Московское и петербургское (ленинградское) произношение.

 

В большинстве случаев, как уже говорилось, особенности ленинградского произношения определяются диалектными влияниями (приблизительно 80%) и лишь небольшая часть — влиянием написания (приблизительно 20%).

При общей тенденции к буквенному произношению московское произношение сохраняет формы, противоречащие орфографии в большей степени, нежели петербургское произношение. Причем именно эти варианты закреплены в норме: произношение [шн], [шт] на месте орфографического [чн], [чт]: скучно, что, конечно и др. Или долгий [ш] на месте буквы «щ»: щука, щи, ящик, щетка (петербургское произношение [ш’ч’].

Московское произношение – "великый", петербургское – "великий".

Московской – "учус", петербургское – "учусь". В старомосковском произношении йот всегда требовал предыдущего мягкого (пьёт) кроме "л", но сегодня норма – только на стыке корня и флексии. Старомосковский – …
девьки, петербургский – девки.

 

Из петербургского – в современную литературную норму перешло:

— в прилагательных мужского рода заднеязычные г, к, х мягкие и во флексии произносится безударный /i/ (тихий как /t’ix’ij/, великий как /vil’ik’ij/)

— в заударных флексиях 3-го лица множественного числа глаголов II спряжения произносится /а/ (ходят как /x’ód’at/, водят как /vód’at/)1; в возвратных частицах глаголов произносится /s’/ (учусь как /uč’ús’/, берусь как /b’irús’/)

— произошло ограничение числа случаев с ассимилятивным смягчением согласных в сочетаниях C1C’2 (дверь как /dv’er’/, твердый как /tv’órdыj/).

 

Петербург – преобладание твёрдых согласных.

К числу орфоэпических особенностей петербургского произношения относят употребление гласной /e/ в безударных слогах, тогда как московский вариант — употребление безударного аллофона фонемы /i/ — [ь]:

В словах конечно, скучно, булочная, коричневый москвичи на месте орфографического ч произносят , и еще до недавнего времени такое произношение считалось сугубо московским. Сейчас и в Петербурге распространено именно такое произношение (за исключением, может быть, слова коричневый). Более сильно эта особенность различает два варианта при произношении женских отчеств: по-московски нужно обязательно сказать , тогда как в Петербурге произносится и т. д. Отмечается особый характер произношения слов с сочетаниями сч, зч, с буквой щ: счастье, извозчик, ищи и т. п. Если в Москве в таких случаях произносилось , то в Петербурге .

Кроме орфоэпических отличий отмечаются и орфофонические, т. е. не затрагивающие фонемного состава слова. Это — большая длительность ударных гласных, более закрытый характер ударного аллофона фонем , /e/, более открытый — ударного аллофона фонемы /o/; в области согласных отмечается характерное для старого петербургского произношения смягчение однофокусной аффрикаты /с/ перед /i/ в заимствованных словах — интеллигенция, революция и т. д., сравнительно слабое смягчение двухфокусной аффрикаты /c/. Московское произношение характеризуется меньшей редукцией первого предударного и большей — второго предударного, так что редукция второй степени выражена гораздо более ярко, приводя иногда вообще к исчезновению гласного. Это, с точки зрения петербуржца, сближает московское произношение с просторечием.