Методика анализа текста в аспекте стилистики речи

Текст представляет собой сложную структуру, в которой составляющие его элементы, отличающиеся по своим качествам, многообразно соотносятся друг с другом. Самыми общими и самыми основными среди этих элементов являются категории содержания и формы. Содержание, в свою очередь, включает тему и собственно содержание; последнее представляет собой данное конкретное решение темы (материал действительности, использованный для раскрытия темы, т. е. те факты события, которые подверглись обработке в речи). Форма также включает две стороны: композицию и язык. Как первые две категории — тема и содержание, — так и две вторые — композиция и язык — неразрывно связаны друг с другом, тесно взаимодействуют и соотносятся друг с другом. В результате этого взаимодействия и соотнесения возникают новые существенные для стилистики текста понятия, но уже на другом уровне: …
результат соотнесения и взаимодействия темы и содержания — идея; результат соотнесения и взаимодействия содержания и композиции — сюжет, результат соотнесения и взаимодействия композиции и языка — прием. Общий результат соотнесения и взаимодействия всех этих понятий дает структуру текста. Стилистический анализ текста направлен на выявление этой структуры, т. е. не на перечисление отдельных компонентов, не только и не столько на определение всех этих составляющих, сколько именно на их соотнесенность.

Выделяются три типа составляющих текст элементов: 1) элементы, заданные темой и выражающие основные связи между ними; такими элементами задается логическая основа текста: «Эти элементы текста (основные понятия и их связи) непосредственно соотносят текст с действительностью. Если устранить эти элементы, дан­ного текста не будет.» (Кожин, Крылова, Одинцов 1982:144). Например, если текст посвящен проблемам экологии, то его невозможно представить себе без таких лексических и синтаксических единиц, как экология, экологический, охрана окружающей среды и т. п. 2) Второго типа элементы являются стилеобразующими: это средства речевой выразительности, языковые единицы с той или иной эмоционально-экспрессивной и функционально-стилевой окраской. Их устранение или замена не влияют на изложение содержания, но изменяют стилистические характеристики текста, т. е. по существу также разрушают данный текст. 3) Наконец, третья группа элемен­тов, существенных для структуры текста, — это конструктивные приемы. Их экспрессивность принципиально отлична от экспрессивности стилеобразующих элементов. Последние обладают стилистической окраской сами по себе (именно они были описаны в стилистике языка). Экспрессивность же конструктивного приема — это экспрессивность данного построения (вспомним развертывание и взаимодействие «словесных рядов»), возникающая в результате определенной организации, определенного взаимодействия всех единиц текста. При этом конструктивные приемы «служат одновременно и для смыслового, и для экспрессивного выражения» (Там же, с. 148); примером использования конструктивного приема в художественном тексте может служить антитеза, использованная для хорошо известной сравнительной характеристики Онегина и Ленского: Они сошлись… Вода и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой.

Поскольку три типа выделенных элементов (единиц текста) соединены не механически, а неразрывно связаны в тексте, следует говорить об объединении стилеобразующих элементов и конструктивных приемов; это объединение В.В. Одинцов называет эмоционально-риторическими структурами и противопоставляет их рациональ-но-логическим структурам, представляющим собой объединение логических элементов текста со способами их организации. Таким образом, каждый текст конструируется двумя типами структур: рационально-логическими и эмоционально-риторическими; в одних текстах доминируют одни структуры, в других — другие.

