Национализм.


Особенности национализма и его отличие от аналогичных форм в иных типах обществ

Во всех случаях национализм следует понимать как чисто политическое явление. Как нация неразрывно связана с государством и политикой, так и национализм во всех формах и при всех обстоятельствах обязательно сопряжен с государством и политикой; так же, как и сама нация, национализм – явление сугубо современное и относится к Новому времени. Национализм возникает в эпоху Модерна и является одной из …
ее характерных черт. Ни этноцентрум этноса, ни жесткий, конфликтный дифференциализм народа с выделением «мы-группы» и «они-группы» («противотипа») нельзя смешивать с национализмом.

То, что этнос не видит «другого» и считает себя «всем», не имеет ничего общего с «национализмом». Этнос не знает политики и не может придавать чему-либо политического значения. Этнос не знает соц. стратификации и не может использовать представления и воззрения в качестве соц.-полит. инструментария (идеологии) в чьих бы то ни было интересах. Этнос верит, что есть только он, а «не-он» — это тоже он, либо ничто. Национализм же прекрасно знает, что рядом с данной нацией располагается другая нация. Этнизм не может быть национализмом сам по себе, но национализм может использовать обращение к этносу (мнимому или действительному) для реализации каких-то конкретных политических целей.

Народ при всей заложенной в нем агрессивности и воинственности (оперирование с фигурой «другого») основан на искренней вере пол. элиты в то, что борьба с «другим» имеет «священный» характер. В ее основе лежит «миссия», судьба. Уничтожить и победить «другого» надо не для какой-то конкретной материальной цели, а следуя экзистенциальной природе самого героя. Поэтому часто традиц. гос-ва ведут кровопролитные войны, чья рациональность и выгода могут быть поставлены под сомнение. Сплошь и рядом объектами войны могут выступать места и объекты религиозного культа (например, Крестовые походы), не имеющие никакого экон. значения. Пол. элиты традиц. общества не используют фигуру «другого» для мобилизации масс, они и сами основаны конститутивно на асимметричном и драматическом стремлении к конфронтации с «другим», который является для них фундаментальной фигурой, определяющей их бытие. Это тоже отнюдь не национализм, так как здесь нет «нации», «рациональной» цели, манипуляции и стремления искусственно оформить экономическую стратегию.



Применять понятие «национализм» к явлениям, не относящимся к эпохе Модерна, не связанным с «современным обществом» и социальным укладом третьего сословия, с этносоциологической точки зрения некорректно.

Национализм можно разделить на несколько категорий:

Патриотизм

Патриотизм – мобилизация всех граждан (нации) для защиты государства от внешней агрессии или для нападения на внешнего врага. Он строится на эмоциональном аффективном изображении собственного общества (нации), «мы-группы», противопоставляемой контрастному образу «противника» («они-группа»). Он обращен к культурной и исторической идентификации нации. Основан на пристрастном и идеологически процензурированном изложении истории, призванном убедить в славном прошлом данной нации и злых и бесчеловечных (подлых) поступках ее врагов. Победы подчеркиваются (подчас придумываются), поражения смягчаются (подчас замалчиваются). При этом алгоритм патриотизма в некоторых случаях может быть полностью «вымышленным», что не отменяет его действенности.

Особенность патриотизма состоит в том, что эта форма национализма чаще всего обращена против внешних врагов, реальных или мнимых. В нац. гос-ах чаще всего патриотизм рассм-ся как добродетель и вполне легитимное свойство. Воспитание чувства патриотизма почти всегда входит в программы и задачи гос. образования, являясь инструментом гос. управления. Патриотизм помогает правящему (буржуазному) классу консолидировать демос для возможного противостояния с конкурирующим гос-ом – чаще всего в битве за те или иные материальные ресурсы, колонии и т.д. Обращаясь к органическим и историческим корням, патриотизм в Новое время выполняет сугубо политические и прагматические функции.

Ксенофобия, шовинизм, расизм

Крайней формой патриотизма является ксенофобия. Ксенофобия – социокультурный аффект, заставляющий человека или социальную группу относиться с ненавистью и страхом к чужим нациям и их символическим атрибутам (внешнему виду, типовым предметам и т.д.). Ксенофобия может быть проанализирована на трех уровнях: она может отражать травматический (спонтанный или спровоцированный) подъем этноинтенционального мышления (этноцентрума); может бытьрудиментом «трансценденталистской» пассионарности народа, конституирующей за своим пределом фигуру «другого»; а может быть крайней формой политической манипуляции со стороны власти для решения тех или иных политических задач.

