Мифотворчество

Разложение мифа и его перерождение в другие формы духовной жизни вовсе не означает, что мифологическое как таковое исче­зает полностью и насовсем. Некоторым образом миф сохраняется, но только как особая частная функция, присущая, наверное, всем формам духовной жизни. Но, чтобы отличать ее от исконного существования мифа, мифического бытия, или бытия в мифе, назовем эту функцию мифотворчеством. Чтобы понять, о чем идет речь, вспомним опять понятие перформатива. Как мы видели выше, перформатив – это такое высказывание, которое не описы­вает некоторое положение дел, а его устанавливает. Такое уста­новление происходит во всех сферах культуры, даже, казалось, совершенно чуждых мифологическому духу, совершенно не приемлющих мифических сущностей. Такой внемифологической сферой может считаться прежде всего наука. Но, как это ни покажется странным, …
в науке высказывания не только описывают этот мир, но и устанавливают в нем некоторый порядок вещей. Вспомним смешной эпизод из романа Ильфа и Петрова, в котором описывается случай, когда учитель географии сошел с ума, не обнаружив на карте Берингова пролива. Мир, каким он должен был быть в данном случае, оказался разрушенным, привычный порядок исчез. Карта создала другой мир, в котором не было места Берингову проливу и, следовательно, самому учителю гео­графии. Он и ушел из этого мира в свое безумие.

Однако и в более серьезном смысле можно говорить о том, что наука не только описывает этот мир, но и создает его в своих теориях. И противоречие между наблюдаемым миром и предписа­ниями теории всегда переживаются как некоторый психологический стресс. Это одна из причин, почему новая точка зрения, новая теория в сообществе ученых утверждается с трудом, так что однажды но поводу квантовой механики было сказано, что квантовая механика не завоевала себе сторонников, просто ее противники постепенно вымерли.

И, разумеется, мифотворческим является и любой факт худо­жественного творчества. Здесь уже с большим основанием можно говорить, что в произведениях искусства мы имеем дело не только и не столько с описанием и объяснением этого мира, сколько с новым миром, создаваемым данным произведением. И это верно не только в отношении творчества, к примеру, Сальвадора Дали или других современных художников, мир которых совершенно не похож на наш, привычный. Любое, даже реалистическое, как его могут назвать, произведение не только и не столько описывает мир, сколько его задает, создает, устанавливая в нем определен­ный порядок. В сущности это и есть мифотворчество.

Мифологическая основа религии заключается не только в сум­ме представлений о сверхъестественных силах, которые, согласно данной религии, составляют основу нашего мира и придают ему определенный смысл. Эти силы, представленные в мифо-религиозных текстах и ритуальной практике верующих, не должны вос­приниматься в качестве нейтральных в отношении нашего мира. Они творят этот мир и устанавливают в нем некоторый порядок, иоправдывают его, что и составляет, как уже было сказано, сущ­ность мифотворчества.