Итак, как по составу, так и по характеру актов и их направлению поступление и подвиг ничем не отличаются от наказания и награды…


Читайте также:
  1. II. Понятие производной по направлению
  2. IV. Связь производной по направлению с градиентом
  3. VIII. Городские мероприятия, проводимые по направлению «бальные танцы (ритмика)»
  4. VIII. Городские мероприятия, проводимые по направлению «бальные танцы (ритмика)»
  5. А ТАКЖЕ ПЕРЕДАЧЕЙ ЛИЦ ДЛЯ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ
  6. Административные наказания
  7. Административные наказания: понятие, виды и правила назначения. Особенности исполнения отдельных видов административных наказаний.
  8. Акты гражданского состояния (см. также: Внесение исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния)
  9. Анализ почерка человека по направлению почерка
  10. Аналитическая и синтетическая трактовки
  11. Аналитическая и синтетическая трактовки
  12. Аптечка первой помощи выпускается автомобильная и коллективная. Отличаются набором и количеством медикаментов и изделий медицинского назначения.

В чем же в таком случае их различие? Оно заключается не в мате- иалъном характере актов, а исключительно в том, что преступление есть причина, а наказание — следствие, услуга — причина, а награда — следствие… С внешней точки зрения здесь нет никакого различия. Поэтому, анализируя извне цепь преступлений и наказаний, подвигов и наград, в каждом данном случае мы можем рассматривать как престу­пление и подвиг лишь акты, вызывавшие наказание и награду.

Правда, как уже выше мы сами подчеркнули, между каждыми члена­ми пары есть еще и психологическая разница: преступление всегда морально-отрицательно, наказание может и не быть таковым, оно с точ­ки зрения карающего индивида есть всегда воздаяние, и воздаяние законное. Но эта глубокая разница между ними дана лишь тогда, когда мы встанем на точку зрения одного и того же индивида. Да, в этом случае разница дана, и она бесконечно глубока. Но стоит допустить двух индивидов, "должные шаблоны" поведения которых различны: из кото­рых один считает должным одно, а другой этот же акт считает преступ­ным, что тогда получится? Один совершает акт, вовсе не думая, что он преступный. Другой квалифицирует его как преступление и реагирует на него карательными актами. Первый, в свою очередь, принимает эти "незаслуженные" кары за преступление и реагирует на это наказанием; второй рассматривает их как новое преступление, снова реагирует кара­мии т. д. Завязывается бесконечная цепь, в которой с точки зрения одной стороны психологическое различие преступления и наказания мы най­дем. Но если встанем вне сторон, выше их, то это различие исчезает, и в наших руках остается лишь временная причинность, в силу которой мы акт предшествующий должны будем считать преступлением, а после­дующий — наказанием и затем чередовать их, разбив цепь акций и Реакций на пары…

С этой точки зрения, следовательно, основным различием между преступлением и наказанием (услугой и наградой) остается лишь времен- ил последовательность. Правда, могут возразить на это то, что престу- как^6дескать‘ нарушает права, оно незаконно, несправедливо, тогда точ Наказание составляет акт вполне справедливый, закономерный, вне созн-И 3Рения инДивида или стороны, что преступлением оскорбляется стУпник^ ВСего общества, тогда как наказание оскорбляет только пре-



Нит^а подобное заявление мне ничего не остается делать, как напом- какой-нибудь акт является преступлением не по своей чьи-ТоНОи пРироде, а просто потому, что он оскорбляет и нарушает ледны Шаблоны и сам очень часто является реализацией тоже опреде- в° ппе*Н° Не совпаДаю1Дих с первыми должных шаблонов. Болынинст- Ния, а ^Уплений есть просто конфликты разнородных шаблонов поведе- пРавдой" столкновение "абсолютной несправедливости" с "абсолютной — Каждый должный шаблон для его носителя свят, поэтому
приходится игнорировать эти абсолютные оценки в конфликте Da личных шаблонов[64].

