Мир социальных коммуникаций


Читайте также:
  1. I. Классификация социальных опасностей
  2. III. Принцип безопасности коммуникаций британской мировой империи
  3. Web-сайт как форма рекламных коммуникаций: этапы разработки, условия эффективности, технологии рекламной поддержки.
  4. А процесс формирования / реформирования в конкретных обстоятельствах места и времени базовых социальных институтов, образующих каркас общества модерна.
  5. Б. – 14 Право в системе социальных норм
  6. Баннерная и контекстная реклама. Реклама в социальных сетях.
  7. Билет 39 Ретроспективный и экспресс-анализ социальных объектов
  8. Билет 56. Экономические отношения в социальных коммуникациях.
  9. Блок социальных результатов.
  10. Бюрократизм в менеджерской системе коммуникаций
  11. В республике создана и постоянно развивается система предоставления социальных пособий, в том числе и в связи с рождением и воспитанием детей.
  12. В чем отличие морали от других социальных норм?


Социальная система состоит не из людей, а из коммуникаций.

Луман Н. Глоссарий // Социологический журнал. 1995. № 3. С. 127

Знаете, кто в семье главный? Правильно: у кого пульт от телевизора.

Мальцев Г. Кто главный в доме // Журналист.

2004. № 3. С. 1

В последние десятилетия резко возрос интерес к миру коммуникаций в целом. Все чаще выделение этапов развития человеческого общества связывается с преобладанием на каждом из них социальных коммуникаций определенных видов. Американский футуролог и публицист О. Тоффлер исходит из того, что человечество пережило два вида цивилизации: дописьменную, письменную — и переживает нынешнюю, электронную1.

Представление о том, что человечество вступает в принципиально новый этап развития, сформировалось еще на стыке 1960-1970-х годов, когда были сформулированы тезисы о наступлении общества информационного, с одной стороны, и постиндустриального — с другой. Несмотря на несовпадения и взаимную критику авторов многочисленных концепций, можно выделить ряд черт, рассматриваемых как присущие или неизбежно развивающиеся на современном этапе (в обществе постиндустриализма, постмодерна, радикализованного модерна, техноэлектронном и т.п.):

■ качественно расширяется автоматизация и компьютеризация разных видов деятельности, перераспределяются центры тяже-

сти — от создания вещей к оказанию услуг, на первое место выходит производство знания и информации, возникают новые и расширяются старые наукоемкие отрасли;

■ главной подсистемой общества становится не экономика, а информация; повышается ее роль как одного из важнейших видов ресурсов, которыми располагает человечество для своей жизнедеятельности (наряду с материальной собственностью, экономическим капиталом и др.). Знание и информация превращаются в основные источники получения и увеличения стоимости;

■ с изменением роли информации перестраивается иерархия социальных институтов: на первое место среди элементов, необходимых для поддержания целостности общества, выходят средства коммуникации2;

■ за счет развития информационных технологий расширяется доступ к информации для индивидов и групп;

■ повышение роли информации и знания приводит к формированию новой элиты, чья роль основывается на квалификации, а не на обладании собственностью. Соответственно главной областью социальных конфликтов становятся образование и контроль над информацией. Недоступность последней приводит к отчуждению (личности от общества, одних групп от других, государства от общества);



■ учет способа производства информации выдвигается как определяющий при выделении стадий развития общества.

Появление Интернета открыло невиданное разнообразие вариантов организации дистанцированного общения между людьми: электронные почта и коммерция; библиотеки, конференции и многое другое — все это, не отходя от одного и того же средства индивидуального пользования — персонального компьютера. Возник вопрос: с чем мы имеем дело? Это единый вид общения (а многие так и считают, что все в Интернете — СМИ), его среда (медийная), включающая разные по социальной природе коммуникации? И если справедливо последнее, то по каким основаниям классифицировать разные ресурсы Сети? Какие нормы регулирования к ним применять?

В последней четверти прошедшего века многое было сказано и по поводу медиатизации— возрастания объема и роли процессов распространения и получения опосредованной информации, заменяющей непосредственный опыт людей; усиления роли фокусирования СМИ на явлениях и персонах, зависимость их статуса от внимания медиа.

Кто-то из исследователей середины прошлого века сказал, что взятие Бастилии вряд ли возможно: большинство людей предпочтет увидеть это событие по телевидению. Американский обществовед Э. Гидденс считает,

что «современный мир зависит от непрерывной коммуникации, или взаимодействия между людьми, пространственно отдаленными друг от друга», поэтому если в традиционной культуре главное — локальные знания, то сегодня в мире, становящемся единым, более всего важны средства коммуникации, способные дать более широкие по масштабу сведения3. Вместе с тем, по утверждению О. Тоффлера, в современном мире во все большей степени будут преобладать дистанцированные общности, построенные на самодостаточности дома как центра жизнедеятельности человека, богато оснащенного средствами коммуникации, позволяющими вступать во взаимоотношения и взаимодействия с различными общностями (home-centered society).