Проиллюстрируем сказанное примером из публичного выступления юриста В.И. Жуковского и анализом этого текста в аспекте стилистики речи, проведенным В.В. Одинцовым: «Подсудимый был полтора года в одиночной камере. Знаете ли вы, г.г. присяжные заседатели, что такое одиночное заключение? Это три шага в длину, два шага в ширину и… ни клочка неба!» Теоретик и практик ораторского искусства П.С. Пороховщиков так оценивал это выступление: «Я не знаю стихотворения, которое с такой ясностью передавало бы пытку заточения». Как же достигнут оратором сильный эффект, который отметил П.С. Пороховщиков? Во-первых, заметим, что образных средств здесь нет, если не считать одной метафоры «клочок неба», т. е. почти все языковые средства стилистически нейтральны. Однако эта стилистическая нейтральность языковых единиц преобразуется в структурной организации текста. Основу структурной организации составляет семантико-стилистический сдвиг. Он достигается несколькими способами: во-первых, переходом от повествовательной формы, которой начинается текст, к вопросно-ответной, диалогической, когда оратор обращается непосредственно к присяжным; во-вторых, тем, что сам вопрос не обусловлен содержанием предыдущего высказывания о том, что подсудимый был полтора года в одиночной камере. «Включение элементов диалога в речь, ориентированную на монолог, особенно монолог не лирического, а сообщающего типа, представляет собой один из приемов эмоционального напряжения. Этот переход поддерживается изменением личных форм: третье лицо глагола заменяется вторым лицом непосредственного обращения, что ведет к субъективизации речи, создает значительный психологический эффект. Но главное — в специфике внутри вопросно-ответного единства. Непосредственные логические связи как бы все время нарушаются, связь устанавливается на ином, глубинном уровне. В самом деле, на вопрос: «…что такое одиночное заключение?» — вместо логически предполагаемого делового, профессионального определения (отражающего сущность понятия «заключение»: лишение свободы, нахождение под стражей, изолированно и т. последует: «Это — три шага в длину..» Логический разрыв увеличивается позже, в самом ответе, где третье измерение (должно быть: высота) не соотносится с первыми двумя (длина, ширина): «Это —три шага в дину, два шага в ширину и… ни клочка неба». Логико-семантический сдвиг усилен еще и благодаря противоречивому объединению грамматически отличных словосочетаний: двух положительных и одного отрицательного, чрезвычайно экспрессивного. Восстановление нарушенных логико-смысловых отношений на «глубинном уровне» (мотивация) оказывается возможным потому, что так описывается не собственно «одиночное заключение» и даже не одиночная камера, а ощущение, восприятие человека, находящегося в одиночном заключении, причем выделяются детали и по ним восстанавливается общая картина, а через нее — внутреннее состояние человека».

Единицами логического, содержательного характера, соотносящими текст с действительностью, являются здесь лексические средства: подсудимый, господа присяжные заседатели, одиночное заключение, одиночная камера. К стилеобразующим можно отнести метафору «клочок неба» и вопросительную конструкцию (вопрос, на который ответ дает сам говорящий), обладающие экспрессивной стилистической окраской. Рационально-логическая структура здесь лишь одна: первое повествовательное предложение. Весь же текст, включая и первое предложение в его соотношении с последующими — это эмоционально-риторическая структура, в основе которой лежит, как было показано, семантико-стилистический сдвиг, приводящий к построению экспрессивного текста, где внешний план: характеристика деталей обстановки — скрывает план внутренний, глубинный: описание состояния человека, его ощущений.

Таким образом, стилистика речи отвечает на вопрос: «Как сделан, как организован текст?»

§4.

Жанры речи

Очень важно помнить, что организация текста, его стилистические особенности заданы авторской интенцией, авторским намерением, однако само это намерение, эта интенция, или установка — явление сложное; оно включает несколько сторон: с одной стороны, это такая установка, которая самому автору «навязана», «задана» условиями общения, в частности, той сферой общественной деятельности, в которой происходит коммуникация, характером адресата, характером отношений с ним, а с другой стороны, — это собственно личная установка автора, определяемая именно авторской индивидуальностью, уровнем его речевой культуры и особенностями характера, темперамента, что и проявляется в его речевых пристрастиях. Так, например, если общение происходит в сфере научной общественной деятельности (в сфере науки), то автор будет стремиться к максимально точному, логичному, доказательному, объективному изложению. Характер адресата (например, аудитория специалистов, с которыми автор текста будет общаться «на равных», или массовая аудитория неспециалистов, до которых говорящий должен донести научные сведения в популярной форме) также обусловит установку автора текста на строго научный и абстрактный характер изложения в первом случае или, напротив, на более конкретный, наглядный и тем самым более доступный пониманию аудитории характер изложения научной проблемы — во втором.

При этом различные авторы, при равных условиях, построят — Уже в силу чисто индивидуальных речевых особенностей — различные тексты. Поэтому, при наличии таких чисто индивидуальных особенностей, стилистику речи все же интересуют стилистические особенности текстов как в определенной степени типизированных Речевых произведений, реализующих авторскую установку и строящихся по определенным канонам, закрепленным в культуре. Эта типизация позволяет говорить о типах текстов, или жанрах речи. «Ким образом, уточняя положение, приведенное в конце предыдущего параграфа, можно сказать, что стилистика речи это стилистика текстов, принадлежащих к определенным жанрам речи.