Что же касается того, что преступление всегда нарушает циальные интересы, что оно оскорбляет сознание всего общесть° то это положение представляет некоторое недоразумение в сил’ того, что ведь и шаблоны поведения преступника есть также продув социальных отношений, что и преступник составляет также час/ данного общества, следовательно, преступление оскорбляет уже со** знание не всего общества, а только его части, исключая всех тех, кто имеет шаблоны, тождественные с шаблонами преступника которые, в свою очередь, часто оскорбляются наказанием и которых само наказание превращается в преступление.А великали в каждый данный момент часть, солидарная с преступником и часть, противоположная ей, это не имеет принципиального значения Вопрос о количестве и величине каждой части — это ужевопроспобочный.

В каждом данном обществе уголовные нормы защищают не всех его членов, а только определенную часть, или, иначе говоря, в каждом обществе шаблоны поведения у различных егочастейразличны, в силу чего и возникают сами преступления и наказания. В зависимости от того, шаблоны какой части мы примем ("пре­ступной" или "непреступной"), решается вопрос о правоте и за­кономерности тех или иных актов. Если в современном обществе мы примем шаблоны буржуа, то с точки зрения этих шаблонов акты забастовки, саботажа, "экспроприации экспроприаторов" и т. п. будут преступлением, и наказание покажется справедливым, должным, законным и т. д. Если же встанем на точку зрения рабочих, то акты наказания превратятся в "преступление", и правовая психика потребует, в свою очередь, их наказания… Наказание революционера, вполне законное с точки . зрения официальных шаблонов поведения, есть преступление с точки зрения революционера и его единомышленников.

Нельзя вообще представлять себе дело так, что вот на одной стороне стоит преступник, а на другой — все общество, которое оскорбляется его преступлением. Социальная действительность более сложна и такой простой картины не дает. У преступника всегда с;ть единомышленники, и не малочисленные. Общественная группа всегда делится на подгруппы, классы, сословия, касты и т. д., шаблоны поведения которых могут быть весьма различны. Отсюда ясно, что абсолютная точка зрения, устанав­ливающая какие-то "извечные" пределы между преступным и не пре­ступным, ошибочна.

Таких извечных пределов нет. Извечны (в логическом смысле)толькосами понятия преступного и не преступного. А каким содержанием они будут наполнены у того или иного индивида, у той или инойсоциальной

и чье содержание будет "лучше", "выше", "чище", здесь аб- группь х крИХериев нет и не может быть.

соЛШ10Лне резонно, говорит Ваккаро, что "основная ошибка классичес- — школы состояла в том, что она искала то в Боге, то в абсолютной К°И сд аивости, то в морали, то в иных фантастических и туманных справ х Права наказания, тогда как в действительности такое основа- П°Н находится в самом факте сохранения установившейся власти, то есть НИе дического порядка, выражением которого она является". ^ Как и везде в других областях знания, в социальных науках должна ть принята точка зрения относительности. Нет акта, который по ей природе был бы преступлением или услугой, а всякий акт является СВм или другим для кого-нибудь, в силу определенных и ограниченных Тсловий (характера шаблонов). А результатом этого в данном пункте ^вляется т0 что различие преступлений и наказаний, услуг и наград покоится с внешней стороны лишь на принципе причинной последовате­льности: первые в причинном ряду являются причиной, вторые — след­ствием, а материальное содержание их может быть тождественным или

эквивалентным.

Если преступление вообще — зло, то в силу сказанного такое же зло и наказание. Кто видит в преступлениях лишь одно отрицательное явление, тот должен видеть то же и в наказании. Нельзя с этой точки зрения не согласиться с Биндингом, определяющим наказание как меч без рукоятки, который наносит раны и тому, кто им действует.

Мы не являемся такими "монистами" и, как видно будет ниже, за преступлением и наказанием, а равно и за подвигом и наградой призна­ем не только отрицательные грехи, но и положительные достоинства и ценности.

Итак, по "составу" преступление и наказание однородны. То же применимо к подвигу и услуге. Различие между членами каждой пары заключается с точки зрения "внешней" лишь в причинной последовате­льности: преступление и подвиг — "независимые переменные", наказа­ние и награда — "зависимые". Если же встать на точку зрения индивида или "стороны", то к указанному различию присоединяется еще различие окраски психических переживаний при преступлении и услуге, с одной стороны, наказании и награде — с другой.

