана. За исключением одного-единственного образца, найденного рабочим Джо, все остальные были обнаружены лично г-ном Нилом в одно и то же время и на расстоянии шес­ти футов (1,8 метра) от крепежной опоры штрека. Орудия на­ходились в гравии, рядом с подстилающей породой, и между ними лежала субстанция, напоминающая древесный уголь». Когда все обстоятельства открытия будут должным образом рассмотрены, то подтвердится, что Нил действительно сам находился в шахте и лично обнаружил орудия в толще гравия insitu .

Говоря о найденных Нилом наконечниках копий из обси­диана, Холмс утверждал: «Аналогичные представленным клинки из обсидиана находили и продолжают находить в рас­положенных поблизости индейских захоронениях. Вывод, ко­торый из этого можно сделать, состоит в том, что рабочие вполне могли взять образцы в соседних захоронениях и пред­ставить их Нилу в качестве подлинных находок». Однако в подтверждение своих слов Холмс не смог привести какого-ли­бо убедительного аргумента.

Холмс просто-напросто заявил: «Я никогда не смогу объяснить, каким образом одиннадцать обсидиановых клин­ков попали в шахту и были ли они на самом деле там найде­ны».

Если использовать методы Холмса, то перед ними не ус­тояло бы ни одно когда-либо сделанное палеонтологическое открытие. Можно просто сомневаться в достоверности предо­ставляемых свидетельств и выдвигать любые, самые неверо­ятные альтернативные объяснения, не давая ответа на закономерно возникающие вопросы.

Далее об обсидиановых орудиях Холмс писал: «Малове­роятно, что они происходят из речного русла третичного пери­ода. Каким образом сумел в этих условиях сохраниться “арсе­нал” из одиннадцати хрупких листообразных орудий? Как клинки из хрупкого вулканического стекла сумели устоять под давлением и подвижками геологических пород? Или как такое большое количество ломких клинков могло сохраниться невредимыми под киркой работающего в темном туннеле шахтера?». Однако можно представить множество ситуаций, в которых этот арсенал обсидиановых наконечников мог со­храниться невредимым в русле третичного потока. Например предположить, что в третичные времена торговые люди, пу­тешествуя по воде или переправляясь через реку, уронили некоторое количество обсидиановых клинков, тщательно завернутых в кожу или полотно. Тюк с клинками мог очень быс­тро оказаться укрытым слоем гравия, попав в яму на дне ре­ки, и оставаться там практически невредимым до тех пор, пока его не обнаружили десятки миллионов лет спустя. Что же касается того, почему они не пострадали, когда их извле­кали из грунта, то и этому можно найти объяснения. Как толь­ко Нилу стало известно об обсидиановых наконечниках, он вполне мог принять соответствующие меры (что, вероятно, и сделал) к тому, чтобы сохранить находки в первоначальном виде. Возможно также, что некоторые из них он сломал сам.

В своем докладе Американскому геологическому обществу в 1891 году геолог Джордж Ф. Бекер (George F. Becker) утверждал: «Конечно, лично для меня наиболее убедитель­ным было бы, если бы я сам выкопал эти орудия. Но я не могу найти ни единой причины, почему заявление господина Нила не может быть для других столь же убедительным свидетель­ством, как могло бы быть мое. Как и я, он мог увидеть любую идущую от поверхности расщелину или любую древнюю раз­работку, которые шахтер моментально распознает и которых опасается. Возможно, кто-то будет предполагать, что рабочий господина Нила просто заложил эти орудия. Но любой чело­век, не понаслышке знакомый с горным делом, только посме­ется над таким предположением… Долбить киркой золотонос­ный гравий – работа тяжелая. Во многих случаях требуется применение взрывных работ. И только уж очень некомпетент­ный руководитель мог быть введен в заблуждение по поводу обстоятельств обнаружения образцов… На мой взгляд, ничего не остается, как сделать вывод о том, что упомянутые в заяв­лении господина Нила орудия были действительно обнаруже­ны в самом низу залежей гравия, и что они туда попали во время формирования матричного слоя гравия».

Хотя обсуждаемые до сих пор орудия и были найдены шахтерами, есть один случай, когда каменный инструмент был обнаружен insitu ученым. В 1891 году Джордж Ф. Бекер сообщил Американскому геологическому обществу, что вес­ной 1869 года геолог Кларенс Кинг (Clarence King), начальник Геологического управления 14-й параллели, руководил изыс­каниями в районе туолумнской Столовой горы. Во время работ он наткнулся на каменный пестик, твердо сидевший в слое зо­лотоносного гравия, лежащего под базальтовой «шапкой», или латитом. Этот слой гравия только недавно был обнажен в ре­зультате эрозии. Бекер утверждал: «Господин Кинг абсолют­но уверен, что данное орудие было найдено insitu . и что оно из­начально являлось частью гравиев, в которых он его и обнаружил. Трудно себе даже представить более убедитель­ное свидетельство обнаружения орудий в золотосодержащем доледниковом слое гравия, находящемся под базальтовым “покрывалом”». На основании данного описания, а также при­нимая во внимание возраст геологических слоев Столовой го­ры, который им дают современные исследования, можно сде­лать вполне определенный вывод, что найденному образцу более девяти миллионов лет.

Даже Холмс должен был признать, что в достоверности найденного Кингом пестика, который занял свое место в кол­лекции Смитсоновского института, «не так-то легко усом­ниться». Холмс очень внимательно обследовал место находки и обнаружил несколько относительно современных мельнич­ных жерновов, используемых индейцами, которые свободно лежали на поверхности. Он утверждал: «Я попытался выяс­нить, была ли возможность того, чтобы один из таких камней так же твердо закрепился в залежах обнажившегося туфа в недавние или относительно недавние времена. Дело в том, что такое иногда случается в результате оседания или повторного закрепления отдельных образцов. Однако какого-либо опре­деленного результата получено так и не было». Если бы Холм­су удалось найти хоть малейшее подтверждение такого рода вторичного закрепления свободных материалов, он, безуслов­но, не преминул бы воспользоваться возможностью бросить тень на подлинность найденного Кингом пестика.

Так и не обнаружив ничего, что могло бы дискредитиро­вать доклад Кинга, Холмс был вынужден пуститься в рассуж­дения о том, что «господин Кинг так и не сумел тогда его опуб­ликовать… что ему не удалось донести до ученых мира то, что могло бы считаться наиболее важным открытием по истории человечества, когда-либо сделанным геологом… тем самым сведения об открытии дошли до научного мира только двадца­тью годами позже через посредничество д-ра Бекера». Тем не менее в своем докладе Бекер отмечал: «Я представил содер­жание доклада на утверждение господину Кингу, который его одобрил».

Дж. Д. Уитни также сообщал об открытиях, которые он сделал под нетронутыми слоями вулканического происхожде­ния в других местах (не в районе Столовой горы). Это были ка­менные орудия, найденные в золотоносных гравиях Сан-Андреас (округ Калаверас), Спэниш Грик (округ Эльдорадо) и Чероки (округ Бутт).