Бытие и небытие как фундаментальные категории онтологии.

Онтология и ее предмет.

Онтология как философское учение о бытии.

Философские концепции бытия

Любой из нас наверняка задумывался о том, почему существует мир, как он устроен и каким законам подчиняется, зачем в нем существует человек, каким был бы мир без меня и будет после меня. Все эти (и подобные им) вопросы составляют содержание фундаментальной проблемы философии – проблемы существования. Ее анализом и решением издавна занимается особый раздел философского знания – онтология (от греческого «он» — сущее и «логос» — учение), т. е. учение о бытии всего сущего, о его сущности и всеобщих принципах организации. Сам термин «онтология» довольно позднего происхождения: он был предложен в …
1613 году немецким философом Р. Гоклениусом, а всерьез его ввел в философию в первой половине XVIII века Х. Вольф, который трактовал онтологию как науку о бытии как таковом и считал ее «первой философией».

Онтологический анализ мира проводится с помощью довольно обширной системы философских категорий, но центральными из них выступают понятия бытия и небытия.

Мир, в котором живет человек, существует реально, он есть, он как бы предзадан человеку. И я не могу выбирать этот мир, а должен так или иначе существовать, быть в нем. Поэтому понятие бытия и фиксирует все то, что есть, что существует независимо от того, каково это существующее (или сущее) по своей природе: материальное или духовное, действительное или возможное, необходимое или случайное. Говоря же более строго, категория бытия обозначает в философии не каждое конкретное сущее и даже не все их сумму, а их всеобщие свойства (атрибут) – быть в наличии, присутствовать, существовать. Таким образом, философская категория «бытие» отражает «существование как таковое» безотносительно к его конкретному носителю.

Критерий существования серьезно обсуждается и в современной науке (проблемы реальных и виртуальный частиц в физике), экологической культуре – так, согласно «принципу Ноя», все творения природы должны сохраняться уже потому, что они существуют; на Западе широко распространена идея «права на бытие» всех живых существ (в том числе и вирусов, опасных для человека).

Вместе с тем человек осознал когда-то, что в окружающем мире наряду с фактом присутствия вещей и явлений есть и «эффект отсутствия»: в реальной действительности нет в готовом виде многих предметов, которые ему хотелось бы иметь, а уже существующие вещи (да и сами люди) рано или поздно погибают, уходят «в никуда». Так постепенно в человеческой культуре возникает мысль о небытии, которая позже оформляется в соответствующее философское понятие. Категория небытия обозначает свойство вещей и явлений не существовать, отсутствовать, быть нереальными. Это свойство, во-первых, присуще в потенции каждому конкретному сущему, поскольку оно не вечно; во-вторых, оно характерно для тех явлений, которые никогда не станут предметной действительностью – например, вечного двигателя или бесчисленного множества других явлений.

Эта категориальная пара («бытие – небытие») отражает в самом общем виде «онтологическую судьбу» каждого конкретного сущего, всех индивидуальных вещей и явлений: любые из них сначала отсутствуют в реальности, как бы таясь в небытии, затем оно «приходит» в действительность (в результате действия природных или человеческих сил), существует в ней в течение определенного времени и, наконец, снова уходит в небытие: «все возникает на время, а погибает навечно» (А. Н. Чанышев).

Даже существуя, любое явление несет на себе печать небытия, оно отягощено им и, следовательно, представляет собой неразрывное единство бытия и небытия.

Однако в философии нередко используются и представления об абсолютных бытии и небытии. Понятно, что абсолютное бытие должно наделяться свойствами вечности, безусловности, стабильности. В роли подобного бытия выступают обычно такие феномены, как Бог (религиозная философия), Абсолютная идея (гегелевская школа), материя, (своеобразный «Бог материализма»). Такое бытие принципиально ненаблюдаемо, оно трансцендентно (т. е. находится «по ту сторону» человеческого опыта) и может быть постигнуто лишь Откровением или рациональным умом. Именно оно лежит в основе всякого конкретного сущего и, является его творцом.

Несколько сложнее обстоит дело с категорией абсолютного небытия, которое чаще всего приравнивается к «Ничто» — полному отсутствию чего бы то ни было.

«Что есть Ничто? Ничто есть то-то и то-то». Иными словами, мы предполагаем, что Ничто «есть» нечто сущее, хотя как раз от сущего оно абсолютно отлично. Выход из этого логического тупика видится обычно в допущении, что Ничто все-таки есть, но именно лишь как Ничто.

По Хайдеггеру «Ничто есть отрицание всей совокупности сущего, оно – абсолютно не-сущее», чтобы как то ввести это необычное понятие в рамки традиционной логики, привычной для человека.

загрузка…

Человеку, живущему в мире конкретных вещей и явлений, очень трудно представить себе абсолютное небытие, ибо он никогда не имеет с ним практических дел и, по существу, не знает его, например, «о Ничто наука ничего знать не хочет» (М. Хайдеггер). Правда, в культуре иногда даже делаются попытки выразить Ничто в форме художественного образа: таким, например, считают знаменитый «Черный квадрат» К. Малевича, где черное звучит «как некое ничто без возможностей, как мертвое ничто, как вечное молчание без будущего и надежды…».

Вместе с тем человек все-таки знает о Ничто: оно как бы приоткрывается в том чувстве ужаса, которое охватывает нас, когда мы осознаем неизбежность своего ухода в небытие. Мы склонны отождествлять этот будущий акт с исчезновением всего мира, его превращением в ничто. И в какой-то мере мы при этом правы: наш жизненный мир, действительно, исчезает абсолютно. Одновременно такое частичное постижение Ничто помогает человеку раскрыть специфику и значимость для человеческой жизни всего сущего, реального мира.

В философии Древнего Востока небытию часто придавалась особая роль первичного источника всякого бытия. По мнению древнекитайского философа Лао Цзы, именно небытие есть «мать всех вещей» в «его туманности и неопределенности скрыты вещи… и тончайшие частицы, которые обладают высшей действительностью и достоверностью».

Серьезное внимание отводится этим категориям в философии экзистенциализма, анализирующей специфику человеческого существования. Большое значение данных понятий для становления и развития форм художественной культуры – особенно для литературы, где трагическая проблема небытия личности традиционно является предметом глубоких размышлений: «Быть или не быть?» или же строки Иосифа Бродского «Век скоро кончится, но раньше кончусь я. Это, боюсь, не вопрос чутья. Скорее – влияние небытия на бытие: охотника, так сказать, на дичь…»