Однородность "состава" карательного и преступного акта, услужно­го и наградного позволяет классифицировать их вместе. Классификация преступления в силу этого и будет классификацией наказания, клас­сификация услуг — классификацией наград. Так как и здесь между преступно-карательным и услужно-наградным рядами существует пол­ое соответствие, то в дальнейшем мы будем говорить лишь о подвигах наградах, предполагая, что все сказанное о них применимо и к преступ­лениям с наказаниями.

§ 5— Классификация подвигов и наград (преступлений и наказаний)

сУбъеаК выше было указано, тот или иной поступок того или иного homv КТа является подвигом или преступлением не по своему материаль- он нахХа^аКТе^^» а 110 томУ чисто формальному отношению, в котором бесконОДИТСЯ к "Должному" поведению. Ввиду этого обозреть и описать дами ^ЧНое разнообразие актов и поступков, бывших услугами и награ- никакой Т никак°й возможности, и в этой своей форме они не поддаются Кл*очае СИстематизации или классификации. Но это, конечно, не ис- само гЛВозможности их классифицирования, взяв за точку отнесения не еР*сание акта, а нечто другое. Можно, например, взять за такое
fundamentum[65]* субъекта преступлений и услуг и сообразно с этц делить преступления и услуги: 1) на совершенные субъектами единично1 конкретными и 2) абстрактно-групповыми. Каждая из этих категорий в свою очередь, может быть дальше подразделена; например, перва’ рубрика: на преступления и услуги, совершенные воображаемо-свеп* хъестественными субъектами и реально-естественными, каждая из эти* рубрик, в свою очередь, может быть подразделена далее и т. д. Можно за точку отнесения, конечно, взять и иное.

Как известно, классификаций чего угодно может быть несколько В уголовном праве имеются по меньшей мере четыреклассификациипреступлений: а) по субъекту, в) по объекту или, вернее, по содержанию акта (семейные, государственные, религиозные и т. д.) с) по важности (преступления, проступкии‘ полицейские на­рушения), д) по способу вчинения (уголовно-общественныеи уголовно- частные).

Те же способы классификации были бы возможны и в области услуг. Но в области теории услуг все эти классификациималопродуктивны… Гораздо важнее классификация их по объекту (в приведенном выше понимании). Так как услугами является совокуп­ность актов, не противоречащих шаблонам и в то же время сверхнормальных, то эти акты могут быть подразделены: 1) на положительно-активные, состоящие в доставлении чего-нибудь или в совершении известных действий в пользу кого-нибудь. Например, в передаче денег мной кому-нибудь нуждающемуся или в спасении ребенка из горящего дома; 2) на отрицательно-пассивные, состоящие в воздержании от чего-нибудь, от чего можно было бы безнаказанно не воздерживаться. Например, в факте не вступления в брак, который с точки зрения христианства не запрещается и не составляет преступления. Отказ от брака уже есть услуга; 3) на активно- терпеливые, состоящие в терпении чего-нибудь, что можно было бы не терпеть…

Подобно этому и преступления-наказания можно было бы разделить на те же три группы. Проиллюстрируем каждый класс.

Конкретные иллюстрации различных услуг и наград (по объекту)

I. Положительно-активные награды-услуги. Этот видуслуг-наград заключаетсяв совершении тех или иных актовв пользу тех или иных дсстинаторов. Вполне понятно, что здесь услугой является илисамосо­вершение определенных движений, поступкови т. д., или жесоединениеэтих поступковс теми или иными вещами, передаваемымипосредствомэтих актов тому или иному дестинатору. Сообразнос этимможноразличать услуги-награды беспредметные и предметные. Возьмем ДЛЯ иллюстрации следующий пример из "Илиады", изображающий жертву- услугу Богам.

Так он взывал, — и услышал его Аполлон сребролукий. Кончив молитву, ячменем и солью осыпали жертвы, Выи им подняли вверх, закололи, тела освежили, Бедра немедля отсекли, обрезанным туком покрыли Вдвое кругом и на них положили останки сырые.

