Гносеологические факторы

Онтологические факторы

В настоящее время определилась общественная потребность в изучении не отдельных составляющих общественной жизни, а всей совокупности процессов социального воспроизводства, особенно в региональном проявлении. Именно в этом лежат истоки социологизации (гуманизации) всей географии, формирование социальной географии как самостоятельной науки. Самостоятельность социальной географии проявляется не только в эффективности научных исследований, но и в определенности объекта или предмета изучения, концептуального и методического «арсенала» территориальных изысканий.

Современное общество характеризуется усилением интеграционных процессов, охватывающих все сферы жизнедеятельности людей. В структуре этих сфер наиболее приоритетными стали выступать социальные и экологические блоки (составляющие). Возрастание роли социальной составляющей в воспроизводственных процессах страны и ее регионов разного таксономического ранга способствует достижению более тесной взаимосвязи экономического и …
социального развития. Оно также предопределяет необходимость углубленного изучения социальной сферы жизни общества, в том числе и с географических позиций.

Необходимо отметить, что процесс социологизации (гуманизации) протекает в сложных условиях, так как до недавнего времени господствовал технократический подход в решении всех вопросов жизнедеятельности населения. Было общепризнанным и вполне правомерным восприятие многих народнохозяйственных и производственно-технических проблем как технико-экономических. В результате такого подхода сложная система управления обществом была подменена более простой системой управления экономикой, структура регулирования территориальной организации общества — структурой размещения производительных сил.

Гносеологические факторы

Процесс социологизации для географии не был чем-то неожиданным. Он уже давно обозначался в географической науке и имеет солидную методологическую основу. Социальные моменты, охватывающие все, что связано с человеком, условиями его труда, быта и отдыха, рассматривались с момента зарождения географической науки в России. Достаточно вспомнить научную деятельность русских географов, естествоиспытателей, путешественников, как станет ясным исторический ход социологизации географии в целом и экономической географии в частности. Социальные моменты в иследовательской деятельности наиболее четко прослеживались у И.К.Кирилова, В.Н.Татищева, М.В.Ломоносова, П.И.Рычкова, К.Ф.Германа, К.И.Арсеньева, Н.П.Огарева, П.И.Кёппена, Л.И.Мечникова, А.И.Воейкова и др.

Целый этап активной социологизации географии связан с деятельностью крупного русского географа П.П.Семенова-Тян-Шанского, написавшего такие работы, как «Населенность Европейской России в зависимости от причин, обусловливающих распределение населения империи» (СПб., 1871), «Статистика поземельной собственности и населенных мест Европейской России» (СПб., 1880), «Мураевенская волость» (СПб., 1880) и др. В этих работах подробно рассматривались региональные особенности социальных процессов на разных территориальных уровнях (вплоть до отдельных поселений и дворов) после реформы 1861 года. Подготовленный под руководством П.П.Семенова-Тян-Шанского непревзойденный до сих пор труд «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» представляет собой образец глубоко научного и чрезвычайно информативного географического описания условий и образа жизни населения России.

Большой вклад в подготовку этого многотомного описания был сделан В.П.Семеновым-Тян-Шанским. Кроме того, он написал одну из первых в России книг по географии населения – «Город и деревня в Европейской России» (СПб., 1910), где был дан комплексный анализ расселения во взаимосвязи с окружающей средой.

Важность социальных аспектов в развитии и территориальной организации хозяйства, неразрывность экономического и социального анализа доказывал и один из основоположников современной отечественной экономической географии Н.Н.Баранский. Еще в 1930-е годы он неоднократно употреблял термин «социогеография». Именно ему принадлежит тревожное предупреждение «Человека забыли!». При этом необходимо отметить, что его деятельность осуществлялась в то время, когда чисто экономические задачи были доминирующими в хозяйственной политике страны.

О целесообразности формирования такой научной дисциплины, как социально-культурная география, неоднократно говорил Р.М.Кабо. Однако «приоритетность» проблем территориальной организации производительных сил и важность анализа населения прежде всего как главной производительной силы отодвигали социально-географическую тематику на второй план.

Изучение процесса становления современной социальной географии должно опираться на основные этапы развития этой научной дисциплины, отражая особенности каждого из них. При этом нужно иметь в виду, что социальная география формировалась изначально как междисциплинарное научное направление прикладного характера.

В развитии современной отечественной социальной географии условно можно выделить три этапа (по А.А.Анохину).

Первый этап охватывает предвоенное время и завершается в 1950-е годы. Определенное внимание к социальным аспектам жизнедеятельности человека было заложено в антропогеографии. Особенно интенсивно в этом направлении работали А.А.Крубер, Л.Д.Синицкий и др. Отдельные социальные явления и процессы рассматривались в экономико-географических, этногеографических и краеведческих работах. В основном это работы Н.Н.Баранского, Р.М.Кабо, О.А.Константинова, В.В.Покшишевского, С.А.Ковалева и др.

Необходимость изучения условий жизни, культурных и бытовых особенностей населения осознавалась с момента становления отечественной географической науки. Потребность раскрытия территориальных различий в жизни населения послужила базисом формирования географии населения. Ее развитие шло в направлении создания географии городов и в дальнейшем накопления совокупности знаний, характеризующих системы расселения и территориальные аспекты движения населения.

