Нахско-дагестанская ветвь: Кавказская Албания


К нахско-дагестанской ветви северокавказских народов относятся: аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины, табасаранцы, рутульцы, агуды, цахуры, удины и их племенные более мелкие группы.

Общей чертой этносов нахско-дагестанской группы явл. отсутствие у них Нартского эпоса, что позволяет предположить их относительную независимость от аланского влияния в древности. Вместе с тем, в культуре этносов этой группы явно прослеживаются отчетливые иранские влияния. У нек. из них есть свои версии героического эпоса – например, у лезгин эпос «Шарвили». …
В целом, сегодня эти этносы пребывают в гомеостазе, а их соц. структура варьируется от аристократической (как у адыгов) до военной демократии (как у вайнахов) с множеством нюансированных и промежуточных форм.

Территория Дагестана являлась в период с IV века до н.э. по IV век н.э. центром особого гос-ва — Кавказской Албании, к которой относились территории Азербайджана и нагорного Карабаха. Оно вступало в сражения с римлянами в составе армии понтийского царя Митридата. Позже территория Дагестана была превращена в укрепленный рубеж правителями Сасанидского Ирана.

В 5-6 веках на территории Дагестана формируются небольшие гос-ва: Лакэ, Табасаран, Зерихгеран, Кайтаг, Гумик, Серир, Дербент, Маскут, ядерные этносы которых сохранились частично до настоящего времени.

Этносы Дагестана активно сопротивлялись попыткам соседних держав установить над ними полит. контроль. Если хазарам, монголам и Тамерлану удалось завоевать Дагестан и покорить его этносы, то с османской Турцией и с иранцами они сражались упорно (в 1582 г. объединенные силы лакцев, аварцев и даргинцев нанесли турецким янычарам крупное поражение), а после прихода русских войск периодически поднимали восстания. В 19 веке главной действующей силой антирусских восстаний выступали главы местных суфийских общин – шейхи. Наиболее известным из этих восстаний был организованный аварцем Шамилем имамат. Наряду с дагестанским этносом в нем принимали участия и вайнахи (чеченцы).

Стремление к независимости и приверженность к традиционным этнокультурным и религиозным ценностям народов Дагестана, равно как и всех народов Северного Кавказа, связаны с их воинственным характером и, соответственно, тем этносоциологическим качеством, которое мы встретили у вайнахов: эти этносы пребывают в этнокинетическом состоянии и при определенных обстоятельствах готовы активно включиться в истор. процессы. Но мозаичность этнических культур и сохранение структур военной демократии с очень сильными и равноправными общ-ми, препятствуют построению жесткой соц. стратификации среди самих этих этносов. Ни один из них не является настолько отстраненным и «превосходящим» другие, чтобы преобразить это этническое разнообразие в единый народ. Поэтому рано или поздно Северный Кавказ оказывается под контролем внешней силы, при которой устанавливается более дифференцированная и стратифицированная социально-политическая модель.



С другой стороны, отмеченные особ-ти северокавказских этносов показывают, что полная интеграция в ту или иную социополитическую структуру государственности (в том числе и современную российскую) с необходимостью будет наталкиваться на сопротивление самих этноцентрумов. Поэтому максимум, чего можно достичь в вопросе их интеграции, это установление стратегического контроля с предоставлением широких прав и региональных гарантий в рамках автономной социальной, культурной и хозяйственной политики