Жрец на дровах сожигал их, багряным вином окропляя; Юноши окрест его в руках пятизубцы держали. Бедра сожегши они и вкусивши утроб от закланных, Все остальное дробят на куски, прободают рожнамк, Жарят на них осторожно и, все уготовля, снимают… Громкий пеан Аполлону ахейские отроки пели, Славя его, стреловержца, и он веселился, внимая1.

Здесь в этом факте услуги-награды, преподносимой Аполлону,с це- добиться и от него, в свою очередь, услуги-награды, мы видим, что л* га состоит, с одной стороны, в движениях, в актах, являющихся ^оедством для передачи ряда "благ" Аполлону (ячмень, бедра, жир, Сино), с другой стороны, — в ряде актов, которые уже сами по **бе являются услугами ("хвалебный пеан распевая") и возбуждают вдуше дестинатора наслаждение. Подобных примеров "Илиада" дает множество…

То же мы встречаем и в междучеловеческих наградах-услугах. Ага­мемнон, желая смягчить гнев Ахиллеса и привлечь егок участию в бит­ве ккоторой тот не обязан, обещает ему исполнить следующие услу- жные акты:

Гнев отложи, сокрушительный сердцу! Тебе Агамемнон Выдаст дары многоценные, ежели гнев ты оставишь. Хочешь ли, слушай, и я пред тобой и друзьями исчислю, Сколько даров знаменитых тебе обещал Агамемнон: Десять талантов золота, двадцать лоханей блестящих, Семь треножников новых, не бывших в огне, и двенадцать Коней могучих, победных, стяжавших награды ристаний. Истинно, жил бы не беден и в злате высоко ценимом Тот не нуждался бы муж, у которого было бы столько, Сколько Атриду наград быстроногие вынесли кони! Семь непорочных жен, рукодельниц искусных, дарует, Лесбосских, коих тогда, как разрушил ты Лесбос цветущий, Сам он избрал, красотой побеждающих жен земнородных; Их он дарит; и при них возвращает и ту, что похитил, Брисову дочь; и притом величайшей клятвой клянется: Нет, не всходил он на одр, никогда не сближался он с нею2.

Те же приблизительно подарки обещает за шпионство Гектор, Ага­мемнон Тевкру, Приам Ахиллесу, Ахиллес победителям состязания. Ахиллес в честь Патрокла закалывает 12 юношей и т. д.

Во всех этих примерах услуга заключается не только в тех или иных движениях, но, для того чтобы эти движения могли быть услугой, "им присоединяются те или иные вещественные дополнения б *ага (предметные услуги — награды). Но так же как и в человеко- ких«*их Услужно-наградных отношениях, и здесь, в междучеловечес- ся °ТНош5ниях, имеется ряд актов, которые уже сами по себе являют- славоЛУГ°^~ИЛИ наградой.- Эти акты выступают в виде "похвал", ТаКовСлови^’ воспевания доблестей, исполнения ряда действий и т. д. враго4 НаПримеР’ П°ДВИГИ Ахиллеса, состоящие в актах уничтожения ^Диссея aH™ И де**ствия Гектора по отношению к троянцам, подвиги

гТ°лТРИлиаДа. 1:457—466, 473-^474. ам же. 9:260—275.

Все они являются уже сами по себе услугой ввиду их сверху рмального и выдающегося характера, в то же время совпадающего с нормой или с шаблоном должного (беспредметные услуги-награды)!

Частным видом беспредметной награды уже и здесь выступает Сда^ ва, ради которой жертвуют жизнью и Ахиллес, и Гектор.

Что касается Библии, то здесь в качестве предметных дополнений актов услуги фигурируют: человек и его жизнь, земля,скотсеребро, золото, шерсть, кожи, ароматы, драгоценные камни, города’ люди и т. д.2. ‘

Беспредметные же акты услуги-награды совершаются опять-таки в форме молитв, тех или иных поступков и в отвращении врагов Богом в избавлении от болезней, в уничтожении египетских первенцев и т. д. ‘

Предметным же видом награды и является рай в Новом завете.