На протяжении XX в. множество западных ученых отмечали возрастающее значение СМИ, и особенно телевидения, во всех сферах жизни общества4. В своих критических эссе и лекциях французский обществовед П. Бурдье показал, что дело дошло даже до медиатизации науки, которая долго была отдельным элитарным «полем»5.

Информация становится едва ли не главным ресурсом, который необходим человечеству. Потребовалось развитие основ информационной безопасности, норм защиты интеллектуальной собственности, поскольку легкость, с которой информация воспроизводится, тиражируется, распространяется, подрывает основы отношений вокруг святая святых — частной собственности.

Развитие Интернета обострило информационные отношения. Нигде так не легко выдавать чужое за свое, использовать третичный, пятиричный и далее текст, «сливать компромат». Вместе с тем появилось и множество сомнений в том, как квалифицировать здесь информационные ресурсы. По мнению американского исследователя Д. Мэррила, «Компьютерные сети и общение людей через Интернет не являются журналистикой и имеют отношение к СМИ не больше, чем человек, который общался со своим соседом через забор на заднем дворе»6. Однако многие утверждают обратное: все, что есть в Интернете, — СМИ. Так, в случае с публикацией информации, не соответствующей действительности, Судебной палате по информационным спорам при Президенте РФ пришлось применять ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации», квалифицируя интернет-ресурсы как «иную форму периодического распространения массовой информации». Но характеристика периодичности не определена для Сети и вряд ли применима ко всем сайтам. Получается: «назвался сайтом — полезай в СМИ»7. Как бы то ни было — в жизнь людей вошло нечто, заставляющее их в массовом порядке изменять модели повседневного поведения, способы связи в трудовой деятельности, устройство быта и т.п. А это всего-навсего нечто эфемерное — информация!

«И социальная справедливость, и свобода становятся все более зависимыми от того, как каждое общество решает три основные проблемы: образования, информационной технологии (в том числе и технологии СМИ) и свободы высказываний»8.

Сами СМИ, содержание, распространяемое одним каналом информации, часто становятся объектом освещения в других. Колонка или целый раздел о телевидении и его персонах — непременная часть массовых печатных изданий, а обзор прессы — частый гость в вещательных каналах. Упомянутый О. Тоффлер назвал этот процесс слияния СМИ, взаимного их использования в качестве источников информации — «media-fusion». Он описал типичную картину: «Журналист берет интервью у фермера из Айовы, а его самого снимает фотограф, которого, в свою очередь, записывают на видеомагнитофон операторы телевидения, и все это становится сюжетом о средствах массовой информации в каком-либо журнале»9. Появление Интернета лишь усугубило «взаимоперетекание» информации, многослойность отношений в медиамире, своеобразный постмодернистский коллаж из жизни СМИ и снижение доли первичной информации из самой жизни.

Еще одно важное обстоятельство. Сначала в наиболее развитых странах, а позже и в других, множатся ряды людей и круг профессий, где повседневно приходится решать задачи по выбору каналов коммуникации для общения с контрагентами (общественностью, аудиторией, потребителями, электоратом, конкурентами, партнерами, клиентами и т.п.) — для рекламы, ПР, промоушна.

Только один пример того, как важно не ошибиться с выбором коммуникативных средств. В процессе думских выборов 1996 г. КПРФ получила 22,31% голосов, а партия «Наш дом» — 9,6%. При этом время на телевизионную рекламу первой из названных партий составило всего-навсего 5 мин 49 с, а основной упор в работе с электоратом делался на сохранившуюся сеть первичных партийных организаций. Вторая партия сполна использовала лимит времени на телевизионные показы — 7 ч 21 мин, но намного уступила по итогам голосования первой. Дело, конечно, не только в выборе каналов, но и в этом тоже10.

В ответ на исследовательскую и практическую необходимость видеть систему социальных коммуникаций в целом, во всем ее многообразии; понимать сущность, функции, многосоставность, своеобразие каждого из видов общения возникают новые науки: коммуникология (теоретическая — о месте и роли социальных коммуникаций в обществе) и коммуникативистика (прикладная — о методах и приемах коммуникативной деятельности). А к коммуникативным видам деятельности относят ПР, рекламу, маркетинг, имиджмейкерство, журналистику и не названные «другие»11.