Важно заметить, что во всех случаях «чужой» или тот, на кого обращены ненависть и страх, его качества и характеристики не имеют ничего общего с его образом, сформированным в массовом сознании рассматриваемой «нации». Это не более чем социологическая конструкция, возводимая (искусственно или спонтанно) в «противотип».

Если патриотизм сопровождается кичливостью, бахвальством, ограниченностью и узким культурным горизонтом, свойственным представителям «третьего сословия», он называется «шовинизмом».

Расизм в узком понимании (в отличие от многомерных форм расизма культурного, технологического, эволюционистского, методологического и др.) представляет собой форму ксенофобии и шовинизма, возведенных в статус мировоззрения, утверждающего, что представители других наций, культур, рас и этносов являются «низшими», «неполноценными», «отсталыми» или «злыми», «подлыми» и «нуждающимися в искоренении или уничтожении». Если ксенофобия и шовинизм – это эмоциональное состояние, аффект, то расизм – это попытка выстроить на этих эмоциях самостоятельную «теорию», «подтверждающую» и «закрепляющую» их в форме системы и идеологии. И в этом случае, как и в случае ксенофобии, «гетеростереотип», с которым оперируют расисты, чаще всего не имеет ничего общего не только с реальной картиной другого общества, на которое направлена ненависть, но и автостереотипом, построенном на совершенно произвольных предположениях, возведенных в догму.

Для описания этого явления этносоциолог В.Мюльман ввел понятие «а-раса» и «б-раса». Расизм строится на манипуляциях с б-расой, хотя часто старается в целях внушения выдать б-расу за а-расу.

Также, как и все остальные формы национализма, расизм является феноменом Нового времени и появляется вместе с буржуазными реформами в европейских государствах. Расизм есть феномен сугубо современный и развивавшийся параллельно модернизации. С классовой точки зрения это явление однозначно буржуазное.

В юридических кодексах большинства современных буржуазно-демократических государств расизм, шовинизм и ксенофобия поставлены вне закона и их проявления влекут за собой юридические санкции со стороны государства.

Большой национализм: консерватизм и радикализм

Проявления национализма внутри национального государства делятся на две составляющие: национализм этнического большинства (народа или этноса, на основании языка и культуры которого была построена искусственная национальная идентичность) и национализм этнических меньшинств (которые стремятся создать свои нации, выделившись из состава существующего современного государства). Национализм этнического большинства может быть назван «большим национализмом».

Смысл большого национализма состоит в том, чтобы укрепить единство нации политическими методами, сделать его устойчивым и консолидированным. Большой национализм, как правило, настаивает на абсолютизации суверенитета государства, поддержании и укреплении его территориальной целостности. Часто (но не всегда) это сопровождается тенденцией к укреплению вертикали власти и политической централизации. Хотя в некоторых современных федеративных государствах (например, в США) большой национализм может добиваться поставленных задач и иными средствами – без дополнительной централизации и ослабления административной автономии регионов.

Большой национализм, в свою очередь, делится на следующие разновидности: консервативную и радикальную.

Консервативный большой национализм настаивает на сохранении того импульса, на котором было построено нац. гос-во в форме «социального мифа», достаточно живого для того, чтобы скреплять атомарные индивидуумы граждан индустр. общества, но достаточно «условного», чтобы не провоцировать в них «излишнего» энтузиазма, благодаря которому «национализм» мог бы приобрести радикальные черты (ксенофобия, шовинизм, расизм) или затронуть этнические и народные пласты в обществе. Консервативный национализм стремится сохранить полной контроль над интеграционными методологиями общества в руках политического руководства и, соответственно, правящего класса (буржуазии), нюансированно прибавляя градус национализма всякий раз, когда обществу грозит распад и рассеивание, энтропия, и убавляя его, как только эта угроза перестает быть острой.

Консервативный национализм эвфемизированно называется просто «консерватизмом» и во многих современных государствах имеет легитимных представителей в лице партий, правящих коалиций или крупных политических деятелей. Консервативный национализм часто (если не всегда) сочетается с либеральной идеологией, рынком, буржуазной демократией и является социально-политическим субпродуктом Модерна.