Особенно ярки примеры наград или услуг с предметными дополне­ниями в Коране…

"Питающие же страх к величию Господа получат в обладание два сада.

Какое же из благодеяний Господа вы будете отрицать?

Оба украшенные рощами.

Какое же из благодеяний…

В каждом из них по живому источнику.

Какое же…

В каждом из них всяческие плоды двух видов. Какое же…

Отдыхая, они прилягут на ковры, у которых подкладка сделана из парчи. Плоды в обоих садах будут на такой высоте, чтобы каждый желающий мог сорвать их.

Какое же…

Там будут молодые девы со скромными взорами, до которых никог­да не прикасались ни человек, ни гений.

Какое же…

Они походят на гиацинты и кораллы.

Какое же…

Разве не благом будет награда за благое?

Какое же…

Кроме двух садов будут еще два сада.

Два сада, покрытые зеленью.

Там будут плоды, пальмы и гранатовые деревья.

Там будут добрые, прекрасные женщины А т. д.".

Да будет благословенно имя Господа, преисполненного величия и великодушия… "Все это дано будет вам в виде награды. И усилия ваши будут признаны"[66].

Если взять описания рая или вообще загробного блаженного мира в том виде, в каком они существуют в различных религиозных ве­рованиях, начиная с представлений первобытных народов икончаявысочайшими религиозными системами, то здесь выступают бесчи­сленные виды предметных наград-услуг в самых причудливых соче­таниях и комбинациях.

пии о будущем счастливом и блаженном состоянии человечества также немало примеров предметных наград-услуг, дают ^ следует заметить, что в качестве предметных дополнений « л выступают как в божеско-человеческих отношениях, так и в чисто наград есКИХ формах услужно-наградного общения самые разнообраз­ивши, вообще почему-либо считающиеся пригодными, желательны- ные в ‘ими данным народом или индивидом.

МИ Там где не установилась еще единица обмена, там, понятно, в каче- предметов услуги-награды выступают самые разнообразные екты. Там же, где такая единица уже так или иначе начала устанав- ЪатЬся или установилась, там, понятно, эта единица обмена бывает ЛИнаиболее обычным предметным дополнением услуги-награды. И Например, в Библии и отчасти уже в "Авесте" таким наиболее бычным предметом награды служит скот, ибо он был единицей обмена ° этих народов в данную эпоху. У охотничьих народов таким предметом были шкуры и меха, у земледельческих — пшеница, рожь, маис, табак, оис и пр.; у рыболовов — в Норвегии, например, сушеная треска; V рабовладельческих народов — рабы; в средние века большую роль играли награды землей (феоды и бенефиции). Позже, когда в употребле­ние вошли металлы, — обычным предметом награды сделались они или в слитках, или же (позже) в форме монеты.

В современном нам обществе с его единицей обмена — деньгами — вполне естественно, что деньги являются наиболее обычным предме­том награды-услуги.

Награждение или услуга в форме передачи денег, как и любой единицы обмена, равносильна (за редкими исключениями) любой награ­де-услуге, ибо на деньги все можно приобрести… Что же касается беспредметных услуг-наград, то есть таких услуг-наград, где услугой- наградой является уже совершение самого акта, то этот вид, как видно отчасти уже из приведенного, выступает во всевозможнейших формах. В "Илиаде" такими услугами-наградами являются, например, для ахеян действия Ахиллеса, Одиссея, для троянцев — действия Гектора, молит­вы богам, многие поступки богов, например Афины, отвращающей вражеские копья от Ахиллеса, и пр.1 Уничтожение врага, отвращение опасности, спасение кого-нибудь в той или иной форме, избавление от страданий, сообщение истинных сведений о чем-либо, например о вра­жеских силах, ложь, например обман неприятеля или врага, просто физическая работа — рытье рва, канавы, перенесение тяжестей и т. д. и Д- все это было и может быть беспредметной услугой-наградой, ет ни одного акта, который по своему материальному содержанию не и почемУ"либ° быть услугой-наградой.