Разумеется, исследователь может задаться целью изучить и те особенности текста, которые связаны с личными авторскими вкусами и речевыми пристрастиями; такая задача ставилась перед стилистикой, которую Ш. Балли называл индивидуальной. Индивидуальная стилистика, по мысли ученого, должна изучать особенности речи каждого индивида, каждого носителя языка. Такого рода исследования можно было бы считать целесообразными, если бы решалась, например, задача установить, каким образом и в силу каких причин какие-то индивидуальные особенности речи отдельных носителей языка становятся распространенными особенностями речи всех членов языкового сообщества или какой-то определенной его части (социолингвистическая задача). В другом случае такая задача возникает тогда, когда ставится цель изучить особенности манеры письма отдельного художника слова: выясняются те идейно-художественные черты всех произведений определенного писателя, которые составляют его индивидуальный стиль, или идиостиль. Но это задача уже не стилистики речи и не индивидуальной стилистики, а стилистики художественной литературы. А для стилистики речи важны все же не эти индивидуальные особенности речи каждого индивида и не идиостили писателей, а те особенности, которые свойственны текстам определенного типа, т. е. определенным жанрам речи. Рассмотрим понятие жанр речи.

Прежде всего отметим, что существует два различных подхода к толкованию жанра: литературоведческий и лингвистический.

С точки зрения литературоведения выделяются жанры художественных произведений: это вид литературно-художественного произведения в пределах рода (эпоса, лирики и драмы): героическая песнь, ода, поэма, баллада, элегия, идиллия, трагедия, драма, комедия и др.; в пределах родов выделяют жанры по их ведущему эстетическому качеству, эстетической «тональности»: комические, трагические, элегические, сатирические, идиллические и т. п. И, наконец, имеет место выделение жанров по третьему признаку -объему и соответствующей общей структуре произведения: лирика обычно невелика по объему, драма имеет размеры, диктуемые условиями сценического воплощения, а героика и трагедийность требуют развернутого, «широкого дыхания» (Кожинов 1964:39-50).

С развитием литературоведения представление о признаках литературных жанров углубляется. Теперь уже к основным характерикам жанра, выделенным ранее, добавляются такие: 1) эстетическая основа отношений к действительности; 2) охват действительности (ср.: рассказ и роман); 3) тип изложения (повествование, описание, диалог); 4) композиционная структура (роль действия, персонажа, обстоятельств); 5) характер организации словесной ткани (ритм, интонация, тропы и т.д.). На основе этих пяти признаков определяются диапазон жанра, «игра между тематическими и стилистическими структурами, заложенные в тексте возможности вариаций различных элементов» (Поляков 1983:3—52).Литературоведы: Ю.Н. Тынянов, Д.С. Лихачев, В.В. Кожинов и др. — подчеркивают как длительную историю формирования жанров, так и их историческую изменчивость. С одной стороны, жанр непрерывно изменяется, преобразуясь в творчестве каждого выдающегося писате­ля. Жанр рождается и отмирает. При этом не только одни жанры приходят на смену другим, но изменяются даже принципы выделения жанров, меняются типы и характер жанров, их функции в ту или иную эпоху. С другой стороны, жанр может обнаруживать устойчивость, живучесть.

Перед историком литературного языка и литературоведом стоят задачи изучения литературных жанров в различных аспектах: во-первых, задача изучить становление, формирование жанров; во-вторых, задача изучить принципы, на которых осуществляются жанровые деления; в-третьих, изучить систему жанров каждой эпохи, т. е. их взаимодействие.

Новым для жанровой теории является проблема связи жанра с культурой и историей. Теоретические исследования по проблемам жанра только в литературоведении последних лет настолько многочисленны, что нередко изучение жанра выделяется в особый раздел литературоведения, который называют «жанрологией», или «гено-логией» (от французского genre).

Кроме рассмотренной трактовки жанров, связанной с художественными произведениями, в последние десятилетия широко распространилось в лингвистической литературе понятие «речевые жанры», выдвинутое М. Бахтиным и активно разрабатываемое многими современными учеными: Т.Г. Винокур, Н.Д. Арутюновой, А. Вежбицкой, Т.В. Шмелевой, Т.В. Матвеевой, М.Ю. Федосюком и др.