Радикальный национализм является феноменом современным и довольно искусственным. Смысл радикальных форм большого национализма состоит в том, чтобы углубить интеграционные процессы в национальном обществе, искоренить остатки локальных этнических культур, языков, обычаев и традиций, перевести чувство национальной идентичности в экзальтированную фазу. Цели: сплотить граждан нац. гос-ва и укрепить степень однородности, гомогенности общества. Но консервативный национализм добивается это методами унификации правового поля, экономического пространства, административного контроля, а радикальный национализм – подавлением локальной и региональной самобытности, культурной и языковой агрессивности, требованием введения дискриминационных практик против этнических меньшинств и мигрантов, а также мобилизацией образовательных, культурных и информационных стратегий. Радикальные националисты, как правило, настаивают на постановке этнических и культурных меньшинств в неравноправное политическое положение и частичном поражении в правах тех граждан, которые, по мнению националистов, не проявляют достаточного энтузиазма в деле интеграции в нац. общество или сознательно противятся этому.

Если консервативные националисты предпочитают действовать правовыми методами с использованиями демократических процедур, то радикальные националисты часто прибегают к экстремистским практикам и методам, в том числе к прямому насилию, а иногда к террору. Радик. нац-зм чаще всего принимает форму ксенофобии, шовинизма и даже расизма, сливаясь с этими явл-ми.

Малый национализм: автономизм, сепаратизм

Это явление, свойственное малым этническим и культурным группам, которые оказались внутри национального государства с унитарной национальной политикой и сохранили волю и силы к той или иной форме сопротивления большому национализму (во всех его формах).

Малый национализм — политическое явление, всегда ставящее перед собой задачу построения независимого и суверенного национального государства. Эта задача может реализоваться в два этапа: получение относительной административно-политической автономии (автономизация) и окончательный выход из состава данной нации и образование новой нации с полностью независимой государственностью (сепаратизм).

В основе обоих этапов малого национализма лежит один и тот же сценарий, одна и та же логика, один и тот же алгоритм. Появляется класс региональной буржуазии, заинтересованный в установлении своего прямого экономического контроля над региональными массами. Цивилизованная интеллигенция разрабатывает нац. проект, то есть проект «воображаемой общности», состоящий из реальных данных, перемешанных с прагматическими «мифами», призванный «обосновать» право на независимую государственность, связь с теми или иными этносами, народами, государствами, цивилизациями, религиями древности и т.д. На основании этого какая-то пространственная зона начинает претендовать на автономию — вначале административную, культурную, языковую и экономическую. Далее к этому добавляется политический момент: требование создания федеративной единицы, «национальной» республики и т.д.

Вторая фаза малого национализма представляет собой требование сепаратизма и сецессии (отложения от существующей государственности и образования новой нации). На этой фазе дело может дойти до вооруженной борьбы, сепаратистской герильи (малой войны), незаконных вооруженных формирований и терроризма.

Во всех случаях наличие малого национализма – в мягкой и жесткой формах – представляет собой прямую угрозу территориальной целостности национального государства. Если определить какую-то часть национального государства как «нацию» или «национальную республику», то мы автоматически подразумеваем под этим возможность и вероятность ее суверенизации, отделения и превращения в самостоятельное, отдельное и независимое государство. Момент, когда это произойдет, зависит от множества факторов: от конкретного баланса сил между большим и малым национализмом, от могущества центральной власти, от сбалансированности социально-экономической ситуации, от внешнеполитического конфликта и т.д.

Ирредентизм

Это явление означает, что одно гос-во имеет претензии на контроль над территориями другого гос-ва на основании предположительной «этнической» однородности населения этих территорий с «этническим большинством» этого гос-ва или на основании действительных или мнимых исторических прецедентов вхождения этих территорий в состав данного гос-ва. Речь идет об искусственных реконструкциях, инструментально используемых нац. буржуазией в своих практических интересах.

Ирредентизм носит столь же прагматический характер, как нация и национализм в целом. В опр. случаях он может стать предлогом для формирования сепаратистских тенденций и малого национализма, отличающихся лишь тем, что в данном случае существует соседнее гос-во, которое может оказывать ирредентистским тенденциям политическую, дипломатическую, моральную и эк. поддержку. В опр. случаях ирредентизм становится поводом для военной агрессии одного государства против другого.

Часто ирредентизм возникает тогда, когда вновь созданная нация (Мегаломания) включает в себя население, культурно близкое тому, которое составляет ядро другой, соседней нации (другой Мегаломании). Часто это происходит после распада Империи (традиц. гос-ва), когда рассеянные по всем территориям представители ядерного этноса народа, мобилизованные историческими деяниями, оказываются меньшинствами в контексте новых национальных государств.

