Необычные скелетные останки человека

 

На протяжении девятнадцатого и в начале двадцатого столетия ученым неоднократно попадались в удивительно древних геологических формациях не только многочисленные каменные орудия и прочие предметы мате­риальной культуры, но и скелетные останки людей с совре­менным анатомическим строением.

Подобные находки человеческих костей, поначалу прив­лекавшие достаточно внимания, теперь практически безвест­ны. Современные публикации на эту тему по большей части оставляют впечатление, что после открытия первого неандер­тальца в 1850-х годах и вплоть до обнаружения яванского че­ловека в 1890-х годах никаких более-менее значительных на­ходок зарегистрировано не было.

 

Бедро из Трентона

 

1 декабря 1899 года коллекционер по имени Эрнст Фольк (Ernest Volk), сотрудничавший с Американским архео­логическим и этнологическим музеем Пибоди …
при Гар­вардском университете, при обследовании района строительства железной дороги к югу от Хэнкок-авеню в черте города Трентона, штат Нью-Джерси, обнаружил человеческое бедро. Бедро лежало поверх небольшого уступа на глубине 91 дюйма (2,3 метра) от поверхности. «На высоте примерно четырех дюймов (10 см) от кости… имелось углубление, контуры кото­рого совпадали с формой кости, откуда та, по всей видимости, и выпала», – рассказывал Фольк. Бедро он сфотографировал, а в своих пояснениях указал на то, что напластования сверху и по обеим сторонам находки были совершенно нетронуты. По словам Фолька, бедро подверглось полной фоссилизации. В том же напластовании были обнаружены еще и два фрагмен­та человеческого черепа.

В письме от 30 июля 1987 года Рон Уитт (Ron Witte) из Геологоразведочного управления штата Нью-Джерси сооб­щил авторам, что пласт в Трентоне, где были найдены бедро и фрагменты черепа, относится к Сангомонской межледниковой формации, то есть его возраст – порядка 107 тысяч лет. Со­гласно господствующим ныне представлениям, человек современного типа впервые появился в Южной Африке при­мерно 100 тысяч лет назад, а в Америку мигрировал никак не ранее 30 тысяч лет назад.

Вернувшись 7 декабря 1899 года к выемке железнодорожного пути, примерно в 24 футах к западу от места обнару­жения окаменевшего бедра, Фольк в том же слое откопал два фрагмента человеческого черепа. Напластования сверху и по обеим сторонам новой находки также оставались нетронуты­ми.

Могли ли человеческие кости каким-то образом попасть на глубину из верхних слоев? Фольк обратил внимание на красновато-желтый цвет верхних напластований, однако кос­ти были «бледные как мел», что соответствовало белому цве­ту песка того слоя, откуда он их извлек.

Поразительное сходство трентонской кости с бедром современного человека побудило Алеша Грдличку из Смитсоновского института высказать предположение о ее относи­тельно небольшом возрасте. Будучи уверенным, что по-настоящему древнее бедро непременно должно обладать примитивными признаками, Грдличка, тем не менее, так ото­звался о трентонской находке: «Вывод о древнем происхож­дении этого образца основывается исключительно на геологи­ческих свидетельствах». При этом он никак не уточнил, почему же надежность геологических свидетельств доверия у него не вызывает.

На протяжении девятнадцатого и в начале двадцатого века в Европе было зарегистрировано несколько находок ске­летных останков человека в формациях, относящихся к сред­нему плейстоцену, в том числе открытия в Гелли-Хилл, Мулен-Киньон, Клиши, Ля-Дениз и Ипсвиче. Несмотря на определенные сомнения относительно истинного возраста указанных находок, мы решили включить их в данный обзор ради его полноты. Местонахождение скелетов в напластова­ниях среднего плейстоцена можно приписать самым различ­ным факторам: недавнему повторному захоронению, ошиб­кам в сообщениях о находках либо тривиальному мошенничеству. Тем не менее есть веские основания полагать, что скелеты эти действительно относятся к среднему плей­стоцену. Рассмотрим несколько случаев, в наибольшей степе­ни заслуживающих внимания.

 

Скелет из Гелли-Хилл

 

При рытье котлована в лондонском пригороде Гел­ли-Хилл (Gaily Hill) в 1888 году, рабочие достигли мелового слоя, предварительно сняв несколько на­слоений песка, суглинка и гравия общей глубиной 10 – 11 футов (3 – 3,5 метра). Один из землекопов по имени Джек Олсоп сообщил коллекционеру древностей Роберту Элиоту (Robert Elliott) о человеческом скелете, вмуро­ванном в отложения футах в восьми (2,5 метра) от по­верхности земли и примерно в двух футах (60 см) от верхней кромки мелового слоя.

Изъяв череп, остальную часть скелета Олсоп оставил на месте обнаружения. Элиот утверждает, что лично видел ске­лет вмурованным в отложения: «Мы тщательно обследовали место в поисках признаков внешнего вмешательства, однако ничего не обнаружили – напластования оставались нетрону­тыми». Затем Элиот изъял скелет, позднее передав его Э. Ньютону, который и опубликовал сообщение о находке, опре­делив ее возраст как чрезвычайно древний.