Формирование географии населения послужило импульсом организации социальной географии. Последняя во многом заимствовала теоретические концепции географии населения, ее методический инструментарий, опыт демографического анализа. Таким образом, углубленное изучение географии городов, географии сельского населения, миграционных процессов привело к исследованию социально-культурных аспектов жизнедеятельности населения, социальной сферы общества.

Исследование территориальных различий социального развития отдельных общественных групп и всего общества стало предметом анализа не только социальной географии, но и других научных дисциплин, и, в частности, социологии. Следует подчеркнуть, что социологические исследования в этом направлении проводились уже в 1920-е годы, но с узким территориальным охватом. Этот недостаток характерен и для современной социологии. Отсюда вытекает полная очевидность и потребность более тесной интеграции социологии и социальной географии.

Второй этап охватывает 1950-70-е годы. Он примечателен быстрым развитием географии населения, усилением процессов «социологизации» географической науки, институализацией (официальным утверждением) социальной географии.

В этот период формируются специфические социально-географические научные школы с индивидуальными подходами, методами, концепциями. Среди многочисленных школ выделяются Ленинградская, ныне – Петербургская (А.А.Долинин, Н.Т.Агафонов, А.А.Анохин, А.Н.Голубев, Г.М.Федоров и др.), Эстонская (С.Я.Ныммик, Т.В.Райтвийр и др.), Московская (С.А.Ковалев, А.И.Алексеев, А.А.Ткаченко, А.Д.Акименко и др.). Были изданы обобщающие методологические исследования (С.Б.Лавров, Б.С.Хорев, Ю.Г.Саушкин и др.).

В географической литературе все чаще стали появляться социологические понятия и методы. Большое внимание стало уделяться изучению демографических процессов, не снижая интереса к исследованиям поселенческой сети страны и регионов.

Вгеографии населения более четко оформились два крупных направления исследований.

Первое направление включало анализ динамики численности и плотности населения в территориальном разрезе; характеристику порайонных особенностей воспроизводства населения, включающую определение типа и различий в уровнях рождаемости, смертности и естественного прироста; изучение миграционных потоков разного территориального охвата.

Второе направление рассматривало проблемы изучения и развития городов и сельских поселений, формирования систем расселения. При этом значительно расширился круг изучаемых вопросов и все чаще стали затрагиваться аспекты функционирования сферы обслуживания населения.

В 1970-е годы возникло новое направление – география сферы обслуживания. Теоретические основы географии обслуживания населения были заложены в трудах С.А.Ковалева, В.В.Покшишевского, М.А.Абрамова и др.

Изучение территориальных особенностей обслуживания населения логично привело к необходимости познания условий, уровня и образа жизни человека. Формирование географии сферы обслуживания стимулировало развитие социальной географии, географии потребления, рекреационной и медицинской географии. Таким образом, в этот период были заложены основы организации целой системы научных направлений общественной географии.

Официальной датой «рождения» социальной географии принято считать решение Государственного Комитета по науке и технике (1976 г.) о переименовании экономической географии в экономическую и социальную географию. Прежнее название в известной мере уже ограничивало область научных изысканий, тормозило активное проведение социально-географических работ. По-существу же социальная география сформировалась значительно раньше, о чем свидетельствует географический анализ различных аспектов общественной жизни.

Третий этап начинается в 1980-е годы и продолжается до сих пор. На этом этапе более четко определяется объектно-предметная сущность научной дисциплины, углубляется содержание социально-географических исследований.

Эволюцию социальной географии можно проследить по двум изданиям (1977 и 1983 гг.) понятийно-терминологического словаря, созданного Э.Б.Алаевым. В первом словаре (1977 г.) этот термин отсутствует, хотя автор и говорит о социальных процессах, изучаемых другими науками, но имеющих «довольно четкий пространственный аспект – настолько четкий, что применение географических методов при его изучении обязательно». В переработанном словаре (1983 г.) социальная география определяется как «направление социально-экономической географии, изучающее пространственные процессы и формы организации жизни людей и общественного производства прежде всего с точки зрения человека – условий его труда, быта, отдыха, развития личности и воспроизводства жизни».

Оформление социальной географии не всеми учеными было воспринято однозначно. Так, Ю.Г.Саушкин полагал, что социальная география – это есть «пятое измерение» всех отраслей и направлений экономической географии, которое необходимо для их современного и перспективного анализа, синтеза, прогноза, управления. С.Я.Ныммик считала, что развитие социальной географии означает переход от изучения отдельных отраслей непроизводственной сферы к изучению образа потребления всего комплекса созданных обществом условий и средств жизни в их географических различиях.

Следует подчеркнуть, что первоначально социально-географические исследования проводились в рамках географии населения. Кстати, последняя и сейчас включает в себя некоторые социальные аспекты жизни населения с их причинами и следствиями (например, миграционные процессы, занятость населения, демографическое поведение людей и др.), являясь важнейшей отраслью социальной географии.

В последнее 20 лет в связи с общим кризисом нашего общества наблюдалось резкое уменьшение масштабов социально-географических исследований, однако в связи с постепенным выходом из кризиса к началу 2000-х годов, а также учитывая перенос центра тяжести в разработке и осуществлении социальной политики в регионы, можно ожидать значительного увеличения интереса к социальной географии. Начинается новый, четвертый этап развития социальной географии, особенностью которого будет интенсификация прикладных социально-географических исследований прежде всего по заказам региональных и местных администраций.