Колониализм и антиколониализм

Явлением, характерным для Нового времени и создания нац. государств, является колониализм. Колониализм есть явление современное, относится к эпохе Модерна и возникает в период возникновения нац. государств в Европе с доминацией буржуазии как класса. Захват колоний – это историческое деяние западноевропейской буржуазии, начавшей процесс захвата территорий планеты, оцененных как источник получения доп. ресурсов и прибыли. В основе колониализма лежит принцип оптимизации экономики, расширения зоны торговли и конкуренции. Идеологией колониализма стал либерально-демократический расизм, оформленный в культурно-просветительском духе. Европейские колонизаторы представляли в остальных частях Света высокую культуру, гуманизм и Просвещение, а «дикари» и «варвары», населявшие остальные уголки планеты, должны были платить за цивилизаторскую миссию, принесенную белым человеком, рабским трудом, покорностью и «добровольной» отдачей в пользование колонизаторов всего того, что они считали «ценным».

Колонизация осмыслялась европейцами как модернизация и гуманизация мира, поскольку все неевропейские культуры, рассматривались как менее гуманные и развитые. Смысл колониализма состоял в том, чтобы присоединить к нац. гос-ву дополнительные «ничейные» земли, населенные «недочеловеческими» существами второго сорта, с которыми можно было не считаться. Поэтому колонии сразу организовывались по принципу наций. В центре находились колониальные столицы, где сосредоточивалась администрация, а периферия мыслилась как «пустыня, заселенная дикарями». На «пустых» территориях колоний строить нацию как искусственный механический агломерат было гораздо удобнее, чем на территории самой Европы, где каждый метр пространства был связан с историей и культурой, и где подобной однородности «лабораторных» условий было достичь не просто. С этим связана одна из теорий национализма (Б.Андерсон, П.Чаттерджи), утверждающая, что национализм как проект был изначально реализован именно в европейских колониях, и в первую очередь в США, а затем только вернулся оттуда в Европу.

Колониализм может рассматриваться как неотъемлемая черта национализма, свойственная первой стадии формирования наций. Можно истолковать колониализм как большой национализм, в зону действия которого включены, предположительно, «ничьи» территории, расположенные на определенном удалении от основного местонахождения нации (Мегаломании).

Антиколониализм, национально-освободительная борьба, в таком случае, будет проявлением малого национализма. Важно подчеркнуть, что антиколониализм заведомо содержит в себе чисто националистич. программу, со всеми ее обязательными элементами: созданием симулякра в виде «нац. идеи», появлением местной буржуазии, выстраиванием рациональных, секулярных и экономических стратегий, направленных на получения конкретной выгоды и т.д.

Этнические чистки, этноцид, геноцид

Под «этническими чистками» следует понимать депортацию, вытеснение, изгнание или искусственное помещение в гетто или перемещение за пределы зоны полит. контроля социокультурных групп, препятствующих реализации националистич. проектов.

В процессе создания или защиты уже созданной нации ее политическое руководство может столкнуться с противодействием отдельных этнокультурных групп, отвергающих процесс формирования нации. Как правило, это выражается в претензиях на создание собственной нации, настаивании на сохранении данной зоны в составе предшествующей гос. модели или на присоединении анклава к соседнему гос-ву (ирредентизм). Такие группы демонстрируют отсутствие лояльности к националистам, строящим или укрепляющим нацию, и отказываются играть по их правилам. Среди различных мер, направленных на преодоление сопротивления и его слом, используются «этнические чистки».

Смысл их состоит в освобождении территории от компактно проживающих на ней нелояльных доминирующему национализму групп. Так как нация основывается на полном контроле над территориями, и границы составляют ее сущность, то в крайних случаях контроль над пространством и создание однородного демоса на всей нац. территории осуществляется путем освобождения проблемных зон от бунтующего непокорного населения.

Примером этнических чисток можно считать создание системы резерваций — концентрационных лагерей смягченного типа для местных жителей (индейцев), отказывавшихся интегрироваться в американскую нацию, создаваемую колонизаторами.

Крайней формой этнических чисток является этноцид или геноцид, т.е. физическое уничтожение людей на основании факта их социокультурной, религиозной и этнической принадлежности. Цель этноцида (геноцида) точно такая же, как и у этнических чисток: установление полного контроля над национальной территорией и усиление степени однородности нации за счет уничтожения чужеродных социокультурных элементов.

Этноцид и геноцид являются феноменами Нового времени и имеют смысл исключительно в контексте нации и тех рационально-прагматических задач, которые она решает. Самым масштабным случаем геноцида (этноцида) стал в ХХ веком веке геноцид евреев в национал-социалистической Германии Гитлера, где национализм и расизм были возведены в ранг политической идеологии.