Из сказанного видно, что исчерпать все конкретное многообразие моГоДМеТНЫХа Равно и предметных актов услуги-награды невоз-

Ни }^’ОтРЩательно-пассивные услуги-награды (abstinere — воздержа- либо ЭТу категоРию услуг-наград входят акты воздержания от какого- СТед ПосгУпка, который можно было бы безнаказанно совершить. Про­нин 0,Им примером этой категории является, например, факт воздержа- г Рыскания долгов с моего должника. В этом случае я воздержива-

РекомснГЙ же ,1сатег°рии услуг-наград должны быть отнесены и многие акты, чУцшй) ^емые "заповедями блаженства". Акты милосердия, печалования (пла- По смыс-.у ^°тости, алкания и жаждания правды, акты чистоты сердца — все это КТеРа. СВОсмУ беспредметные услуги-награды положительно-активного хара-
юсь от поступка, который мог бы безнаказанно сделать. Дальнейшим примерами являются: воздержание от брака, от безгрешных мирс^ удовольствий, воздержание от обладания и употребления тех или иныХ "благ", обладания и употребления вполне законного и безгрешного, эти последние факты составляют факты услуги-награды с точки зре^ христианства. Все акты "непротивления злу" в нравственной систем4 Толстого — почти целиком относятся к этой категории… е

И здесь, как и в области положительно-активных наград, можно различать предметные акты услуги-награды от беспредметных.

В категорию первых входит не совершение таких актов,смыслсовершения которых заключался бы не в самом факте совершения а в отнятии (вполне допустимом) посредством этих актов откого-нибудь тех или иных "благих" предметов. Возьмем для примера факт взыскания долга с кого-нибудь.

Здесь центр услуги заключается не в самом отказе от тех поступков, которые необходимы для взыскания, а в том, что благодаря несовершению ряда этих поступков в обладании должника остается тот или иной желательный для него предмет(земляденьги, дом и т. д.).

Если же теперь возьмем такие акты, как вполне "законное" оскорбле­ние, или ошельмование, или убийство, или истязание кого-нибудь, то здесь уже самый отказ совершить те или иные действия будет составлять услугу-награду. Например, отказ сдирать кожу с кого-нибудь, или уби­вать кого-нибудь, или обесчестить кого-нибудь и т. д.

Отрицательно-пассивные услуги первого рода будут предметными актами услуг-наград, отрицательно-пассивные услуги второго рода — беспредметными…

Если теперь мы спросим себя, в каких конкретных формах прояв­лялись предметные услуги данного вида, то опять-таки принуждены будем ответить: в бесконечно разнообразных.

На протяжении истории человечества мы встречаем отказ тех или иных лиц от самых различных предметов: отказ от людей — сына, отца, жены, дочери и т. д., когда эти люди могли бы поступить в полное распоряжение кого-нибудь. Оставляя эти "предметы" в руках отца, родных, мужа и т. д., услужник тем самым не совершал (воздер­живался) ряд действий и этим самым оказывал существенную услугу тем или иным дестинаторам. Примером может служить, например, отказ Иеговы от Исаака. Его требование к Аврааму — принести в жертву сына — с точки зрения Авраама не являлось преступлением, и он готов был повиноваться этому требованию. Но Иегова отказался от этого требования, оставил Исаака Аврааму и тем самым совершил ему услугу. Другими примерами могут служить ряд фактов из истории войн. Победитель, взяв, например, город, имел право отнять сына у отца, жену от мужа и т. д.; но раз он не делал этого — тем самым совершал предметную услугу данного вида тем, у кого он не отнимал этих людей.

Наряду с людьми в качестве предметов отказа фигурировали и фй" гурируют самые различные ценности: земля, скот, пища, деньги, дома, предметы украшений, целые области, города, села, деревни и т. д.