Понятие речевого жанра трактуется в лингвистической литературе неоднозначно. В большинстве своем исследователи опираются на концепцию речевых жанров М. Бахтина, который подчеркивал, что жанры речи исключительно разнообразны, поэтому трудности изучения их природы нельзя приуменьшать. Речевые жанры соответствуют типичным ситуациям речевого общения, типичным темам, т. е. представляют собой отражение в речи многократно встречающихся в жизни определенных видов социального взаимодействия людей. Это «относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний» (Бахтин 1996:164). При этом важно подчеркнуть, что высказывание в этом определении означает не предложение, а некую единицу общения, которой свойственна смысловая завершенность и которая отграничена от других подобных единиц сменой субъектов речи. По существу, определение речевого жанра, данное М. Бахтиным, допускает двоякую трактовку, т. е. под это определение подходит и типовая разновидность текстов (письмо, заявление, текст указа, рассказ, роман и т.д.), и ситуативно-типовое высказывание (реплика диалога, приказ, команда, вопрос и т. д.) Признак «смена субъекта речи» при этом не играет роли, так как могут быть такие речевые жанры, в пределах которых регулярно происходит смена субъектов речи (например, спор, ссора, диалог, беседа), а это, тем не менее, один речевой жанр. А в других случаях, напротив, не происходит смены субъектов речи, а речевые жанры различны; например: предисловие и текст произведения; посвящение и основной текст или текст романа и эпилог. Следовательно, если заменить в определении М.М. Бахтина слово высказывание на слово текст, то под определение речевого жанра (это относительно устойчивый тематический, композиционный и стилистический тип текста) подойдут и новелла, и рассказ, и все прочие литературные жанры, а также и реплики бытового диалога, и дискуссия, и ссора, и письмо, и приказ, и военная команда, и заявление, и реферат и т. д.

Правомерность предлагаемой замены термина высказывание на термин текст в определении речевого жанра можно доказать ссылкой нате признаки «высказывания», которые мы находим у самого М.М. Бахтина. Они совпадают с признаками именно текста. Первый признак — это наличие четких границ; второй — завершенность, целостность; третий — наличие определенного авторского замысла; наконец, четвертый — определенные композиционно-стилистические особенности, заданные предметно-смысловым содержанием, замыслом автора и его субъективно-эмоциональным отношением к этому содержанию. Таким образом, «высказывание» у М.М. Бахтина характеризуется целостностью, определяемой тремя факторами: 1) предметно-смысловой исчерпанностью, 2) речевым замыслом, или речевой волей говорящего, 3) типическими композиционно-жанровыми формами завершения. Совершенно ясно, что здесь даются признаки именно текста, как он понимается в настоящее время большинством лингвистов. При этой трактовке речевых жанров они оказываются функционально весьма разнородными (ср., например, с одной стороны, короткую военную команду, пословицу, а с другой, — все литературные жанры от короткого рассказа до многотомного романа). Поэтому М.М. Бахтин предлагал различать первичные (простые) речевые жанры и вторичные (сложные). К первичным он относил, в частности, бытовой рассказ или письмо, реплики бытового диалога, т. е. жанры, сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения. В отличие от них, вторичные речевые жанры (романы, драмы, научные исследования всякого рода, большие публицистические жанры и т. п.) возникают в условиях более сложного и относительно высокого развитого и организованного культурного общения, преимущественно письменного.

Но, кроме этой оппозиции, предлагается еще одна: элементарные речевые жанры/комплексные речевые жанры. Элементарные (в другой терминологии — атомарные) речевые жанры — это такие тематические, композиционные и стилистические типы текстов, в составе которых нет компонентов, имеющих статус определенных жанров речи; например, похвала, приветствие, приказ. А комплексные речевые жанры представляют собой типы текстов, включающих в свой состав такие компоненты, которые, в свою очередь, сами имеют статус определенных речевых жанров; например: утешение, уговоры, беседа, дискуссия, ссора и др.

Так, в состав комплексного речевого жанра ссора входят элементарные (атомарные) речевые жанры упрек, угроза, обвинение, оскорбление и т. п.

Как соотносятся понятия функционального стиля, стиля речи и Речевого жанра? Речевой жанр, как было сказано, идентифицируется с определенным типом текста. При этом стиль речи — это композиционно-речевая структура текстов этого типа (текстов, принадлежащих к данному речевому жанру). С точки же зрения функциональных стилей языка, один речевой жанр может быть воплощением различных функциональных стилей. Например, речевой жанр обвинение, относящийся к первичным элементарным (атомарным) Речевым жанрам, может быть воплощением просторечия (пример 1), Разговорной речи (пример 2), публицистического стиля (пример 3), официально-делового стиля (пример 4): (1) Хамишь, козел!!! {2) Это вы науськали собаку! (3) Эти уличные беспорядки явно инспирированы представителями вашей партии; (4) X. обвиняется в превышении скорости, повлекшем за собой нанесение травм средней степени тяжести гражданину У.