Школьному учителю по имени М. Хейс (М. Н. Heys) уда­лось осмотреть кости в предположительно нетронутых отло­жениях еще до их изъятия Элиотом. Череп же он видел не­медленно после обнаружения скелета землекопом. Вот что утверждает Хейс: «Даже у обыкновенного, более-менее обра­зованного человека не возникнет и тени сомнения относитель­но возраста находки, соответствующего возрасту окружаю­щего гравия… То, что отложения оставались абсолютно нетронутыми, было столь очевидно, что и землекоп это заме­тил: “Не знаю, человек это или зверь, но его тут никто не хо­ронил”. Кроме того, в Гелли-Хилл было найдено множество каменных орудий».

Согласно современным методам датирования, отложения Гелли-Хилл относятся к Голштинской межледниковой формации, то есть их примерный возраст – 330 тысяч лет. Признано, что анатомическое строение скелета из Гелли-Хилл соответствует современному человеку. В то же время подавляющее большинство ученых полагает, что первые лю­ди с современным анатомическим строением (Homo sapiens sapiens) появились в Африке около 100 тысяч лет назад. Считается также, что люди, известные как кроманьонцы, пришли в Европу примерно 30 тысяч лет назад, вытеснив оттуда неан­дертальцев.

Но что же говорят о скелете из Гелли-Хилл современные палеоантропологи? Вопреки стратиграфическим свиде­тельствам, собранным Хейсом и Элиотом, К. Окли (К. Р. Oakley) и М. Монтегю (M. F.A. Montaigu) в 1949 году обнародо­вали заключение, в котором утверждалось, что скелет захо­ронен в среднеплейстоценовых отложениях недавно и что возраст костей, не подвергшихся окаменению, не превышает нескольких тысяч лет. Это мнение разделяют практически все современные палеоантропологи.

Аргументом им служит тот факт, что содержание азота в костях из Гелли-Хилл примерно соответствует аналогично­му параметру относительно недавних захоронений из других районов Англии. Азот – одна из составляющих белка – с те­чением времени подвергается распаду. Зарегистрировано, од­нако, множество случаев, когда белок в ископаемых сохра­нялся на протяжении многих миллионов лет. Условия, благоприятствующие консервации азота, зависят от конкрет­ного места и сильно друг от друга отличаются, поэтому нель­зя с уверенностью утверждать, что относительно высокое содержание азота в костях из Гелли-Хилл свидетельствует об их недавнем происхождении. Тем более что кости эти были обнаружены в вязких суглинистых отложениях, благоприят­ствующих сохранности белка.

Окли и Монтегю обнаружили в человеческом скелете из Гелли-Хилл содержание фтора, свойственное верхнеплей­стоценовым и голоценовым (недавним) захоронениям в других районах. Тем не менее известно, что кости впитывают фтор из подземных вод, где его содержание сильно варьируется в за­висимости от местных условий, а потому сравнительное со­держание фтора в костях, обнаруженных в разных местах, представляется весьма ненадежным показателем с точки зре­ния определения их возраста.

Позднее в исследовательской лаборатории Британского музея провели анализ скелета из Гелли-Хилл с использова­нием углерода-14, на основании чего возраст костей был опре­делен в 3310 лет. Однако методика этого анализа теперь счи­тается ненадежной. К тому же следует учесть высокую вероятность загрязнения скелета, хранившегося в музее на протяжении восьмидесяти лет, углеродом недавнего проис­хождения, что вполне могло повлиять на результаты анализа.

В попытке дискредитировать свидетельства Элиота и Хейса, указывавших на отсутствие в Гелли-Хилл каких-либо признаков захоронения, Окли и Монтегю представили ряд аргументов в дополнение к результатам своих химических и ра­диометрических анализов.

Так, по их мнению, одним из очевидных признаков имев­шего место захоронения является относительная целостность скелета из Гелли-Хилл. В действительности же практически все ребра, позвоночник, кости предплечья, кистей рук и стоп у скелета как раз отсутствуют. Даже в известном случае с «Лю­си» – ископаемым Australopitecus afarensis – скелет сохра­нился гораздо лучше, при этом никому не приходит в голову утверждать, что австралопитеки хоронили своих покойников. Не раз исследователи обнаруживали прекрасно сохранивши­еся скелетные останки Homo erectus и Homohabilis , и ни один палеоантрополог не решится утверждать, что и в этих случа­ях имело место захоронение. Так что относительно полная со­хранность скелетов человекоподобных существ вполне воз­можна и без всякого захоронения.

Допустим; что скелет из Гелли-Хилл был в самом деле захоронен, однако из этого отнюдь не следует, что захороне­ние обязательно должно было произойти недавно. Вот что сэр Артур Кит (Arthur Keith) писал в 1928 году: «Тщательно взвесив всю совокупность имеющихся в нашем распоряжении свидетельств, мы придем к выводу о принадлежности скелета из Гелли-Хилл человеку… похороненному в те времена, когда глубинные пласты гравия являлись земной поверхностью».

Как можно увидеть, древние костные останки косвенно указывают на события, происходившие в крайне отдаленном, недоступном нам прошлом. Споры о возрасте таких костей практически неизбежны, а имеющихся свидетельств во мно­гих случаях явно недостаточно для их окончательного разре­шения. Сказанное в полной мере относится и к скелету из Гел­ли-Хилл. Заключение Окли и Монтегю ставит под сомнение свидетельства Элиота и Хейса, и наоборот, эти свидетельства в корне противоречат упомянутому заключению.