Точно так же бесконечно разнообразны и беспредметные отридат^ льно-пассивные услуги-награды. Воздержание от самых различных ак- тов (не противоречащих шаблонам) выступает в истории в качеств^ услуг данного вида: отказ от убийства кого-нибудь, когда это убиис7® допустимо, отказ от истязания кого-нибудь (например, отпытани*огнем, водой, железом и пр.), когда это истязание не составляет престУ11

отказ от изнасилования женщины или девушки, когда оно не леН ,1тся преступным, от посрамления, оскорбления, оплевания и т. д. счита ^ факты воздержания от тех или иных актов составляют уже

— ^v-награду по отношению к этим жертвам или другим лицам.

\ Активно-терпеливые услуги-награды (pati). Под данным видом -наград я понимаю акты терпения кем-нибудь тех или иных поступ- ^ которые безнаказанно можно было бы не терпеть. Большинство коВоведей Христа, например заповедь о подставлении другой щеки 3 MV кт0 ударит по одной, причисляют к данному виду. Т° С нашей точки зрения эти заповеди, как и заповедь "блажени есте, гда поносят вас и изженут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще Мене Сялц", целиком относятся к данной категории, при том, конечно, про­стом условии, что эти заповеди рассматриваются не как обязательные должные нормы, на исполнение которых кто-нибудь имеет право претен­довать, а как добровольные услуги-награды. А что так эти заповеди можно понимать — это следует из того, что здесь не дана карательная мотивация, а только наградная. "Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесах". И действительно, как эти, так и аналогичные акты терпения многими переживаются именно как нечто добровольное, как услуга. Там же, где смотрят на выполнение их как на обязанность и приписывают кому-нибудь соответственные права на подобные акты,

— там, конечно, в категорию услуг-наград эти акты не входят.

Основное различие данной категории от предыдущей заключается

в том, что в предыдущей категории центром действия является сам субъект услуги, ему нужно воздерживаться от тех или иных действий, он не должен подвергать тем или иным воздействиям других лиц. Здесь же действие исходит от других лиц, здесь субъекта услуги подвергают тем или иным воздействиям, которые он должен терпеть, если хочет совер­шить услугу-награду…

Конкретных примеров данного вида услуг-наград опять-таки вели­кое множество. И здесь можно различать предметный вид от беспред­метного. Терпение, например, ряда действий, отнимающих у кого-ни- будь то или иное "благо": жену, детей, родных, деньги, дом, землю, скот, имущество и т. д., можно причислить к предметному типу, тогда как терпение, например, издевательства, оскорбления, насилия, истяза­ния, заключения в тюрьме и т. д. и т. д. может служить примером беспредметного типа активно-терпеливых услуг-наград1.

Из сказанного видно, что в конце концов всякий акт услуги-награды сводится или к одному из этих трех основных типов, или к их ком­бинации. Все известные виды наград: выражение монаршей милости, благодарности и похвалы, раздачи титулов, венков, золотых цепей, орденов, передача одежды или пищи со своего стола, возведение в вы- шии чин, передача поместий, освобождение от тех или иных обязан­ностей, триумфы, передача в полную власть целых областей и городов кормление и т. д. вплоть до награды: "проси, чего хочешь" — все эти н ы «ходят в указанную классификацию услуг-наград. Даже такие Нагп^ДЫКаКпамять потомства", "популярность", "слава" и т. д., ная ДЫ‘ ^аДИ котоРых масса людей пожертвовала своей жизнью, начи- УМип ДИкаРя‘ подвергающего опасности свою жизнь, с воинов, храбро Рата аВШИХ В битвах, с рыцарей, сражавшихся на турнирах, с Герост- ^^^жигающего великолепный храм, и кончая баррикадами, актами

Ливых^уН°ЖеСТВ0 пРимеР0В как пассивно-отрицательных, так и активно-терпе- v»e reli Л; Уг~наград дано Дюркгеймом в его книге: "Les formes elementaire de la rellgieuse . П. 427—464.

самопожертвования, замуровыванием себя в четырех стенах кабинет и т. д., — все эти виды наград в конечном счете могут быть разложень на приведенные типы услужно-наградных актов. Из сказанного же видна’ та огромная распространенность и та огромная роль, которуюиграют услужно-наградные отношения в социальной жизни.

Все сказанное, естественно, применимо и к преступно-карательным актам.