Одновременно возникает интегрированная социология коммуникаций, которая во многом пересекается с коммуникативистикой, но имеет свой предмет. Она изучает функционирование разных систем средств информации как процесс социальной коммуникации. Эта ситуация типична: в разных областях познания постоянно идут взаимосвязанные процессы дифференциации (выделения) и интеграции (объединения) научных дисциплин.

Наиболее широкое понятие, охватывающее разные явления, относящиеся к сфере обмена информацией между людьми, — социальные коммуникации.Их выделяют среди более широкого класса взаимодействий — коммуникаций в целом. Эти взаимодействия могут представлять собой движение материальных объектов в трехмерном геометрическом пространстве и в астрономическом времени или движение идеальных объектов (смыслов, образов) в многомерных умозрительных (виртуальных) пространствах и временах12. Социальные коммуникации и относятся ко второму виду.

В социологии социальная коммуникация рассматривается как социальный процесс— «необходимый элемент взаимодействия людей, групп, народов, государств, в ходе которого осуществляются передача и взаимопередача информации, чувств, оценок, значений, смыслов, ценностей и т.д.»13. «Взаимодействие людей по своей природе есть прежде всего взаимодействие психическое — обмен чувствами, идеями, волевыми импульсами», — утверждал русский, а позже американский, классик социологии П. Сорокин14. В отличие от железных дорог с их рельсами и т.п. частями инфраструктуры, социальные коммуникации — не технические каналы, а процессы, способы информационного взаимодействия. Их назначение — обмен (передача и восприятие) символами, идеями, образами, любыми другими знаковыми продуктами мышления и творчества ради достижения определенных целей, удовлетворения самой потребности в общении. Медиа (media) — это средства,через которые передаются сообщения, а сами коммуникации — процесс, в котором сообщения достигают адресата с помощью таких средств15.

Одно из первых универсальных определений коммуникации в информационном плане дал американский ученый К. Ховленд: « Коммуникация есть процесс, в котором индивид или группа передает стимулы преимущественно словесного характера, чтобы изменить поведение другого индивида или группы»16. В работах современных исследователей она рассматривается как процесс общения, «движения смыслов в социальном времени и пространстве»17, как «обмен информацией между социальными субъектами (индивидами, индивидом и обществом, общностями, индивидом и институтом, общностью и институтом, социальными институтами)»18.

Изложенная точка зрения — не единственная. В одном «гламурном» журнале читаем, что шоперы (персональные консультанты по покупкам) это — те, кто помогает из одежды и аксессуаров составить грамотное «сообщение». Всемирно известный канадский обществовед М. Маклюэн (М. Macluhan) также рассматривал среди коммуникаций (media) одежду и транспорт, электричество и часы, автомобили и оружие. Он считал, что они уже сами по себе несут некоторое значение, или сообщение (message). Конечно, обладание той или иной маркой автомобиля или часов дает представление о владельцах. Недаром говорят о так называемом символическом потреблении: например, покупке и размещении на видном месте каких-либо книг, которые не читаются. Тем более, настаивал М. Маклюэн, что сами по себе каналы коммуникации (особенно много автор говорил о телевидении) несут смыслы. «Средство уже есть сообщение», — эта фраза канадского обществоведа цитируется, пожалуй, так же часто, как его знаменитое определение мира в условиях развития телевидения — «глобальная электронная деревня»19. И все-таки преобладает точка зрения, в соответствии с которой социальные коммуникации — процесс информационный, имеющий в качестве носителя значений не вещи, а знаки.

Мир социальных коммуникаций многообразен. Пока еще никому не удалось сделать полную классификацию их родов, видов и форм. Есть ли практический смысл в такой работе? Бесспорно. Это необходимо для тех, кто занимается кодификацией (выработкой норм) в сфере социальных коммуникаций, поскольку нельзя делать одинаковыми законы для чатов, с одной стороны, и электронных версий газет — с другой. Нужна она также для понимания социальной и профессиональной роли тех, кто участвует в организации информационных взаимодействий и установлении экономических санкций (например, налоговых льгот). Она требуется тем, кто занят общением профессионально — для выработки этических норм. Без понимания специфики разных коммуникаций трудно обучать соответствующих специалистов. Это нужно и для описания, объяснения, прогнозирования выигрышей и потерь, которые получает общество.

Сегодня изучение проблем коммуникаций, как подсчитал один из их исследователей, ведут представители около семидесяти прикладных и фундаментальных дисциплин20. Им тоже необходимо разобраться, с чем они имеют дело.

Кажется, сказанного достаточно для того, чтобы обосновать необходимость классификации социальных коммуникаций.